Исторический аспект ответственности за убийство

 

Убийство является одним из наиболее древних преступлений в уголовном законе. Этому преступлению всегда уделялось в теории и истории уголовного права исключительно большое внимание.

Уже договор Олега 1911г. и Игоря 945г. с греками содержат постановление о порядке ответственности за совершенное убийство. Они ограничивали право частной мести. Договор Олега с греками требовал подтверждения судом права мести, принадлежащего родственникам убитого при задержании убийцы на месте преступления. В таком случае родственники потерпевшего имели право убить преступника. В случае бегства преступника его имущество поступало в пользу родственников убитого, за исключением части, следуемой жене убийцы. При несостоятельности убийцы родственники убитого имели право убить преступника после того, как он будет разыскан.

Постановления об ответственности за убийство содержится во всех 3-х редакциях “Русской Правды”. 1 редакция относится к 1 половине 11 в. “Правда Ярослава” не отменила частной мести за убийство, но в случае согласия родственников убитого, возможно было заменить месть уплатой вознаграждения.

Право частной мести отменяет “Правда” 2 половины 11 в., устанавливая за убийство обязательный выкуп: ” После Ярослава собрались сыновья его и отложили убиение за голову и предписали выкупаться деньгами”.

Последняя редакция “Правды” 13 столетия предполагает уплату штрафа князю за убийство, так называемая вира. Но может взыскиваться только за убийство свободного человека. Интересно, что “правда” разграничивает убийство, совершенное в “сваде” - ссоре, на пиру, открыто и убийство в разбое.

Судебники (первый 1497г.) содержали в себе преимущественно положения процессуального права. Тем не менее, в них был ряд постановлений, относящихся к материальному уголовному праву, в частности к убийству. Убийство, совершенное “ведомым лихим человеком” влекло за собой смертную казнь. “Ведомым лихим человеком” по приговору общества мог считаться не только тот, кто уличен был ранее в преступлениях, но и кто подозревался в преступлениях, и при опросе ряда добрых лиц был признан лихим, т.е. преступным человеком.

Квалификационным видом убийства считалось “государственное убийство”, т.е. убийство холопом своего господина и влекло за собой смертную казнь.

Уложение 1649г. царя Алексея Михайловича различает виды убийств: мужеубийство каралось зарытием виновницы в землю; отцеубийство и убийство матерью внебрачного ребенка наказывалось смертной казнью; женоубийство судебная практика рассматривала как привилегированное убийство и наказывалось мягче. Не наказуемым убийством считалось убийство вора или грабителя в своем доме.

Воинский устав 1716г. вводил ряд новых видов квалифицированных и простых убийств. За простое убийство смертная казнь через отсечение головы, за квалифицированный состав полагалось колесование.

К квалифицированным убийствам воинский устав относил: отцеубийство, убийство “дитяти во младенчестве”, отравление, убийство по найму, убийство солдатом офицера, убийство на дуэли и самоубийство.

По воинскому уставу наказывалось не только самоубийство, но и покушение на него. Покушение на самоубийство наказывалось смертной казнью, но если причиной самоубийства было мучение, досада, стыд или беспамятство, то за покушение полагалось “бесчестное изгнание из полка”. При совершении самоубийства наказание обращалось на его труп.

В “Уложении о наказаниях уголовных и исправительных”, действовавшим вплоть до революции 1917г., убийства предусматривались в первой главе 10 раздела “О преступлениях против жизни, здравия, свободы и чести частных лиц”. Уложение о наказаниях выросло на основе той кодификационной работы над русским законодательством, которое началось еще изданием уложения Алексея Михайловича и закончилось изданием в 30-х гг. прошлого столетия свода законов. На основе изменений первой книги 15 тома Сводов законов в 1845г. было издано Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.

Уложение о наказаниях впервые ввело в уголовное законодательство деление убийств на умышленные и предумышленные.

Простое предумышленное убийство - с обдуманным заранее намерением или умыслом.

В качестве квалифицированных назывались: отцеубийство, родственное убийство, убийство начальника по службе, убийство господина или члена его семьи, убийство хозяина или мастерового, у которого убийца находился в услужении или на работе, убийство воспитателя, убийство священнослужителя, убийство беременной женщины, убийство общеопасным способом, через истязания, убийство изменческое или в засаде, убийство из корысти или в соучастии.

 

Объект убийства

Новый Уголовный кодекс определяет убийство как умышленное причинение смерти другому человеку. Законодательное причинение убийства, в сущности, ставит точку в вопросе о том, что следует понимать под убийством, который служил поводом для дискуссий в теории уголовного права. Ткаченко В.И. определял убийство как противоправное деяние, причиняющее смерть другому человеку, Бородин С.В. добавлял к этому определению и виновность деяния.

Юридическая литература содержит ряд различных высказываний о понятии объекта убийства. Одна группа ученых относит жизнь человека к биологическому явлению1, другая - объектов общественных отношений2, третья - и общественные отношения, и их участников3, и общественные отношения и жизнь человека4.

Следует сказать, что жизнь, прежде всего, - явление биологическое. Но она не является объектом убийства, т.к. это не соответствует общепризнанному в науке представлению об объекте любого преступления как общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Личность также не может быть объектом убийства т.к. жизнь человека охраняется еще до того, как он становится личностью. Не может считаться объектом убийства и человек. В условиях существования большого количества правовых норм, предусматривающих охрану человека, его прав и интересов, нет смысла признавать человека объектом лишь некоторых преступлений. В настоящее время в юридической литературе прочно утвердилось мнение об объекте преступления как общественных отношений. Но указания на общественные отношения как объекта конкретного преступного посягательства является недостаточным: “без раскрытия содержания, структуры охраняемых общественных отношений невозможно выявить специфику преступлений, указать признаки, позволяющие разграничить посягательства»5. Элементами структуры общественных отношений являются субъекты отношений, содержание и предмет общественных отношений6. Субъектами общественных отношений могут быть как отдельные индивиды, так и различные социальные общности.

Содержание общественных отношений остается в науке вопросом спорным. Разные авторы высказывают разные мнения по этому поводу.

Предмет общественных отношений определяет специфику и самостоятельность общественных отношений. Следует различать понятие “предмет общественного отношения” и “предмет преступления”. Предметом общественных отношений являются все те социальные ценности, по поводу которых возникают и существуют общественные отношения.1

Определение предмета преступления в разных источниках дается по-разному2. Наиболее понятным мне представляется мнение, согласно которому предметом преступления являются “элементы объекта посягательства, воздействуя на которые преступник нарушает или пытается нарушить общественные отношения”3.

Предметом преступления может быть, таким образом, любой элемент структуры общественного отношения. Различия в преступлениях состоят не в том, что одни имеют предмет посягательства, а другие нет, а в том, в частности, что вред предмету причиняется не всегда. Нарушение общественных отношений предполагает воздействие на один или несколько его элементов. Но это не значит, что ему обязательно должен быть причинен вред. Совершая хищения, преступник обычно не причиняет вреда похищенным вещам. Совершение убийства влечет причинение ущерба и предмету, и объекту посягательства. Непосредственным объектом убийства являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни другого человека. Субъектами данного общественного отношения являются, с одной стороны, государство, а с другой – лица, совершившие преступление. Предметом общественных отношений, составляющих объект убийства, является жизнь человека. Жизнь человека как биологический процесс, как физическое его существование образуют самостоятельную социальную ценность, по поводу которой действуют, определенные общественные отношения.

Нарушение жизни влечет за собой нарушение всех других элементов структуры общественного отношения. Когда жизнь человека рассматривается как элемент общественного отношения, только тогда, вне зависимости от материального положения и физического состояния, она подлежит охране, и поэтому не каждое причинение смерти влечет уголовную ответственность. Не является общественно опасным расстрел приговоренного к смертной казни или причинение смерти в состоянии необходимой обороны. В силу своего социального положения, которое определяется характером общественных отношений, во всех названных случаях люди терпят вред, но не признаются объектом уголовно-правовой охраны.

Жизнь человека представляет собой физиологический процесс, уничтожение которого наиболее значительный результат и признак убийства. Вместе с тем жизнь человека является элементом объекта посягательства - предметом самостоятельного общественного отношения. Поэтому, определение объекта убийства невозможно без указания на те общественные отношения, функцией которых является обеспечение безопасности жизни каждого человека. На основании сказанного, непосредственный объект убийства можно определить как общественные отношения, обеспечивающие жизнь другого человека или коротко - “безопасность жизни”.1

Вопрос об определении начала жизни вызывает большие споры. В литературе нет единого мнения о рациональной границе, которая бы полностью соответствовала физиологическим признакам возникновения жизни и одновременно была бы приемлемой для юридического решения вопроса о том, имелось ли в данном случае убийство живого человека или же умертвление плода (аборт).

Некоторые авторы, в точности, Побегайло Э.Ф., считают начальным моментом жизни начало физиологических родов, указывая на то, что плод достаточно созрел для внутриутробной жизни.

Я склонна согласиться с мнением Шаргородского М.Д., называющим наступление дыхания у младенца как начало самостоятельной жизни. Если умышленное лишение ребенка жизни произошло во время родов, иногда возможно квалифицировать это как убийство, если часть тела ребенка уже вне утробы матери (например, размозжение уже появившейся наружу головки).

Что касается насильственного прекращения биологической деятельности иногда до рождения ребенка, то ответственность в этих случаях может наступать за причинение тяжкого вреда здоровью.

Завершение жизни человека также есть процесс. В медицине различают два основных этапа смерти:

а) клиническая смерть;

б) биологическая смерть.

Клиническая смерть характеризуется прекращением дыхания и сердцебиения. В течение очень короткого промежутка времени, в организме продолжаются процессы обмена. Клиническая смерть длится 5-7 минут, после чего наступает необратимый этап смерти - биологическая смерть.

В коре головного мозга, а затем и в нижележащих слоях мозга наступают необратимые нарушения, после которых восстановление жизненных функций организма невозможно. Биологическая смерть является конечным моментом жизни. Хотя в связи с распространенным в последнее время изъятием органов и тканей человека для трансплантации, некоторые авторы1 предлагают пересмотреть мнение о моменте биологической смерти.

 

Дата: 2019-05-29, просмотров: 16.