Обжалование как форма адвокатского реагирования на нарушение законности при производстве по уголовному делу

 

Уголовно-процессуальный кодекс РФ возвел конституционное право на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц в ранг уголовно-процессуального принципа (ст. 19 УПК РФ). В соответствии со ст. 19, 123 УПК РФ все действия (бездействие) и решения суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя могут быть обжалованы в порядке, установленном УПК РФ, участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

В УПК РФ обжалование действий (бездействия) и решений должностных лиц и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, происходит в порядке главы 16 "Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство", где предусматривается возможность и порядок обжалования прокурору, руководителю следственного органа (ст. 124 УПК РФ) и в суд (ст. 125 УПК РФ).

 

Обжалование прокурору

 

В соответствии со ст. 37 УПК РФ прокурор осуществляет надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. Представляется, что рассмотрение жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, является одним из направлений надзорной деятельности прокурора за законностью производства предварительного расследования.

Следует отметить, что в соответствии с изменениями, внесенными в УПК РФ Федеральным законом от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ, вступившим в силу 7 сентября 2007 г., процессуальный статус прокурора был существенным образом изменен. До 7 сентября 2007 г. прокурор был уполномочен не только требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства (как это имеет место быть и на сегодняшний момент), но и имел реальные рычаги воздействия на должностных лиц, осуществляющих расследование по уголовному делу в случае выявления нарушения ими закона. В прежних редакциях ст. 34 и 124 УПК РФ прокурор обладал следующими полномочиями при рассмотрении жалоб на действия (бездействие) и решения следователей:

отмена незаконного и необоснованного постановления следователя, дознавателя, нижестоящего прокурора;

признание незаконными и необоснованными действий (бездействия) следователя;

дача следователю обязательных для него письменных указаний;

прекращение производства по уголовному делу

отстранение дознавателя и следователя от дальнейшего производства расследования, если ими допущено нарушение требований УПК РФ.

Действующая редакция ст. 34 и 124 УПК РФ не предусматривает кардинальное вмешательство прокурора в деятельность следователя при принятии решения по жалобе адвоката на нарушение законности при производстве по уголовному делу. Формулировка ст. 124 УПК РФ не дает реального представления о полномочиях прокурора, которыми он обладает при рассмотрении жалоб.

Для разрешения возникающих вопросов Генеральный прокурор РФ издал два приказа: от 6 сентября 2007 г. N 136 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия" и N 137 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания".

Первый приказ призван сориентировать работников прокуратуры относительно круга их надзорных полномочий в свете произошедших изменений. Всем прокурорским работникам предписывается в полной мере использовать свои полномочия для эффективного надзора за законностью деятельности следственных органов и защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства (п. 1.1).

Прокурорам предписано тщательно проверять изложенные в жалобах на действия (бездействие) и решения следователя, руководителя следственного органа доводы заявителя. В связи с этим они наделены правом истребовать от названных лиц уголовные дела для проверки (п. 1.14). Последнее полномочие представляется весьма важным, поскольку установить наличие реального нарушения, допущенного при осуществлении расследования, без непосредственного изучения материалов уголовного дела невозможно.

Соответствующие изменения в этой части были внесены и в УПК РФ Федеральным законом от 2 декабря 2008 г. N 226-ФЗ. В соответствии с ч. 2.1 ст. 37 УПК РФ по мотивированному письменному запросу прокурора ему предоставляется возможность ознакомиться с материалами находящегося в производстве уголовного дела.

Вместе с тем надо признать, что УПК РФ не определяет, кому адресуется данный запрос, не предусмотрены и сроки его рассмотрения. В то же время сроки на рассмотрение жалобы защиты прокурором, предусмотренные ст. 124 УПК РФ, не изменились: трое суток с момента поступления жалобы с возможностью продления до 10 суток. Очевидно, что возникшая разрозненность прокуратуры и следствия не позволит соблюсти данные сроки при наличии необходимости истребования уголовного дела.

Проверке подлежат все доводы заявителя, а не выборочно, строго запрещается направлять жалобы на имя прокурора для рассмотрения в следственный орган, чьи действия (бездействие) и решения обжалуются.

Дублируя формулировку ст. 124 УПК РФ о том, что по результатам рассмотрения жалобы выносится постановление о полном или частичном ее удовлетворении или об отказе в таковом, п. 1.14 приказа предусматривает направление в первом случае ее копии с требованием об устранении нарушений федерального законодательства руководителю следственного органа. Если в жалобе наряду с другими доводами содержатся ходатайства о производстве следственных действий, то прокурор в своем постановлении о разрешении жалобы должен указать свое мнение об их обоснованности.

Одновременно при уведомлении заявителя о принятом решении прокурор разъясняет ему право обратиться с данным ходатайством к следователю или руководителю следственного органа. Такое положение представляется весьма благоприятным.

Однако данное мнение прокурора, как и постановление в целом, отнюдь не обязательны для следователя. Дальнейшее движение их ведомственными прокурорским актами не предусмотрено, в связи с чем обратимся к внутренним актам соответствующих следственных структур.

7 сентября 2007 г. Следственным комитетом при прокуратуре РФ был издан приказ N 5 "О мерах по организации процессуального контроля".

Согласно п. 19 данного приказа при поступлении требования прокурора об устранении нарушений руководителю следственного отдела он обязан его рассмотреть. Для этого следователю, чьи действия (бездействие) или решение обжаловались, предлагается подготовить предложения о его исполнении либо мотивированные возражения.

По представлении следователем таких документов руководитель следственного органа рассматривает их вместе с материалами уголовного дела, дает письменные указания подчиненному следователю об исполнении требования прокурора (по результатам исполнения прокурору направляется соответствующее уведомление) либо информирует последнего о несогласии с его требованием.

Во втором случае прокурор может обратиться с данными требованиями к руководителю вышестоящего следственного органа, а в случае его несогласия с этими требованиями - председателю следственного комитета при прокуратуре РФ, в случае же несогласия последнего - к Генеральному прокурору РФ, решение которого является окончательным.

Таким образом, можно сделать вывод: обжаловать в прокуратуру проведенные следственные и процессуальные действия, а также принятые решения зачастую нецелесообразно, поскольку даже при нарушении процессуального порядка прокурор не сможет надлежащим образом воздействовать на органы следствия.

Указанные изменения не затронули дознание по уголовному делу. Надзорные функции прокуратуры в данном секторе были сохранены в полном объеме. В соответствии со ст. 37 и 124 УПК РФ прокурор:

рассматривает жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя;

отменяет незаконные и необоснованные постановления дознавателя;

дает обязательные письменные указания дознавателю по вопросам доказывания.

В связи с этим направление жалоб прокурору по вопросам расследования, осуществляемого органом дознания по уголовному делу, по сравнению со следствием представляется более действенным. К тому же органы прокуратуры никогда не имели собственного дознания, вследствие чего защитнику не стоит опасаться особой лояльности прокуратуры по отношению к нему.

Отсутствие возможности у надзирающей прокуратуры осуществлять действенный надзор за проводимым следователем расследованием призвано компенсировать введение процессуального контроля со стороны руководителя следственного органа.

 

Дата: 2018-11-18, просмотров: 33.