Глава 2. Участники политической борьбы
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Характерные черты политического поведения Карла I

Многие историки отмечают то, что Карл I был «прискорбным образом негоден» к монархической власти: несчастливое детство и то, что он был младшим сыном, которого не готовили к управлению, повлияло на его характер, представлявший собой искусственное соединение противоположных элементов: стремление авторитарно вмешиваться в любые детали проводимой политики, и в то же время характерная некомпетентность в ней в широком контексте. Английский историк Э.Хьюджес справедливо отмечает, что «чувство личной опасности сочеталось у Карла I с высокой оценкой королевской власти, и это порождало бесконечную заботу о лояльности, единстве и иерархии... Он бывал груб и не гибок со своими советниками и презрителен по отношению к тем, кто казалось, стремился к смягчению его политики»[23]. Решение ввести в Шотландии единый молитвенник, с чего и началась британская смута, полностью было решением Карла I, и оно естественным образом вытекало из его убеждений о природе власти, о Британии, о церкви. В основе его поступков лежало убеждение, что его власть от Бога, вело к тому, что любая оппозиция рассматривалась им как незаконная, как результат действий эгоистических, коррумпированных популистских группировок. Он пишет при роспуске парламента в 1629 г.: «В своих нововведениях (которых мы больше никогда не допустим) члены палаты, правда претендовали на то, что они действуют в наших интересах, но на самом деле их стремление были направлены к тому, чтобы этими мерами уничтожить всякое уважение к правительству и всем его связям и присвоить себе всестороннюю и доминирующую власть, которая принадлежит только нам, а не им».[24] Убежденность Карла I в том, что королям следует подчиняться без вопросов, привела к пренебрежению повседневными политическими умениями.

Хьюджес уточняет, «политика Карла I не была проявлением беспорядочных импульсов его несчастливой и невезучей натуры, а бала вполне объяснимым выбором между различными путями развития английской политической системы. Так, например, его страх перед публичностью совершенно точно был ответом на реальным социальные и политические изменения. Его политика наносила вред потому, что касалась (самым грубым образом) тех долговременных структурных проблем, которые были порождены или «отложены» в предыдущие царствования»[25].

 

Английский парламент

Чьи интересы выражали члены парламента, ставшего центром оппозиции?

Конечно, из аристократии формировалась палата лордов, а нижняя палата в основном была представлена джентри, нетитулованным средним и мелким дворянством. Наиболее оппозиционно была настроена палата общин: « …распоряжение было встречено с должным повиновением в верхней палата, но когда оно было сообщено спикером палате общин, оно немедленно встретило возражения».[26] И это понятно, действия короля затрагивали, прежде всего, представителей нижней палаты. Джентри в условиях аграрного переворота 16-17 вв. увеличили свою земельную собственность в результате огораживаний и распродажи секуляризованных церковных имуществ, часто сдавали землю в аренду крупным фермерам или сами непосредственно занимались сельским хозяйством и промышленной деятельностью, привлекая наёмных рабочих, вкладывали капиталы в торговые компании. Из среды джентри вышли многие политические деятели - Дж. Гемпден, Дж. Пим, О. Кромвель, а также вождь левеллеров Дж. Лильберн.

Ревизионисты, начиная с 70 – х гг. утверждали, что критика королевской власти, раздававшаяся в парламенте, была простым отражением придворного соперничества. Но многие современные исследователи, в том числе и в отечественной историографии опровергают это. Подробный анализ задач деятельности с момента его возникновения содержится в статье Кондратьева С.В. «Парламент в политико – правовой мысли средневековой Англии»,[27] где, опираясь на работы зарубежных историков, автор отмечает, что парламентарии всегда отстаивали свои права и вольности и показывает роль парламента, ставшего оппозиционным королю, посягнувшему на его права. А в другой статье он характеризует не получивший достаточного освещения в литературе вопрос о социальном положении и политической ориентации английских юристов предреволюционного времени. Для нашей работы это также важно, поскольку юристы принимали активное участие в борьбе между королем и парламентом. С. В. Кондратьев приводит в статье следующую таблицу:

Образовательный уровень членов парламента (1563 – 1642 гг.)[28]

Год Общее число членов парламента Выпускники университетов Выпускники иннов (специализированные высшие юридические образовательные учреждения)
1563 420 110 26% 103  28%
1584 460 145 32% 164  36%
1590 462 161 35% 197  43%
1640 -1642 552 276 50% 306  55%

Таблица показывает динамику роста престижности высшего образования среди членов парламента вообще и юридического в частности. Если в 1563 г. только половина членов палаты общин имела высшее образование, то уже в Долгом парламенте все коммонеры прошли курс обучения либо в университете, либо в Инне, а часть, видимо закончила два высших учебных заведения. Таким образом, члены палаты общин были достаточно сведущими в вопросах государственного устройства и права. Следовательно, основная масса коммонеров не просто шла за лидерами, а сознательно поддерживала одну из борющихся сторон. «Политическая позиция юриста, особенно заседавшего в парламенте, в первую очередь зависела от того, чьи интересы он защищал».[29] Поскольку правительство чаще всего пыталось решить свои финансовые затруднения за счет провинциального дворянства, вводя принудительные займы, новые таможенные пошлины, «корабельные деньги», - поборов, законность которых была сомнительная, его представители в палате общин, никогда не порывавшие связи с джентри, относились к таким мероприятиям резко отрицательно.

Таким образом, парламент, особенно его нижняя палата, представлял интересы общества, нуждавшегося в создании благоприятных условий для торгово-промышленного развития. Он зеркально отражал внутриполитическую реальность. Но монарх не мог и не стремился это учитывать.



Дата: 2019-05-29, просмотров: 113.