Стоглавый собор в судьбе русской православной церкви

Стоглавый собор в судьбе русской православной церкви

КУРСОВАЯ РАБОТА

студентки ФИМО

группы ИЗ-061

Агеевой Екатерины Валерьевны

Научный руководитель:

кандидат исторических наук, доцент

Страхова Наталья Петровна

 

 

Волгоград, 2008

 

Оглавление

 

Введение……………………………………………………………………….…....3

Глава 1. Основные предпосылки созыва и задачи Стоглавого собора

 1.1. Предпосылки созыва Стоглавого собора…………………………….……...7

 1.2. Основные задачи Стоглавого собора……………………………………......9

Глава 2. Значение и роль Стоглавого собора в судьбе русской православной церкви

 2.1. Роль Стоглавого собора в церковном искусстве………………………….16

 2.2. Историческое значение Стоглавого собора в судьбе церкви…………….27

Заключение……………………………………………………………………….30

Источники и литература…………………………………………………………33

 

 

Введение

 

Стоглавый собор один из наиболее примечательных церковных соборов средневековой Руси, получивший свое имя от Стоглава, сборника его решений. Состоялся в феврале – мае 1551 в Москве по воле Ивана Грозного, стремившегося к укреплению централизованной власти и крайне озабоченного состоянием церковных дел. Название «Стоглав» утвердилось за этим сборником лишь с конца XVI века. В самом же тексте упоминаются и иные наименования: или соборное уложение, или царское святительское уложение. В нем участвовали в основном духовные иерархи во главе с митрополитом Макарием, но отчасти и боярская дума. Деяния собора (перечисленные в итоговом сборнике из 100 глав – отсюда его название) состояли из вопросов царя, подробных ответов на них, а также соответствующих постановлений.

Царские вопросы, направленные к тому, чтобы искоренить ереси и народные суеверия, укрепить благочиние (с помощью исправления погрешностей и разночтений в богослужебных книгах, а также тщательного обоснования и унификации обрядов и уставов), принять меры к развитию религиозного образования, вызывали самое благожелательное внимание со стороны иерархов. Предписания Собора, скрупулезно регламентирующие как проблемы гражданской и духовной юриспруденции, церковную обрядность, правила иконописания, нормы жизни белого и черного духовенства, так, по мере возможности, и народный быт в целом, охватывают огромное число тем – от полемики по поводу вероисповедных догматов с «еретиками» до критики различных житейских обычаев – обычаев, которые отвергались как безнравственные (считалось, что безбородость способствует содомскому греху) или как откровенно-языческие. На основе Стоглава рассылались специальные наказы и поучения, которые в целом, впрочем, не были строго кодифицированы.

Собственно научное изучение Стоглава советскими авторами начинается в дореволюционной историографии под влиянием общего внимания к деятельности Земских соборов на Руси. Это внимание было связано с исторически обострившимся интересом в ХIХ в. к сословно-представительным учреждениям.

Появляются и работы, всецело посвященные Стоглаву. Одними из первых были статьи И.В. Беляева[1]. И.В. Беляев в противовес предшествующим авторам высоко оценивал стиль и язык документа, отмечал одновременно и его простоту, и примеры ораторского мастерства при изложении речей Грозного. Д. Стефанович, труды которого я так же активно использовала при написании курсовой работы, изучал Стоглав уже в 900-х годах. Он упрекал Беляева в некоторой идеализации Стоглава, но все же признавал, что «Стоглав и как литературный, и как законодательный памятник представляет собою редкое и выдающееся явление в истории русского церковного права»[2]. Д. Стефановичем был так же подробно рассмотрен вопрос об источниках Стоглава. Одним из источников постановлений являлась Библия. Но составители не слишком часто обращались к этому авторитетнейшему для церковных деятелей источнику. К источникам Стоглава относят так же Кормчие (сборники апостольских, соборных и епископских правил и посланий) и книги историко-нравоучительного характера.

Из остальных работ второй половины XIX- начала XX вв. следует выделить исследование историка и литературоведа, академика И.Н. Жданова «Материалы для истории Стоглавого собора»[3]. Он собрал более двадцати грамот и наказных списков, в которых упоминается Соборное уложение 1551 года. Исследование стоглава убедило автора, что вопросы, рассмотренные на соборе, касались «не только чисто церковных, но и государственных отношений». Исходя из этого И.Н. Жданов применил по отношению к собору наименование церковно-земского собора. Это определение приняли впоследствии и другие ученые, в частности советские историки Л.В. Черепнин и С.О. Шмидт. В своей монографии «Становление российского самодержавства. Исследования социально-политической истории времени Ивана Грозного» С.О. Шмидт рассматривает только земские решения собора 1551 года. Он отвергает общераспространенные утверждения авторов, что собор принял текст Судебника 1550 года. Он полагал, что на Стоглавом соборе речь шла о приведении уставных грамот о местном самоуправлении в соответствии с Судебником 1550 года[4]. Глава, посвященная Стоглавому собору в монографии Л.В. Черепнина, носит во многом характер обобщения всего того, что было сказано об этом соборе ранее. Автор дает полную историографию вопроса и подробно обосновывает церковно-земский характер Стоглавого собора. Он высказал немало ценных мыслей о структуре Стоглава, дал в ряде случаев текстологический анализ документа, что особенно важно[5].

Таким образом, в дореволюционной России Стоглав исследовали как церковные историки, так и светские. В их работах, однако, внимание уделялось главным образом изучению текста Стоглава с точки зрения богословия, давался скрупулезный юридический анализ норм церковного права, но не учитывались социально-экономические условия периода создания памятника. Советская историография во многом восполнила этот пробел.

А.А. Зимин продолжил исследование Стоглава как памятника русской публицистики XVI века. Автор разбирает политические взгляды участников собора. Он рассматривает Стоглав как одно из звеньев об общей цепи реформ Ивана Грозного. Положение это получило развитие в вышедшей в 1960 году монографии А.А. Зимина «реформы Ивана Грозного». В данной работе автор считает решение собора 1551 года компромиссом между иосифлянским большинством собора и нестяжательным окружением царя, отмечая при этом, что «основная масса решений стоглава проводила в жизнь осифлянскую программу[6]».

Таким образом советские авторы, интерпретировавшие содержание Стоглава и использовавшие его в своих исследованиях, как правило, рассматривали этот памятник в тесной связи с социально-экономической и политической обстановкой в России середины XVI в., с внутриклассовой и классовой борьбой того времени, как органическую часть реформ правительства Ивана Грозного. Они обращали при этом главное внимание на отражение в нем тенденций социально-политической и идейной борьбы того времени.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Раскрытие предмета исследования курсовой работы, достижение ее цели и поставленных задач основывается на применении диалектического метода, принципа историзма, неразрывно связанного с диалектическим методом познания. Общенаучный метод также был использован и включает в себя анализ, синтез, комплексный и другие подходы.

Цель данной курсовой работы — осмысление роли Стоглава в судьбе русской православной церкви, а также в культурно–историческом контексте.

Необходимым условием для достижения этой цели явилось решение следующих задач:

1. Рассмотреть предпосылки созыва Стоглавого собора.

2. Выявить основные задачи Стоглавого собора.

3. Определить роль Стоглавого собора в церковном искусстве

4. Проанализировать историческое значение Стоглавого собора в судьбе русской православной церкви.

Структура работы: данная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка источников и литературы.

Заключение

В данной курсовой работе я попыталась выяснить роль Стоглавого собора в судьбе русской православной церкви, а также его место в культурно–историческом контексте. Можно сделать вывод, что Собор 1551 г. действительно достиг своей универсальной цели: он подверг пересмотру все стороны русской церковной жизни, чтобы очистить ее по возможности от всех ее недостатков. Он составил ряд исправительных предписаний относительно - епархиального управления, епархиального суда, жизни высшего и низшего духовенства, монашествующих и мирян. Не все, конечно, постановления собора были удачны, но очень многие были бы подлинно благотворны, если бы действительно проведены были на практике. K сожалению, историки констатируют тот печальный факт, что этого на самом деле не случилось, что застарелые недуги церковной жизни остались в прежнем своем виде. Хотя в предисловии к соборному уложению и сказано, что по зову царя русские епископы охотно и быстро стеклись на этот собор «как небопарные орлы», но, видимо, эта поспешность была чисто внешняя, а подлинного желания исправить русскую церковь, начиная с самих себя, у них не было.

Обнажив разнобой и «бесчинства» в церковных службах, Собор – ни в коей мере не будучи реформаторским, но, напротив, охранительным – тем не менее усилил тягу к религиозному просвещению. Однако Стоглав по большому счету так и остался именно обзором обычаев и рекомендаций, а не сведенным воедино кодексом законов (его сохранившиеся списки, хотя и многочисленные, содержат массу внутренне-структурных разноречий). Ссылки же на его решения (в особенности о каноничности двуперстного крестного знамения и «сугубой», т.е. двойной аллилуйи в соборных молитвах) как на церковные законы впоследствии способствовали расколу. В любом случае его тексты остаются ценнейшим источником сведений о церковной и светской истории русского государства XVI в.

Резкость и некорректность проведения реформ вызвала недовольство среди значительной части духовенства и мирян, что привело к расколу церкви на новооборядцев (принявших реформы Никона) и старообрядцев (не принявших реформы). На Большом Московском церковном соборе 1667 положения Стоглавого собора были признаны написанными «неразсудно, простотою и невежеством»; сама подлинность Стоглава была подвергнута сомнению. До половины XIX века в литературе господствовало мнение о Стоглаве как о не подлинном соборном уложении 1551 года. Митрополит Платон (1829 г.), не сомневаясь в факте созыва Cобора 1551 года, усомнился, однако, в том, что положения Стоглава были утверждены на этом Cоборе. Такая точка зрения объяснялась нежеланием признать подлинными решения официального органа, которые Русская Церковь впоследствии нашла ошибочными, и которыми руководствовались «раскольники». В дальнейшем историками Стоглав рассматривался как уникальный памятник русского права XVI века, дающий представление об образе жизни общества того времени. К началу XX века было известно не менее 100 списков рукописного Стоглава.

В начале работы были поставлены задачи чтобы выполнить определенную цель – определить и осмыслить роль Стоглавого собора в судьбе русской православной церкви. Я считаю, что проведенное мною исследование по данной теме, позволило полностью выполнить задачи курсовой работы. Во-первых, были рассмотрены предпосылки созыва Стоглавого собора, во-вторых, выявлены основные задачи Стоглавого собора. Исследование основывалось на применении диалектического метода, принципа историзма, неразрывно связанного с диалектическим методом познания. Общенаучный метод также был использован и включает в себя анализ, синтез, комплексный и другие подходы. В третьих, была определена роль Стоглава в церковном искусстве и, наконец, я проанализировала историческое значение стоглавого собора в судьбе русской православной церкви, опираясь на труды как церковных, так и светских историков и исследователей.

Стоглав, по моему мнению, является многоплановым памятником права, он регулировал жизнь не только церковных людей, но и мирян. Регулирование брачно-семейных отношений, в частности, целиком осуществлялось церковным правом. В Стоглаве представлены яркие картины из жизни русского народа, его обычаи, уходящие корнями в языческую эпоху. Борьба с волхвами, чародеями, лжепророками отражается только в памятниках церковного права, составляющих значительную часть правовой системы Русского государства. Без Стоглава представление об образе жизни русских людей XVI в. было бы не полным.

 

 Источники и литература

 

Источники

1. Российское законодательство X–XX веков. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М., 1985.

Литература

1. Беляев И.В. Об историческом значении деяний Московского собора 1551 г. -Русская беседа. М., 1858, ч.4. С. 21-30.

2. Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960.

3. Жданов И.Н. Сочинения. Т.1. Спб., 1904.

4. Карташов А.В. Очерки по истории Русской Церкви. М., 1983. Т. 1

5. Скрынников Р.Г. Иван Грозный. М., 1990.

6. Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакция и состав. СПб., 1909.

7. Черепнин Л. В. Земские Соборы русского государства в XVI–XVII вв. М., 1978.

8. Шмидт С. О. Становление российского самодержавства. исследования социально-политической истории времени Ивана Грозного. М., 1973.


[1] Беляев И.В. Об историческом значении деяний Московского собора 1551 г. -Русская беседа. М., 1858, ч.4. С.18.

[2] Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакция и состав. СПб., 1909. С. 16.

[3] Жданов И.Н. Сочинения. Т.1. Спб., 1904. С. 124.

[4] Шмидт С. О. Становление российского самодержавства. Исследования социально-политической истории времени Ивана Грозного. М., 1973. С. 181.

[5] Черепнин Л. В. Земские Соборы русского государства в XVI–XVII вв. М., 1978. С.99.

[6] Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960.С. 103.

 

[7] Шмидт С. О. Становление российского самодержавства. исследования социально-политической истории времени Ивана Грозного. М., 1973. С. 112-113.

[8] Скрынников Р. Г. Иван Грозный. М., 1990. С. 48.

[9] Карташов А.В. Очерки по истории Русской Церкви. М., 1983. Т. 1. С. 210.

[10] Российское законодательство X–XX веков. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М., 1985. С. 258. Далее: РЗ. Т.2.

[11] Черепнин Л. В. Земские Соборы русского государства в XVI–XVII вв. М., 1978. С. 35.

[12] Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакция и состав. СПб., 1909. С. 58-59.

[13] Жданов И.Н. Сочинения. Т.1. Спб., 1904. С. 241-242.

[14] Беляев И.В. Об историческом значении деяний Московского собора 1551 г. -Русская беседа. М., 1858, ч.4. С. 22.

[15] Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакция и состав. СПб., 1909. С. 111-113.

[16] РЗ. Т.2. Глава 45. С.317.

[17] РЗ. Т. 2. Глава 4. С. 275.

[18] РЗ. Т.2. Глава 28. С.290.

[19] Там же. С. 309.

[20] Жданов И.Н. Сочинения. Т.1. Спб., 1904. С. 56-57.

[21] РЗ. Т. 2. Глава 36. С. 299.

[22] Скрынников Р.Г. Иван Грозный. М., 1990. С. 140.

[23] РЗ. Т. 2. Глава 51. С. 326.

[24] Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960. С. 136-138.

[25] Шмидт С. О. Становление российского самодержавства. исследования социально-политической истории времени Ивана Грозного. М., 1973. С.

 

[26] РЗ. Т. 2. С. 303-304.

[27] Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакция и состав. СПб., 1909. С. 255.

 

[28] Карташов А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 1. С. 210-213.

[29] Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакция и состав. СПб., 1909. С. 198-199.

 

[30] Черепнин Л. В. Земские Соборы русского государства в XVI–XVII вв. М., 1978. С. 81.

 

[31] Беляев И.В. Об историческом значении деяний Московского собора 1551 г. -Русская беседа. М., 1858, ч.4. С. 31.

[32] РЗ. Т. 2. Глава 43. С. 314.

[33] РЗ. Т. 2. Глава 41. С. 303.

[34] Карташов А.В. Очерки по истории Русской Церкви. М., 1983. Т. 1. С. 402.

[35] Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакция и состав. СПб., 1909. С. 81.

[36] РЗ. Т. 2. С. 303.

[37] Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакция и состав. СПб., 1909. С. 389-392.

 

 

[38] Жданов И.Н. Сочинения. Т.1. Спб., 1904. С. 173.

[39] РЗ. Т. 2. С. 362.

 

[40] РЗ. Т. 2. Глава 43. С. 314.

[41] РЗ. Т. 2. Глава 27. С. 291.

[42] Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960. С. 224-226.

[43] Шмидт С. О. Становление российского самодержавства. исследования социально-политической истории времени Ивана Грозного. М., 1973. С. 156.

 

[44] Беляев И.В. Об историческом значении деяний Московского собора 1551 г. -Русская беседа. М., 1858, ч.4. С. 26.

[45] Карташов А.В. Очерки по истории Русской Церкви. М., 1983. Т. 1. С. 128.

[46] Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакция и состав. СПб., 1909. С. 408.

[47] Скрынников Р.Г. Иван Грозный. М., 1990. С. 325-326.

[48] Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960. С. 99.

 

[49] РЗ. Т. 2. С. 464.


Стоглавый собор в судьбе русской православной церкви

КУРСОВАЯ РАБОТА

студентки ФИМО

группы ИЗ-061

Агеевой Екатерины Валерьевны

Научный руководитель:

кандидат исторических наук, доцент

Страхова Наталья Петровна

 

 

Волгоград, 2008

 

Оглавление

 

Введение……………………………………………………………………….…....3

Глава 1. Основные предпосылки созыва и задачи Стоглавого собора

 1.1. Предпосылки созыва Стоглавого собора…………………………….……...7

 1.2. Основные задачи Стоглавого собора……………………………………......9

Глава 2. Значение и роль Стоглавого собора в судьбе русской православной церкви

 2.1. Роль Стоглавого собора в церковном искусстве………………………….16

 2.2. Историческое значение Стоглавого собора в судьбе церкви…………….27

Заключение……………………………………………………………………….30

Источники и литература…………………………………………………………33

 

 

Введение

 

Стоглавый собор один из наиболее примечательных церковных соборов средневековой Руси, получивший свое имя от Стоглава, сборника его решений. Состоялся в феврале – мае 1551 в Москве по воле Ивана Грозного, стремившегося к укреплению централизованной власти и крайне озабоченного состоянием церковных дел. Название «Стоглав» утвердилось за этим сборником лишь с конца XVI века. В самом же тексте упоминаются и иные наименования: или соборное уложение, или царское святительское уложение. В нем участвовали в основном духовные иерархи во главе с митрополитом Макарием, но отчасти и боярская дума. Деяния собора (перечисленные в итоговом сборнике из 100 глав – отсюда его название) состояли из вопросов царя, подробных ответов на них, а также соответствующих постановлений.

Царские вопросы, направленные к тому, чтобы искоренить ереси и народные суеверия, укрепить благочиние (с помощью исправления погрешностей и разночтений в богослужебных книгах, а также тщательного обоснования и унификации обрядов и уставов), принять меры к развитию религиозного образования, вызывали самое благожелательное внимание со стороны иерархов. Предписания Собора, скрупулезно регламентирующие как проблемы гражданской и духовной юриспруденции, церковную обрядность, правила иконописания, нормы жизни белого и черного духовенства, так, по мере возможности, и народный быт в целом, охватывают огромное число тем – от полемики по поводу вероисповедных догматов с «еретиками» до критики различных житейских обычаев – обычаев, которые отвергались как безнравственные (считалось, что безбородость способствует содомскому греху) или как откровенно-языческие. На основе Стоглава рассылались специальные наказы и поучения, которые в целом, впрочем, не были строго кодифицированы.

Собственно научное изучение Стоглава советскими авторами начинается в дореволюционной историографии под влиянием общего внимания к деятельности Земских соборов на Руси. Это внимание было связано с исторически обострившимся интересом в ХIХ в. к сословно-представительным учреждениям.

Появляются и работы, всецело посвященные Стоглаву. Одними из первых были статьи И.В. Беляева[1]. И.В. Беляев в противовес предшествующим авторам высоко оценивал стиль и язык документа, отмечал одновременно и его простоту, и примеры ораторского мастерства при изложении речей Грозного. Д. Стефанович, труды которого я так же активно использовала при написании курсовой работы, изучал Стоглав уже в 900-х годах. Он упрекал Беляева в некоторой идеализации Стоглава, но все же признавал, что «Стоглав и как литературный, и как законодательный памятник представляет собою редкое и выдающееся явление в истории русского церковного права»[2]. Д. Стефановичем был так же подробно рассмотрен вопрос об источниках Стоглава. Одним из источников постановлений являлась Библия. Но составители не слишком часто обращались к этому авторитетнейшему для церковных деятелей источнику. К источникам Стоглава относят так же Кормчие (сборники апостольских, соборных и епископских правил и посланий) и книги историко-нравоучительного характера.

Из остальных работ второй половины XIX- начала XX вв. следует выделить исследование историка и литературоведа, академика И.Н. Жданова «Материалы для истории Стоглавого собора»[3]. Он собрал более двадцати грамот и наказных списков, в которых упоминается Соборное уложение 1551 года. Исследование стоглава убедило автора, что вопросы, рассмотренные на соборе, касались «не только чисто церковных, но и государственных отношений». Исходя из этого И.Н. Жданов применил по отношению к собору наименование церковно-земского собора. Это определение приняли впоследствии и другие ученые, в частности советские историки Л.В. Черепнин и С.О. Шмидт. В своей монографии «Становление российского самодержавства. Исследования социально-политической истории времени Ивана Грозного» С.О. Шмидт рассматривает только земские решения собора 1551 года. Он отвергает общераспространенные утверждения авторов, что собор принял текст Судебника 1550 года. Он полагал, что на Стоглавом соборе речь шла о приведении уставных грамот о местном самоуправлении в соответствии с Судебником 1550 года[4]. Глава, посвященная Стоглавому собору в монографии Л.В. Черепнина, носит во многом характер обобщения всего того, что было сказано об этом соборе ранее. Автор дает полную историографию вопроса и подробно обосновывает церковно-земский характер Стоглавого собора. Он высказал немало ценных мыслей о структуре Стоглава, дал в ряде случаев текстологический анализ документа, что особенно важно[5].

Таким образом, в дореволюционной России Стоглав исследовали как церковные историки, так и светские. В их работах, однако, внимание уделялось главным образом изучению текста Стоглава с точки зрения богословия, давался скрупулезный юридический анализ норм церковного права, но не учитывались социально-экономические условия периода создания памятника. Советская историография во многом восполнила этот пробел.

А.А. Зимин продолжил исследование Стоглава как памятника русской публицистики XVI века. Автор разбирает политические взгляды участников собора. Он рассматривает Стоглав как одно из звеньев об общей цепи реформ Ивана Грозного. Положение это получило развитие в вышедшей в 1960 году монографии А.А. Зимина «реформы Ивана Грозного». В данной работе автор считает решение собора 1551 года компромиссом между иосифлянским большинством собора и нестяжательным окружением царя, отмечая при этом, что «основная масса решений стоглава проводила в жизнь осифлянскую программу[6]».

Таким образом советские авторы, интерпретировавшие содержание Стоглава и использовавшие его в своих исследованиях, как правило, рассматривали этот памятник в тесной связи с социально-экономической и политической обстановкой в России середины XVI в., с внутриклассовой и классовой борьбой того времени, как органическую часть реформ правительства Ивана Грозного. Они обращали при этом главное внимание на отражение в нем тенденций социально-политической и идейной борьбы того времени.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Раскрытие предмета исследования курсовой работы, достижение ее цели и поставленных задач основывается на применении диалектического метода, принципа историзма, неразрывно связанного с диалектическим методом познания. Общенаучный метод также был использован и включает в себя анализ, синтез, комплексный и другие подходы.

Цель данной курсовой работы — осмысление роли Стоглава в судьбе русской православной церкви, а также в культурно–историческом контексте.

Необходимым условием для достижения этой цели явилось решение следующих задач:

1. Рассмотреть предпосылки созыва Стоглавого собора.

2. Выявить основные задачи Стоглавого собора.

3. Определить роль Стоглавого собора в церковном искусстве

4. Проанализировать историческое значение Стоглавого собора в судьбе русской православной церкви.

Структура работы: данная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка источников и литературы.

Дата: 2019-12-10, просмотров: 19.