К проблемам понимания и классификации метафор

 

Основное противоречие понимания метафоры лежит в выявленной двоякой сущности этого явления: с одной стороны метафора является средством языка, языковой единицей, с другой стороны неоспорима её принадлежность к образным фигурам речи. Проведя небольшой экскурс в историю изучения метафоры, в частности, обращаясь к Аристотелю, мы можем утверждать, что до XX века это явление рассматривалось лишь как поэтическая фигура и только около 100 лет назад начались первые попытки “противопоставления языковой и художественной, поэтической сущности метафоры” (4 с.333). В наше время неоспоримым является деление метафоры на два типа: языковую метафору и художественную метафору. “Применительно к метафоре как принадлежности художественной литературы (как поэзии, так и прозы) в отечественной лингвистике применяются термины: метафора художественная, поэтическая, тропеическая, индивидуальная, индивидуально-авторская, творческая, речевая, опказиональная, метафора стиля" (3с.31). “Метафора опознаётся только благодаря присутствию в ней художественного начала. Она с необходимостью предполагает ту или иную степень артистизма. Не может быть метафор, лишённых артистизма, как не бывает шуток, лишённых юмора" (9 с.173).

Учёные до сих пор не пришли к единому мнению по этому вопросу. Так, О.С. Ахманова (5 с.231) делит метафоры на пять типов: метафора гиперболическая, лексическая, ломаная и последовательная, а также метафора поэтическая. Б.Н. Томашевский разделяет метафоры на стилистические и языковые. А.В. Бельский (7 с.281), кроме того, метафоры стиля разделяет на поэтические и риторические. Ю.С. Язикова (39 с.154), выделяя два типа метафор: метафоры языка и метафоры стиля, подразделяет языковые на генетические (“ручка двери", “спинка кресла”), которые О.С. Ахманова называет лексическими, и на метафоры с переносным значением (“золотой характер", “дворянское гнездо”). А.В. Бельский называет их риторическими. Учёные расходятся как в определении типов метафор, так и в определении критерия их различия.

Однако наиболее объективной нам представляется классификация А.В. Калинина (19), так как она имеет опору на такие фундаментальные исследования, фиксирующие языковую образность, как словари. Она наиболее целесообразна и для нашего исследования. Хотя не может отобразить все потребности при анализе художественного текста, А.В. Калинин делит метафоры на три группы по степени их употребительности. (19с.28)

Метафоры - названия, переставшие восприниматься как образные яркие переносные значения слов, хотя по происхождению их можно назвать “творениями говорящего” они являются стёршимися метафорами (“нос корабля", a coat of dust).

Образные общеязыковые метафоры. Переносный, образный характер таких метафор ясно ощущается говорящими (“море хлебов”, the ties of love). Такие метафоры находят отражение в толковых словарях русского и английского языков, а также в двуязычных словарях, где они квалифицируются как переносные.

Метафоры индивидуального стиля автора. Это образные метафоры, сверкающие своей новизной находки того или иного автора. Они не стали фактом какого-либо языка и принадлежат к особенностям речи какого-либо писателя, поэта, драматурга. В словарях они не отражаются: “ситец неба", “кровинки ягод”, vehicle of his daily business life.

Мы согласны с классификацией А.В. Калинина в принципиальных моментах разграничения, но данная классификация не может полностью отвечать нашим потребностям. Названия нам кажутся несколько неопределёнными. Метафоры - названия образуют костяк лексики языка. Поэтому метафору лексиколизированную, “мёртвую", “окаменевшую", “привычную", “стёртую” целесообразнее назвать лексической метафорой. Она дана в словарях, в частности, в СID, БЭС как производно-номинативное значение, которое возникло путём метафорического переноса, но уже не имеющее пометы “перенос” или figurative (сокр. “перен." и fig).

При переводе лексические метафоры наиболее сильно испытывают влияние различий этимологического и лексического характера двух языков - русского и английского. Многие из них имеют чёткие эквиваленты в другом языке, например, a coat of dust - “слой краски”, а прямое значение слова coat - “пиджак, верхнее платье, пальто” (22 стр.128). Некоторые учёные склонные полагать, что не может быть и речи о поисках образных языковых средств при переводе или при сопоставлении таких пар слов.

Термин “общеязыковая" нам кажется менее удачным, так как данные метафоры тяготеют и к речи, их употребление (или неупотребление) создаёт “одно из свойств речевой ткани того или иного функционального стиля" (25,55). Кроме того, став фактами языка, они употребляются в так называемых “индивидуальных" стилях разных писателей. Переводчику в определённой степени известны постоянные соответствия двух языков: the mask of his face - “маска его лица", a shaolow of a smile -“тень улыбки”, которые встречаются у многих авторов. Такие метафоры, замечает И.А. Крылова, целесообразнее назвать общестилистическими. “С одной стороны, в этом термине отражено явление языка - стиль функциональный, с другой, явление речи - стиль индивидуальный” (25,56). Можно полагать, что название является связующим между названием “лексическая”, представляющим явление языка, и термином “индивидуально-стилистическая", обозначающим явление речи. Мы же будем считать общестилистическими метафоры, которые даны в словарях с пометкой fig (transt. /fig). Конечно же, это устоявшиеся метафоры, принятые в данном языке.

Метафоры индивидуально-стилистические не стали фактами языка. Они являются фактами речи и встречаются в индивидуальном стиле того или иного писателя или переводчика. Мы будем относить термин “индивидуально-стилистические метафоры” или просто “индивидуальная" к тем случаям, которые не вошли в лексическую систему языка как явления переносного употребления и не зафиксированы в словарях, которые считаются метафорическими окказионализмами. Окказиональное значение - это значение, приданное слову в данном контексте и представляющее собой отступление от обычного, общепринятого. Однако, можно придти к выводу, что данная классификация поверхностна и условна; действительно, она не может полно отобразить требования, предъявляемые нашим исследованиям. Эта классификация показательна для демонстрации основных концептов, разработанных отечественными лингвистами. Мы в нашей работе будем пользоваться термином “художественная" метафора, полагая, вслед за Г.Н. Скляревской (31), что объём содержания этого термина широк и включает в себя все характеристики, отражённые в других терминах, касающихся художественных, а не языковых свойств.

2. К вопросу определения термина “метафора”

 

Сначала следует привести определения самой метафоры, как стилистического приёма, адекватно отвечающее задачам нашего исследования. О.С. Ахманова в своём словаре лингвистических терминов даёт следующее определение: “метафора (перенос значения). Троп, состоящие в употреблении слов и выражений в переносном смысле на основании сходства, аналогии и т.п. ” (с.231). Если мы обратимся к ЛЭС, то можем привести такое определение: “метафора (от греч. metaphora - перенос) - троп, или механизм речи, состоящей в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений и т.п. для характеризации или наименования объекта входящего в другой класс, либо наименования другого класса объектов, аналогичному данному в каком-либо отношении…” (41, с.296). Нам представляется невозможным сделать окончательный вывод по определению термина метафоры без приведения высказываний различных учёных-лингвистов по данному вопросу, хотя оба приведённые выше словарные определения лежат в одной плоскости и рассматривают метафору со стилистической точки зрения, что говорит о схожести основных концептов определения термина. Джорж Ф. Миллер в защиту традиционной точки зрения на метафору утверждает, что “это стянутое сравнение и вызванная ею (метафорой) мысль касается сходств и аналогий". (26, с.236) И.В. Арнольд в работе по стилистике английского языка даёт сжатое определение метафоры, говоря, что она “обычно определяется как скрытое сравнение, осуществляемое путём применения названия одного предмета к другому и выявляющее таким образом какую-нибудь важную черту второго" (2, с.82) И.Р. Гальперин высказывается на предмет метафоры:

“метафора - это отношение между словарным и вытекающим из контекста логическим значением, основанным на сходстве или подобии определённых собственных особенностях двух сходных понятий" (10, с.136)

Наряду с только что приведёнными определениями, полезно сопоставить некоторые из определений метафоры, предложенные Э. Джорданом (4).

“Метафора, таким образом, представляет собою … словесную формулировку реальности, которая заключена в многообразии, воспринимаемом как совокупность свойств".

“Метафора - это утверждение индивидуальности; утверждение, посредством которого комплекс реальных качеств становится индивидом или утверждает себя как реальность”.

“Метафора есть вербальная структура, которая в силу своей формы утверждает реальность объекта. Форма здесь, как и везде, представляет собою систему взаимосвязанных признаков, которая превращает совокупность своих элементов в гармоничное целое. Это целое и есть объект, существование которого утверждает метафора".

Следовательно, теперь мы можем сделать обобщение и вывести определение метафоры как выразительного средства языка следующим образом: это сжатое сравнение, состоящее в переносе значения одного объекта (или класса объектов) на другой объект (или класс объектов) на основе сходства какого-либо признака.

Отметим попутно, что не следует допускать ошибки в отожествлении сравнения и метафоры: они во многом сходны, однако различия их очевидны. Арутюнова Н.Д. (4) не раз в своих работах поднимает вопрос о природе тропов.

Блестящее обобщение, принадлежащее Р. Якобсону (40), звучит следующим образом: “Любая замена одного термина другим не выходит за рамки сходства". Однако следует сделать небольшое уточнение: П. Рикёр (30), говоря о функции сходства в метафоре верно заметил, что если понятие “сходства" допускается при описании метафоры, то оно должно рассматриваться как способ предикации признака субъекту, а не как способ субституции имён. Говоря словами Бирдсли (8), метафора - это то, что превращает нежизнеспособное, внутренне противоречивое высказывание высказывании внутренне противоречивое, но значимое, осмысленное. Осуществление этого перехода и происходит посредством сходства. Он говорил о том, что метафора в отличие от сравнения, подобна тождеству, она только констатируется, исключая измерение, что она не нуждается в экспликации признаков, послуживших основанием для сближения предметов. Это утверждение мы можем подкрепить высказыванием Миллера о том, что метафора основывается на сближении признаков, занимающих разное место в моделях сопоставляемых объектов, и это отличает её от сравнения, которое может сближать как разное, так и одинаковое. Но наиболее ясно высказался на этот счёт Д. Дэвидсон: “Наиболее очевидное семантическое различие между метафорой и сравнением заключается в том, что все сравнения истинны, а большинство метафор ложно". (17, с.173)

Дата: 2019-05-28, просмотров: 120.