Анализ метафор в произведении бернарда шоу

Анализ метафор в произведении бернарда шоу

“дом, где разбиваются сердца”

по специальности 021700 - филология

 

Руководитель

д. фил. н., профессор В.В. Иваницкий

Студент группы 7572

И.В. Лапушкина

 

 

Великий Новгород 2002


Содержание

Введение

Глава I. Теория метафоры

1. К проблемам понимания и классификации метафор

2. К вопросу определения термина “метафора”

3. Двойственная природа метафор

4. Соотнесение метафоры с понятиями эпифоры и диафоры

5. Функции метафор

6. Лексические трансформации при переводе

Глава II. Анализ пьессы Б. Шоу "Дом, где разбиваются сердца "

1. Проблематика драмы Б. Шоу "Дом, где разбиваются сердца ", ее исторический контекст

2. Метафоричность названия как путь к раскрытию идеи пьесы

3. Метафоры в системе языка пьесы

3.1 Зооморфные метафоры

3.2 Другие метафорические переносы

4. Роль метафорического переноса при раскрытии образности понятий в ключевом диалоге пьесы

Выводы по второй главе

Заключение

Список литературы




Введение

 

Настоящая дипломная работа посвящается одному из основных вопросов сопоставительной стилистики - передаче метафорической образности оригинального текста пьесы Б. Шоу “Дом, где разбиваются сердца” в её переводе на русский язык. Таким образом, данная работа является частью общего вопроса передачи качественного образного своеобразия оригинала, вопроса, который по сей день вызывает большое количество дебатов и споров, заставляя таких выдающихся отечественных филологов и языковедов как В.В. Виноградов, И.Р. Гальперин, Н.Д. Арутюнова и др., равно как и зарубежных лингвистов, в числе которых мы можем выделить Поля Рикёра, Джорджа Миллера, Макса Блэка, Филиппа Уилраита, продолжать работу над теорией образных средств языка, выдвинутую ещё Аристотелем. Рост теоретического интереса к метафоре был стимулирован увеличением её присутствия в различных видах текстов, начиная с поэтической речи и публицистики и кончая языками разных отраслей научного знания.

Актуальность темы данной работы определяется недостаточной систематизированностью уже имеющихся теоретических разработок по исследованию метафоры, а также немногочисленностью лингвистических исследований, посвящённых функционированию этого типа образных средств языка. Средства образной выразительности имеют большой удельный вес в художественной системе пьес Б. Шоу. Он широко и свободно пользуется метафорами в раскрытии психологического состояния действующих лиц, соединяя моральные переживания своих героев с судьбой целой страны. Тем не менее, исследователи творчества драматурга предпочитают оставлять этот вопрос без должного внимания, подробно останавливаясь на изучении проблем, связанных с драматургическим методом писателя.

Именно поэтому целью нашей работы стало детальное описание использования слов и свободных словосочетаний с метафорическим значением и их сравнения в переводе пьесы Б. Шоу “Дом, где разбиваются сердца” на русский язык. Она отмечена многими критиками как наиболее поэтичное произведение драматурга, созданное на стыке двух глобальных периодов творчества.

Общая цель определила обстановку конкретных задач и порядок их решения в настоящей работе:

изучение теоретического круга общестилистических и общелингвистических проблем, определяющих статус метафоры как образной полифункциональной единицы языка;

определение структурного построения метафоры;

разбор компонентов метафоры;

сравнительная характеристика значений компонентов метафоры;

соотнесение метафоры с определениями “эпифора” и “диафора”;

исследование функционирования метафоры как языковой единицы в оригинале и переводе;

рассматривание метафоры как источника пополнения словаря.

Научная новизна дипломной работы состоит в том, что на неизученном ранее с точки зрения метафоричности материале мы пытаемся исследовать это языковое образное средство и его функционирование в системе художественного языка пьесы Б. Шоу.

Этого писателя ещё при жизни назвали классиком и “списали", объявив старомодным. Однако исследования его творчества насчитывают большое количество работ. Язык драм Б. Шоу - классический вариант литературного английского языка. Драматургия является основным жанром его творчества, занимающего достойное место среди творчества великих писателей, признанных во всём мире. Пьеса “Дом, где разбиваются сердца” была написана в начале XX века, во время идейных кризисов и моральных разоблачений мирового масштаба. Философская проблематика пьесы чётко отображает, иногда даже в гротескных описаниях, заметно обостряющиеся противоречия капиталистической идеологии. Панорама европейской жизни

30-х годов, созданная Шоу десятилетие спустя, была подготовлена всем предшествующим творчеством драматурга, в особенности, как замечают многие его критики, “фантазией в русском стиле", т.е. пьесой, являющейся объектом нашей работы.

Материал для практической части работы отбирался с помощью метода сплошной выборки. Первичный анализ был проведён путём полного лексикографического описания. Количество выборки составляет порядка 40 примеров, которые сопоставляются с таким же количеством вариантов перевода.

Работа состоит из введения, основной части, традиционно разделённой на две главы - теоретическую и практическую, снабжённую выводами, заключения и списка использованной литературы.

В первой главе даётся сжатый критический обзор исследований, посвящённых теории метафоры, приводится ряд мнений о классификации метафорических средств языка, описывается теория функционирования метафор, исходящая из положения о существовании полифункционального образного языкового поля.

Во второй главе уже на частном примере материала пьесы Б. Шоу “Дом, где разбиваются сердца” делается попытка подтвердить основные положения теорий, изложенных в I-ой главе работы, проводится анализ сплошной выборки метафорических средств пьесы, исследуется соответствие степени образности оригинала и перевода.



Глава I. Теория метафоры

Функции метафор

 

При рассмотрении метафоры как ресурса общения мы можем говорить опираясь на исследования ряда лингвистов (9,17,4), что она является источником многих лексических явлений. Повторим ещё раз прописную истину о том, что метафора состоит из слов или свободных словосочетаний, имеющих метафорический смысл, или иначе говоря, метафорическое содержание. Метафоризация значения языковой единицы может проходить в пределах одной функциональной категории слов, либо сопровождаться синтаксическим сдвигом. Метафора, не выходящая за пределы конкретной лексики, используется в основном для номинативных целей. Номинативность служит техническим приёмом образования имён предметов (ножка бокала, ушко иглы и т.д.). Это часто порождает омонимию. По определению О.С. Ахмановой омонимия является предметом “лексико-семантического варьирования словарных единиц” (5, с.104). В помощь при разграничении полисемии слова и омонимии приходит изучение закономерностей смысловых соотношений в каком-либо конкретном языке. В современном английском языке определением категории принадлежности той или иной языковой единицы к омонимам является определение лексико-семантической связи между вариантами языковых единиц. И в первую очередь это связи метафорического характера (5 с.163), а за тем метонимического характера и т.п. Все эти связи характеризуют соотношение общего смысла и более частного.

Хочется заметить, что вопрос полисемии и омонимии является основным камнем преткновения. “Вопрос, как верно определить ту грань, на которой языковая единица не является лексико-семантическим носителем различных смысловых вариантов одного слова, а становится случаем омонимии", остаётся открытым по сей день. Однако, что касается метафоризации значения признаковых слов, мы, вслед за А.Д. Арутюновой, можем утверждать, что этот метафорический перенос служит источником полисемии слова. Вряд ли можно отрицать само явление многозначности слова - его тождества при наличии двух и более значений, выражаемых одинаковыми звуковыми отрезками. Но отрицание существования полисемии слов есть, в то же самое время, утверждение того, что всякое семантическое различие при совпадении звуковой формы представляет случай омонимии и наоборот.

Как мы замечали на первых страницах этой главы, мы постараемся рассматривать метафору и все языковые явления, связанные с ней не только “вширь” т.е. её взаимодействие с другими фигурами речи: сравнения, катахрезы и т.п., но и “вглубь”, т.е. рассмотрим достаточно глубоко природу функций метафоры, их происхождение и взаимодействие. Вообще, теоретические вопросы метафоры изучены, что называется, “вдоль и поперёк”, но мы, пытаясь не повторяться и быть в чём-то отличными от других, приводим нестандартный путь исследования функционирования метафор, основанный на положении о существовании полифункциональном образком языковом поля и всех вытекающих отсюда фактов и теорий языка. Исследования Л.А. Киселёвой (“Вопросы теории речевого воздействия" (23) и “Семантическая основа образных средств" (24)) мы будем считать опорой приведённого теоретического материала. Л.А. Киселёва - лингвист, последователь ленинградской фонологический школы. Занимаясь теоретическими и практическими вопросами семантики образных средств языка, в частности относящихся к метафорической группе (сравнение, метафора, эпитет, олицетворение) она сделала большой вклад в развитие этого вопроса как в теории, так и на практике: на материале отечественной литературы.

Таким образом, вслед за Л.А. Киселёвой мы можем утверждать, что образные языковые средства могут быть объединены в полифункциональное образное языковое поле, своеобразную языковую подсистему языка. Под образными языковыми средствами языка следует понимать как тропы, так и другие стилистические приёмы: инверсия, повтор, аллюзия и т.п. Поднимая вопрос о сущности полифункционального образного поля мы, вслед за Л.А. Киселёвой, можем рассматривать его как образное языковое поле, выделяемое на пересечении номинативного, экспрессивного, эмоционально-оценочного и эстетического полей. Л.А. Киселёва отмечает существование полифункциональных единиц и утверждает, что они могут входить в несколько полей как проявление их взаимосвязи во взаимодействии полеобразующих функций. Как всякое функциональное поле, образное языковое поле есть система единиц языка. Будучи системой, оно обладает определёнными системными свойствами, которые мы, вслед за Л.А. Киселёвой и приведём:

Образное языковое поле является открытой системой, и ему, как и всякому функциональному полю свойственен некий “рост".

Полифункциональное образное поле характеризуется целостностью, которая обеспечивается интеграцией его составляющих посредством общей для них семы - “образ”, “представление", “видение 2-х картин”, а также взаимодействием его составляющих (различие метафор, например, по степени употребительности, по структуре и т.д.).

Выделенное полифункциональное образное поле является языковым, то есть представляет собой систему двусторонних языковых единиц, являющихся единством содержания и формы.

В нём, как и во всяком другом поле можно выделить ядро и периферию.

Ядро образного языка поля создают единицы, наиболее специализированные для выражения полеобразующей семы “образ", которые, как правило, являются полифункциональными. Это индивидуально-авторские образные окказионализмы или же авторские неологизмы, которые несут яркий образ “представление", “видение двух картин", содержат экспрессивную информацию, дают кому-либо, чему-либо оценку и эстетически формируют мысль писателя помимо их понятийного содержания.

Периферийные единицы, по мере заглушения специализированной семы “образ” тяготеют к тому или иному языковому полю. Например, лексические метафоры, образованные с помощью переноса, содержащие “стёршийся образ", потерявшие свою экспрессию и служащие для понимания тяготеют к номинативному полю.

Исходя из понимания полифункционального образа поля, можно попытаться определить и функции метафор, связывая их с выдвижением той или иной семы, параллельно функционирующей с семой “образ". Это, прежде всего, функция номинативная. Здесь можно сделать попытку выделить подвиды, отмеченные ранее в лингвистической литературе: - конкретизирующую, - обобщающую, - иллюстративную. Через эту функцию метафора становится своеобразным инструментом познания действительности. Также можно говорить об экспрессивной функции метафоры, подкреплённой экспрессивными качествами самого языка, то есть особой выразительной силой языковых единиц, в частности слов и словосочетаний с метафорическим содержанием.

Следующей функцией, которую мы выделяем, является эстетическая функция метафор, выполняя которую языковые единицы наиболее полно должны соответствовать своему назначению или индивидуальному идеалу. И, наконец, четвёртая функция - эмоционально-оценочная, которая в совокупности с двумя предыдущими выделяется лингвистами отдельный класс прагматических функций образных единиц языка, в данном случае метафор. Таким образом, при переводе метафор или слов и свободных словосочетаний с метафорическим содержанием с одного языка на другой лингвист должен руководствоваться многоаспектностью образной информации, обусловленной полифункциональностью образных единиц языка, в частности метафор. Так, мы подходим к вопросу об аспектах рассмотрения конституентов образного языкового поля в плане их передачи, при переводе художественной прозы, однако, исходя из названия нашей работы, мы ограничимся рассмотрением конституентов, несущих метафорический образ.

В скользь заметим, что выделение эстетической информации и, как следствие, эстетической функции образных средств в ряду других функций находится в стадии разработки. Недаром Л.А. Киселёва считает своё обоснование эстетического поля, его конституентов гипотезой (24, с.56), но гипотезой, включающейся в разрешение поставленной проблемы о специфике эстетической активности произведений искусства: “Нужны… гипотезы о природе эстетической активности искусства" (35, с.5).

Итак, как было замечено выше, трудность перевода слов и словосочетаний с метафорическим содержанием обусловлена их полифункциональностью. Недаром полагают, что метафора - это расширение информационных возможностей языка (15, с.107).

По-видимому при рассмотрении перевода этих единиц необходимо учитывать ими семантической информации. В связи с этим при анализе перевода мы остановимся на семантической основе метафор, рассмотрим их нарушения, когда звенья метафоры “оживление", “поддержка” - слова, обновляющие её - в переводе не согласуются по прямому значению (см. практ. часть стр. - ).

Метафорическое образное средство экспрессивно, хотя степень экспрессии различна. Если это лексическая метафора, метафора-название, то она несёт ослабленный “мёртвый” образ. В словарях нет пометки “перенос". Такая метафора тяготеет к номинативному полю. Если это общестилистическая метафора, то есть узуальная, устоявшаяся, принятая в конкретном языке, она несёт больше экспрессии. Это отражено в словарях пометой “перенос (figurative) ”. Индивидуально-стилистические метафоры образуют ядро образного поля, так как в них наиболее очевидно представлена сема “образ", “образное впечатление". Словарь не отражает этой экспрессии. Это речевые единицы, но экспрессия не достигает наивысшей степени.

Когда мы можем говорить о переводе индивидуально-стилистических метафор общестилистическими, лексическими и когда мы рассматриваем перевод лексических метафор индивидуально-стилистическими, общестилистическими метафорами, мы должны сравнивать экспрессивную силу метафорического образа подлинника и перевода, то есть передачу образной информации и сопутствующей ей экспрессивной информации.

Говоря об адекватной передаче экспрессивной информации (под языковой экспрессивной информацией мы, след за Л.А. Киселёвой, понимаем информацию об экспрессивных качествах самого языка, то есть об особой выразительной силе языковых средств) (24, с.24), мы воспользуемся маркированностью и немаркированностью словарных значений с помощью пометы “перенос", figurative. Немаркированные словарные значения - это “слова нейтрального в стилистическом отношении слоя (около 90%), не имеющие никаких помет". (17, с.133). К этому слою можно отнести “производно-номинативное значение, возникающее путём метафорического переноса, но не имеющие пометы “перенос” или figurative” (17, с.133). Само включение этих значений в нейтральный слой говорит о нейтрализации экспрессии, выразительности в них.

Категория маркированных словарных значений с пометой “перенос", figurative обладает в большей степени языковой экспрессией.

В этих значениях наличествует определённая доля новизны, свежести, что не позволяет включать слова с этим значением в нейтральные слои лексики.

Однако нам кажется, что экспрессия языковых единиц, представленных в словарях пометой “перенос", figurative, ниже экспрессии речевых образных прагмем, чьё образное воздействие является наивысшим. В основном такие языковые единицы создаются для выполнения той или иной экспрессивной, эмоционально-оценочной, эстетической функцией в “определённом речевом высказывании” (24, с.24), таким образом они не входят в словарный фонд языка и поэтому не отмечены в словарях.

Это, по-видимому, ещё раз подтверждает правомерность деления метафор на три типа и употребления терминов “лексическая”, “общестилистическая" и “индивидуально-стилистичекая”.

Как было сказано ранее, образные метафорические языковые средства входят в ядро экспрессивного языкового поля. (24, с.11). Таким образом, “рассматриваемые с точки зрения передачи экспрессии метафоры являются экспрессивными прагмемами”.

В связи с этим нам представляется целесообразным в плане перевода рассмотреть, как представлена образная информация и сопутствующая ей экспрессивная информация образных единиц оригинала в переводе, совпадает ли образ и его экспрессия с этими же стилистическими категориями в переводе, соответствует ли сила экспрессии образа подлинника силе экспрессии образа в переводе. В просмотренной литературе по переводу метафор (4,8,31) подчёркивается, что живой образ (то есть образ с наивысшей экспрессивной активностью) воссоздаётся в переводе, вымерший образ (образ с наименьшей силой экспрессии то есть сведённый к нулю в лексической метафоре) передаётся по смыслу.

Как показывает исследование, этот аспект плана содержания образа при передаче на другой язык предстаёт несколько в ином свете: не обнаруживается столь прямой зависимости “вымершего” - “невымершего” образа английского языка от его передачи - непередачи на русский язык. А если усиливается экспрессия образа, то мы можем говорить о более насыщенной образной информации в переводе, так как у более “светил" метафор наблюдается более прозрачное взаимодействие прямого значения и значения в контексте, ведущее к более яркому “представлению", “видению двух картин”. Соответственно увеличивается насыщенность высказывания с информативной точки рассмотрения, что ведёт к изменению влияния читаемого текста на образное мышление читающего.

“Метафорический образ, неся образную экспрессивную информацию, параллельно передаёт и эмоционально-оценочную информацию". (23, с.70). При исследовании этого прагматического аспекта метафоры необходимо проводить анализ синтагматического окружения, в котором реализуется метафора так как “передача прагматических информаций в метафорическом высказывании тесным образом связана с передачей полноты семантической информации метафорическим образом”. (24, с.71)

Мы, вслед за А.И. Фёдоровым (35, с.45) полагаем, что метафорическую семантику составляют несколько тесно связанных элементов:

Первоначальное “буквальное" значение слов, заретушированное, сдвинутое в результате взаимодействия семантико-ассоциативных полей необычно соединённых слов

Образ, который возникает на основе ассоциативных полей этих слов

Новое логическое (смысловое, понятийное, концептуальное) содержание, новая номинация, возникающая в результате осмысления метафор.

Это сложное семантическое образование является носителем нескольких видов информации: образной, семантической, экспрессивной, эстетической, эмоционально - оценочной, при передаче которого осуществляется соответствующая функция метафор, либо несколько функций выполняется одновременно.

Эстетическая информация в том или ином произведении объективизируется конкретными языковыми метафорическими образами (конечно, наряду с другими языковыми средствами). Передача метафорических образов, несущих помимо образной информации и эстетическую информацию, в переводе ведёт к сохранению той же эстетической действенности художественного произведения для русского читателя.

Таким образом, нам представляется возможным предположить три вышеупомянутых вида информации - экспрессивная, эстетическая, эмоционально - оценочная, - переданные метафорическими образами в переводе адекватно и будут оказывать прагматически релевсентное воздействие на читателя соответствующего русского текста.

Однако, прежде чем принять данное предположение мы считаем необходимым привести пример параметра адекватности перевода метафор в плане содержания.

И это, прежде всего, параметр адекватности передачи семантической информации метафорическим образом, который тесным образом связан с передачей номинативной функции метафоры. Это функция осуществляется через полноту передачи семантической информации. Чем выше степень соотнесённости с основным, “буквальным" значением, тем полнее осуществляется основная, номинативная функция.

Это прежде всего касается лексических метафор, которые несут в себе наивысшую степень семантической информации. Под семантикой (или, иначе, рациональной, логической, и т.д.) информацией понимается такая подсистема языковой информации, которая имеет коррелятивные связи с предметами, явлениями и т.п. действительности через систему соответствующих понятий о них, суждений, что находит отражение в содержании интеллектуальных языковых средств (24, с.15).

Точность (насколько позволяет язык перевода) передачи семантической основы метафор подлинника ведёт к адекватному языковому образу метафоры в переводе и её адекватному смысловому содержанию, через которое тоже осуществляется номинативная функция метафоры. При переводе это подтверждается теми случаями, когда невозможность сохранения метафорического образа ведёт к использованию только смыслового содержания метафоры с целью выполнения хотя бы номинативной функции. То, что переносное значение полифункционально и, в частности, имеет и номинативную функцию, можно подтвердить ещё раз высказыванием И.В. Арнольд: “Значение называется переносным или образным, когда оно не только называет, но и описывает или характеризует предмет через его сходство или связь с другими предметами (2, с.123) "

Чтобы создать целостное образное впечатление при его выражении средствами языка, писатель или драматург “находит слова с соответствующей образу семантикой и соединяет их так, чтобы признаки, на которые указывает их семантика, совместились и, дополнив друг друга, создали в сознании читателя такое же образное представление, которое сложилось в сознании писателя. Выбирая слова для этого и сталкивая их в словосочетаниях, художник слова действует по интуиции. ” (6, с.7).

Чтобы сохранить в переводе целостное образное впечатление, созданное писателем в подлиннике и выраженное через слова с соответствующей образу семантикой, переводчик, выбирая слова в языке перевода не действует и не может действовать по интуиции. Он отталкивается от семантики слов в метафорическом сочетании подлинника и идёт через сопоставления лексических значений слов языка подлинника и языка перевода.

Метафорическая семантика слов, замечает И.А. Крылова (25), не имеет чётких границ, если она возникает на основе ассоциативной связи впечатлений человека от предметов. Поэтому ха нормативной семантикой слов, которые создают метафорический смысл, в сознании читателя могут возникать и субъективные личностные ассоциации, связанные с его житейским опытом, психическим складом, характером интеллектуальной жизни, даже настроением. Но основа образного впечатления остаётся той же, потому что она зависит от того смысла, который закреплён за словами, передающими тот или иной образ в общенародном языке.

Поэтому передавая образ метафоры переводчик ищет слова с такой нормативной семантикой, смысл которых, закреплённый за ними в общенародном языке, служил бы прочной основой образного впечатления. Таким образом, переданная адекватно в переводе словарными эквивалентами, метафора имеет адекватную номинативную функцию в переводе.

В связи с выше сказанным, нам представляется, что адекватность перевода слов и словосочетаний с метафорическим смыслом в плане содержания предполагает передачу равноценными средствами всех видов информации.

Зооморфные метафоры

В самом конце первого действия капитан Шотовер спрашивает Гектора, который во многом близок ему: "What then is to be done? Are we to be kept forever in the mud by these hogs to whom the universe is nothing but a machine for greasing their bristles and filling their snouts?"

Если привести перевод (М.Б. и С. Б), то эти строки будут звучать так: " А что же делать? Так, значит, нам вечно и барахтаться в грязи из-за этих свиней, для которых вселенная это что-то вроде кормушки, в которую они тычутся своими щетинистыми рылами, чтобы набить себе брюхо?" Приведенная метафора является развернутой, состоящей из нескольких фокусов и накладывающихся друг на друга рамок, что в совокупности дает интенсивное единое выражение значения составляющих метафоры. Однако давайте проследуем путем от более "широкого" к более "узкому". Сатирический образ Босса Менгена, начатый именно фразой Миссис Хэшебай, вырисовывается как бы в три шага, пройдя которые, читатель убедится в принадлежности этого персонажа к " horsebacker, ам " (пояснение термина см. в начале главы). После рассказа Элли о Менгене, "благодетеле", бескорыстно выручившем ее отца, Шотовер сразу же почувствовал в нем врага. Автор снабжает речь капитана таким же сравнением, какое он вложил в уста его дочери, как бы поддерживая нить, которой он ткет портрет Босса Менгена, олицетворяющего всех "воротил бизнеса ". Менген - представитель паразитического финансового капитала, его роль состоит в том, чтобы…тормозить прогресс: он сам заявляет, что, возможно, ничего не понимает в своих машинах, однако знает, как вставлять палки в колеса чужих машин.

Заметим, что слово "hog" употребленное в последнем примере во множественном числе, дано в переводе не как "боровы", а как "свиньи ". Это говорит о том, что метафора подлинника и перевода разняться во-первых, по мотивации, а во-вторых, по степени экспрессии. В английском языке мотивация скрывается за грамматической формой, в русском же за лексической, что и приводит к использованию синонимов. В этом случае можно говорить об ослабленных или усиленных речевых вариантах подлинника и перевода. Однако взяв во внимание частный метафорический контекст, мы можем утверждать, что имеем дело с усиленным речевым вариантом метафоры в переводе. Также мы полагаем, что при передачи образности подлинника как художественного целого наблюдается колебание образной метафорической информации (приведенный выше разбор метафоры доказывает это). Границы колебания находятся в пределах, заданных семантикой языковых образов, особенностей персонажей, тональностью произведения.

Действительно, для капитана Шотовера, мужского персонажа, воплощающего образ, противостоящий "дельцам", выразительнее употребить слово "свиньи ", чем "боровы". Их семантика в русском языке различна. Слово "боров" обычно употребляется в переносном значении по отношению к мужчине - , зажиточный, самодовольный. Семантика слова "свинья" немного шире. Мы раскроем наши рассуждения по этапам:

Этим словом могут характеризовать как мужчин, так и женщин, то есть оно применимо абсолютно ко всем.

Оно может обозначать грязных, неопрятных, дурно пахнущих людей.

Часто переносное значение используют для характеристики неблагодарных людей, поступавших плохо.

По внешним признакам личности, массивности, наряду со сравнениями "как корова, "как бегемот", часто употребляемым является рассматриваемое слово "свинья" и так далее.

Но в подлиннике пьесы Б. Шоу оставляет уже использованное им однажды слово "hog". Мотивы, определившие этот выбор нам не известны - мы можем о них только догадываться. Однако мы можем сделать предположение и выявить два мотива, во-первых, употребление именно этого слова "hog", как мы замечали и раньше, поддерживает внутреннюю нить текста, во - вторых, семантика слов "pig" и "hog " в английском языке схожа гораздо больше, чем семантика их аналогов русского языка. Следовательно, мы можем сделать заключение о том, что экспрессивная информация передана в переводе без потери интенсивности и замена слова "боровы" словом " свиньи" обеспечивает эту сохранность.

Вторая часть рассматриваемого свободного словосочетания с метафорическим содержанием представляет собой довольно показательный пример при сопоставительном анализе подлинника и перевода. Б. Шоу пишет: "The universe is nothing but a machine fore greasing their bristles and filling their snouts. "Дословно это можно перевести так: вселенная это ничто иное, как машина (механизм) для засасывания, (смазывания жиром) их щетин и наполнения их рыла (морды). Сразу же обращает на себя лексическая трансформация значения, примененная при переводе (М.Б. и С. Б). Лексические трансформации, как мы замечали в теоретической части - это приемы логического мышления, с помощью которых переводчик раскрывает значение иноязычного слова в контексте и находит ему русское соответствие, не совпадающее со словарем. Мы склонны полагать, что в данном случае переводчики использовали прием целостного преобразования, при котором семантическая основа метафоры подлинника передается с помощью переосмысления, где связь внутренней основы метафоры подлинника и перевода основана на второстепенных перекрещивающихся семах, при этом понятийное содержание основной метафоры оригинала, ее номинативной функции не меняется. Следует обратить внимание на следующий фрагмент: fore greasing their bristles and filling their snouts. Если соотнести наш дословный перевод этого отрывка и литературный перевод упомянутых выше авторов, то мы можем наблюдать интеграцию значений, а также импликацию новых, схожих по семантической структуре понятий. Мы говорим о словах "рыло" и "брюхо". Действительно, "набивать брюхо ", а не "наполнять рыло" уместнее использовать, ввиду общих закономерностей употребления подобных словосочетаний и взяв во внимание их семантические особенности в русском языке. Семантическая сочетаемость и взаимодополняемость очевидна, согласимся, что неуместно говорить о человеке " он наполнил свой рот", имея ввиду доходность его жизни. Мы скорее скажем " он набил себе брюхо, живот ". В значении, порождаемом этим словосочетанием, появляется понятие того, что уже присвоено человеком безвозвратно.

Здесь же мы продолжим исследование подлинника, в частности обратимся к теории эпифоры и диафоры. Эрл МакКормак (Earl R. MacCormac) утверждает, что " поскольку в основе метафоры лежат как сходства, так и не сходства между свойствами ее референтов, в любой метафоре присутствует и эпифорический и диафорический элементы. Метафора, в большей степени связанная со сходством между свойствами ее референтов, может считаться эпифорой, тогда как метафора, в большей степени связанная с несходством, может считаться диафорой " (34, с.363). Исходя из приведенного высказывания, подкрепляющего наши рассуждения можно сделать вывод, что мы имеем дело с эпифорой, то есть она скорее тяготеет к апелляции к воображению читателя, в отличие от диафоры, апеллирующей к интуиции. Референтами метафоры, или ее рамками, как мы выделяли ранее, является словесное окружение двух понятий: "hog" и "machine". Первое понятие раскрывается обозначением богатых, зажиточных людей, второе служит объектом сравнения Вселенной. Их окружение, рамки находятся в непосредственной взаимозависимой связи друг с другом.

Рассмотренные выше метафоры, в которых фигурирует слово “hog” могут быть причислены, равно как и ряд других, приведенных ниже, к разряду зооморфных метафор.

Think of this garden in which you are not a dog barking to keep the truth out!

(Вспоминайте про наш сад, где вам не приходилось быть сторожевым псом, который лает, дабы преградить дорогу правде) (здесь и далее перевод М. Б и С. Б).

…but it’s a god’s life; and I don’t own anything.

(… но это собачья жизнь. А собственности никакой у меня нет)

признак, формирующий зооморфную метафору “…you are not a god barking to keep the truth out”, не только не является существенным для исходного понятия, но даже противоречит тем массовым ассоциациям, которые вызывает слово “dog”. Собака издавна воспринимается как символ преданности, бескорыстной дружбы и верности, однако эти общеизвестные качества не нашли языкового воплощения, а в метафорических значениях закрепились совсем другие ассоциации - злой, дурной человек (в нашем случае), или ловкий, искусный в каком - либо деле человек.

В русском переводе можно наблюдать замещение понятия “собака" другим понятием “сторожевой пес”. В английском языке и “пес” и “собака" имеют одну лексическую форму “dog”. Можно сделать предположение о том, что авторы перевода, руководствуясь негативностью ассоциаций метафорического значения “dog” выбрали русский вариант перевода “пес”, который в большей степени соответствует значениям злой, дурной и обладает большей экспрессией, т.е. выполняет соответствующую экспрессивную функцию. Кроме этого данная языковая метафора выполняет и номинативную функцию. Восходящие к античной науке разграничение функций именования (номинации) и предикации распределяется прежде всего по частям речи. Роль номинации выполняют существительные - в данном случае существительное “dog".

Показательно употребление прилагательного “собачий", производного от “собака”, однако не имеющего подобные положительные массовые ассоциации. В этом прилагательном метафорический признак утрачивает конкретное значение при этом, как замечает Г.Н. Скляревская (31), сохраняется и выдвигается на передний план сема усиленности, общей негативной оценки. Рассматриваемое словосочетание “собачья жизнь" имеет значение “очень трудный, тяжелый, невыносимый. ” И в английском и в русском языке семантика этого сочетания одинакова, что позволило переводчикам сохранить образ, вызывающий однотипные ассоциации в разных языках.

Следующий рассматриваемый случай свободного словосочетания с метафорическим значением может быть отнесен к метафорам, содержащим зооморфные характеристики и одновременно с этим, к индивидуально - стилистическим авторским метафорам:

I tell you I have often thought of this killing of human vermin.

Русский вариант перевода выглядит следующим образом:

Я нередко думал об истреблении человекоподобных гадин.

Выражение “human vermin”, или же в русском варианте “человекоподобных гадин" не является традиционным для какого-либо из рассматриваемых языков. Известно мнение, что зооморфные характеристики могут быть направлены не только на человека, но и на другое животное. употребляя “human", т.е. в буквальном переводе “человеческое существо", Б. Шоу приближает человека к животным. Поэтому данная метафора обусловлена усложненным, сдвоенным семантическим преобразованием: закрепившись в языке как характеристика человека - носителя качеств, приписываемых змеям (мерзкий, скользкий, лживый) - такая метафора употребится и при антропоморфизме, когда животному, характеризующему метафорический перенос значения человека, приписываются человеческие качества, почерпнутые из зооморфных характеристик. Как замечают некоторые исследователи, рассматриваемый тип метафоры не имеет регулярного характера и тенденции к узуальности. Это еще раз подтверждает мнение о том, что данное метафорическое свободное словосочетание можно отнести к авторским окказионализмам.

What a brute I was to quarrel with you…

(Какая же я скотина, что начала с вами ругаться…)

Слово “brute", в русском переводе - “скотина” имеет собирательное значение: зверь, домашнее животное, обычно крупный рогатый скот. Но в его семантике, присутствует и другое значение грубый, с животными инстинктами. Выражение “what a brute I was" имеет ярко выраженный метафорический характер, которое реализовывается через переносное значение слова “brute", являющиеся фокусом метафоры, вставленное в значение слов, употреблённых буквально.

Ellie: you are a wicked sordid little beast.

(Элли! Вы маленькое порочное, подленькое животное)

Снова нами выделен пример, содержащий собирательное значение “beast” - “животное, скотина, тварь”.

Данный зооморфизм, отображая свое значение в человеческих качествах придает объекту черты животного рассматривая его как некий класс выделяющий общие черты субъекта: глупый, неразумный, бесчувственный.

Принимая во внимание контекстуальное расширение этого слова с метафорическим значением, можно наблюдать расширенное применение прилагательных, характеризующих юную девушку. Гесиона Хэшебай называет так Элли, отговаривая ее от намерения вступать в брак с Боссом Мэнгеком. Это, по мнению Гесионы, нравственная подлость и предательство лучших человеческих качеств. Введение целого ряда прилагательных позволяет усилить экспрессивность метафоры в целом и выделить ее эмоционально - оценочную функцию.

При анализе текста на предмет выявления других типов метафор, удалось установить, что наибольшее количество употребления свободных словосочетаний с метафорическим содержанием относится к тем метафорам, фокусом которых служат значение понятий “сердце" и ”душа", в которое вкладываются другие, абстрактные понятия, характеризующие внутренний мир человека - любовь, ненависть, верность, преданность и т.п. Разбор подобных метафор приведён далее в работе.

К единичным случаям употребления относятся такие метафоры, в которых объективное сходство между предметами состоит в следующих свойствах: - цвет, - форма, - размер. Также к числу редко употребляемых можно отнести те метафоры, которые основаны на сравнении с растениями, цветами и насекомыми.

Выводы по второй главе

 

Специфичностью стиля языка Б. Шоу является использование различных слов лексики как базы метафоризации: конкретной, отвлечённой, поэтичной, а также терминов.

Наиболее многочисленными в тексте пьесы являются лексические, или языковые метафоры, выполняющие, в основном, номинативную функцию. Также для автора характерно употребление зооморфных метафор, особенно при создании образов “horsebacker’ов", часто отождествляемых с образами животных, семантические значения которых вызывают негативные ассоциации: гадина (змея), собака, пёс, боров, свинья.

Малочисленны метафорические переносы, основанные на сравнении с растениями, цветами, насекомыми; а также к единичным случаям употребления относятся те метафоры, в которых объективное сходство между предметами состоит в следующих свойствах: цвет, форма, размер.

Путями передачи основы метафоры в переводе являются:

путь полных речевых эквивалентов, основанный на употреблении в переводе абсолютных речевых вариантов;

путь частичных речевых эквивалентов, основанный на применении приёмов лексических трансформаций.

При последнем приёме наблюдается либо утрата метафорической образности, либо её усиление, подкреплённое использованием других тропов, идиом, или фразеологизмом, что приводит к выводу о том, что в текстах оригинала и перевода наблюдается некоторое колебание образной метафорической информации. Границы колебания находятся в пределах, заданных семантикой языковых образов, тональностью всего произведения.



Заключение

 

В данной работе мы рассмотрели использование Б. Шоу слов и свободных словосочетаний с метафорическим содержанием в пьесе “Дом, где разбиваются сердца", а также провели анализ перевода метафор с английского на русский язык.

Удалось. установить, что метафорический перенос значения - это широко и свободно используемый приём в тексте пьесы. Для Б. Шоу характерна детальная обработка художественных приемов, которая готовит читателя к образному восприятию не только общестилистических, но также и лексических метафор. Представление отвлеченных, абстрактных понятий через метафорический образ, основанный на конкретной лексике, делает повествование ощутимым, осязаемым, зримым.

Следует, ответить усложненный, многоступенчатый характер использования различных приемов в языке пьесы, а именно:

1. Использование цепного введения метафор: "оживлённая" каким-либо приёмом метафора является контекстуальным пояснением другой соседствующей метафоры.

2. Использование сравнения как приема "поддержки”, усиливающего образное восприятие всего метафорического контекста.

3. Внутренний приём - укрепление метафорической образности через развёртывание метафор в несколько звеньев.

Все метафорические образные средства, рассмотренные в работе, были анализированы в соответствии с понятиями "фокус" и "рамка". Этот анализ показал, что фокусом метафоры, как правило, служит слово, употребленное в переносном значении, вставленное в рамку прямых значений слов. Фокусное слово является заместителем иди средством передачи не отдельного впечатления, но сочетания общих характеристик какого-либо абстрактного понятия, реализованного в тексте с помощью иного, предметного понятия.

Вся выборка текста сравнивалась с аналогичным количеством перевода. Это дало возможность выявить языковые несоответствия при переводе пьесы на русский язык. Рассматриваемый перевод М. Богословской и С. Боброва сделан путем использования полных словарных эквивалентов. Но часты случаи применения лексических трансформаций. Нам удалось выяснить, что подобные методы при переводе используются для сохранения образной информации оригинала, что также дает возможность переноса и сохранения прагматических функций метафор: эстетической, экспрессивной, эмоционально-оценочной.



Список литературы

1. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. - М.: Высшая школа., 1973. - 304с.

2. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка. - 2-е изд., перераб. - Л.: Просвещение, 1981. - 295с.

3. Арутюнова Н.Д. Метафоры и дискурс // Теория метафоры / Н.Д. Арутюнова, М.А. Журинская. - М.: Прогресс, 1990. - 512с.

4. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека: сборник / Н.Д. Арутюнова. - 2-е изд., испр. - М.: Языки русской культуры 1995. - 892 с.

5. Ахманова О.С. Очерки по общей и русской лексикологии. - М.: ГосУчпедиз мин. просв. РСФСР, 1957. - 295 с.

6. Балашов П.С. Художественный мир Б. Шоу: Автореферат диссертации на соискание ученой степени. - М.: Академия наук СССР ин-т мир. лит-ры им.А.М. Горького 1974. - 63с.

7. Бельский А.А. Зарубежная драматургия: сборник статей / А.А. Бельский. - Пермь: Пермский гос. универ. им. А.М. Горького. 1989. - с.5-27

8. Бирдсли М. Метафорическое сплетение // Теория метафоры / Н.Д. Арутюнова, М.А. Журинская. - М.: Прогресс, 1990. - с. 201-219

9. Блэк М. Метафора // Теория метафоры / Н.Д. Арутюнова, М.А. Журинская. - М.: Прогресс, 1990. -с.153-173

10. Виноградов В.В. О языке художественной прозы. - М.: Наука, 1980. - 358с.

11. Вилюман В.Г. Английская синонимика: Учеб. пособ. - М.: Высшая школа, 1980. - 128с.

12. Выготский Л.С. Мышление и речь // Л.С. Выготский Избранные психологические исследования. - М.: Наука, 1956. - 386с.

13. Габриковский Н.К. Лингвистические проблемы перевода: Сборник статей / Габриковский Н.К. - М.: Высшая школа, 1981. - 135с.

14. Гражданская З.Г. Бернард Шоу: Очерк жизни и творчества. Учеб. пос. - М.: Просвещение, 1979. - 175с.

15. Гюббенет И.В. Основы филологической интерпретации художественного текста. М.: МГУ. - 1991. - 205с

16. Диманов С.С. Зарубежная литература. Сборник статей / С.С. Динамов, М.: Гослитиздат, 1960. - 455с.

17. Дэвидсон Д. Что означают метафоры // Теория метафоры / Н.Д. Арутюнова, М.А. Журинская. - М.: Прогресс, 1990. - с.173-194.

18. Исачкина Н.И. Эстетика Б. Шоу: Сборник статей из истории западных литератур / Кобликова Л.Г. -М.: МГУ. - 1957. - с.122-152

19. Калинин А.В. Стилистические очерки. М.: Изд-во МГУ. 1979. - 195с.

20. Канторович И.Б. “Дом, где разбиваются сердца” и кризис фабианизма Шоу // Сборник статей / А.А. Бельский. - Пермь: Пермский Гос. Унив. им.А.М. Горького: - 1989. - с.28-39

21. Кирилова Л.Я.Б. Шоу и А.П. Чехов // Слово о театре. - М.: Радуга, 1996. - с.34-45.

22. Кузнец М.Д. Стилистика английского языка / М.Д. Кузнец, Ю м. Скребнев, Н.Н. Амосова. - Л.: Учпедиз, 1960. - 173с.

23. Кисилева Л.А. Вопросы теории речевого воздействия. - 2-е изд., перераб. и доп. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. - 167с.

24. Кисилева Л.А. Семантическое основа образных средств. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. - 92с.

25. Крылова И.А. О семантической природе метафор: Ученые записки, - Горький: Из-во Горьковского Университета, вып.76,: 1976. - 130с.

26. Миллер Дж. Образы и модели, употребления и метафоры. // Теория метафоры / Н.Д. Арутюнова, М.А. Журинская. - М.: Прогресс, 1990. - с.236-284.

27. Никитин Основы лингвистической теории значения. - М.: Высшая школа, 1988. - 167с.

28. Образцова А.Н. Драматургический метод Б. Шоу. - М.: Наука, 1956. - 316с.

29. Рецкер Я.И. Теория и переводческая практика. - М.: Из-во ИМО, 1994. - 216с.

30. Рикер П. Метафорический процесс как познание, воображение и ощущение. // Теория метафоры / Н.Д. Арутюнова, М.А. Журинская. - М.: Прогресс, 1990. - с.416-436

31. Скляревская Г.Н. Метафора в системе языка. - СПб.: Наука, 1993. - 151с.

32. Смирницкий А.И. Морфология английского языка. - М.: Наука, 1959. - с.249-255

33. Томашевский Б.В. Стилистика. Учеб. пособ. - 2-е изд., испр. и доп. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. - 288с.

34. Уилрайт Ф. Метафора и реальность. // Теория метафоры / Н.Д. Арутюнова, М.А. Журинская. - М.: Прогресс. 1990. - с.82-110

35. Федоров А.И. Семантическая структура слова как компонент семантической структуры высказывания // Семантическая структура слова / В.Г. Гак. - М.: Наука, 1981 с.78-96

36. Федоров А.В. Очерки общей и сопоставительной стилистики. - М.: Высшая школа, 1971. - с. 194.

37. Щоу Б. Автобиографические заметки. Статьи. Письма.: Сборник / Пер. с англ.; Составление А. Обрзцовой и Ю. Фридштейна. - М.: Радуга, 1989. - 496с.

38. Язикова Ю.С. Анализ метафор стиля повести М. Горького “В людях". Уч. зап. Дальневосточного универ., вып.5., 1962. - 127с.

39. Якобсон Р. Два аспекта языка и два типа афатических нарушений. // Теория метафоры / Н.Д. Арутюнова, М.А. Журинская. - М.: Прогресс. 1990. - с.110-133

40. Galperin I. R. Stylistics: Book for students. - M.: Vyssaja Skola, 1971. - 342p.

41. Siedl J., Mordie M. English idioms and how to use them. - M. Vyssaja Skola, 1983. - 265p.

Список источников и их сокращений

1. Shoy B. Heart break House // Four Plays / A. Anikst. M.: Foreign Languages Publishing House. - 1952. - p.137-241

2. Шоу Б. Дом, где разбиваются сердца // Пьесы / З. Гражданская пер. с англ.М. Богословская, С. Бобров. М.: Правда. - 1981. - с.253-351 - Б. Шоу “Д, грс”

Список словарей и их сокращений

1. Ахманова - Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. - М.: 1966.

2. БЭС - Большой энциклопедический словарь / А.М. Прохоров., в 2т., М.: Советская энциклопедия., 1991.

3. Гальперин И.Р. Большой англо - русский словарь - М.: 1972.

4. КЛЭ - Краткая литературная энциклопедия / А.А. Сурков, т.4., М.: Советская энциклопедия 1967г.

5. ЛЭС - Лингвистический энциклопедический словарь / В.Н. Ярцева, М.: Советская энциклопедия 1990г.

6. Мюллер В.К. Новый русский - английский словарь - М.: Русский язык., 1998.

7. Мюллер В.К. Новый англо - русский словарь - М.: Русский язык., 1998.

8. Малаховский Л.В. Словарь английских омонимов и амоформ. - М.: Русский язык., 1995.

9. Словарь синонимов / А.П. Евгеньева, - Л.: Наука, 1977.

анализ метафор в произведении бернарда шоу

“дом, где разбиваются сердца”

по специальности 021700 - филология

 

Руководитель

д. фил. н., профессор В.В. Иваницкий

Студент группы 7572

И.В. Лапушкина

 

 

Великий Новгород 2002


Содержание

Введение

Глава I. Теория метафоры

1. К проблемам понимания и классификации метафор

2. К вопросу определения термина “метафора”

3. Двойственная природа метафор

4. Соотнесение метафоры с понятиями эпифоры и диафоры

5. Функции метафор

6. Лексические трансформации при переводе

Глава II. Анализ пьессы Б. Шоу "Дом, где разбиваются сердца "

1. Проблематика драмы Б. Шоу "Дом, где разбиваются сердца ", ее исторический контекст

2. Метафоричность названия как путь к раскрытию идеи пьесы

3. Метафоры в системе языка пьесы

3.1 Зооморфные метафоры

3.2 Другие метафорические переносы

4. Роль метафорического переноса при раскрытии образности понятий в ключевом диалоге пьесы

Выводы по второй главе

Заключение

Список литературы




Введение

 

Настоящая дипломная работа посвящается одному из основных вопросов сопоставительной стилистики - передаче метафорической образности оригинального текста пьесы Б. Шоу “Дом, где разбиваются сердца” в её переводе на русский язык. Таким образом, данная работа является частью общего вопроса передачи качественного образного своеобразия оригинала, вопроса, который по сей день вызывает большое количество дебатов и споров, заставляя таких выдающихся отечественных филологов и языковедов как В.В. Виноградов, И.Р. Гальперин, Н.Д. Арутюнова и др., равно как и зарубежных лингвистов, в числе которых мы можем выделить Поля Рикёра, Джорджа Миллера, Макса Блэка, Филиппа Уилраита, продолжать работу над теорией образных средств языка, выдвинутую ещё Аристотелем. Рост теоретического интереса к метафоре был стимулирован увеличением её присутствия в различных видах текстов, начиная с поэтической речи и публицистики и кончая языками разных отраслей научного знания.

Актуальность темы данной работы определяется недостаточной систематизированностью уже имеющихся теоретических разработок по исследованию метафоры, а также немногочисленностью лингвистических исследований, посвящённых функционированию этого типа образных средств языка. Средства образной выразительности имеют большой удельный вес в художественной системе пьес Б. Шоу. Он широко и свободно пользуется метафорами в раскрытии психологического состояния действующих лиц, соединяя моральные переживания своих героев с судьбой целой страны. Тем не менее, исследователи творчества драматурга предпочитают оставлять этот вопрос без должного внимания, подробно останавливаясь на изучении проблем, связанных с драматургическим методом писателя.

Именно поэтому целью нашей работы стало детальное описание использования слов и свободных словосочетаний с метафорическим значением и их сравнения в переводе пьесы Б. Шоу “Дом, где разбиваются сердца” на русский язык. Она отмечена многими критиками как наиболее поэтичное произведение драматурга, созданное на стыке двух глобальных периодов творчества.

Общая цель определила обстановку конкретных задач и порядок их решения в настоящей работе:

изучение теоретического круга общестилистических и общелингвистических проблем, определяющих статус метафоры как образной полифункциональной единицы языка;

определение структурного построения метафоры;

разбор компонентов метафоры;

сравнительная характеристика значений компонентов метафоры;

соотнесение метафоры с определениями “эпифора” и “диафора”;

исследование функционирования метафоры как языковой единицы в оригинале и переводе;

рассматривание метафоры как источника пополнения словаря.

Научная новизна дипломной работы состоит в том, что на неизученном ранее с точки зрения метафоричности материале мы пытаемся исследовать это языковое образное средство и его функционирование в системе художественного языка пьесы Б. Шоу.

Этого писателя ещё при жизни назвали классиком и “списали", объявив старомодным. Однако исследования его творчества насчитывают большое количество работ. Язык драм Б. Шоу - классический вариант литературного английского языка. Драматургия является основным жанром его творчества, занимающего достойное место среди творчества великих писателей, признанных во всём мире. Пьеса “Дом, где разбиваются сердца” была написана в начале XX века, во время идейных кризисов и моральных разоблачений мирового масштаба. Философская проблематика пьесы чётко отображает, иногда даже в гротескных описаниях, заметно обостряющиеся противоречия капиталистической идеологии. Панорама европейской жизни

30-х годов, созданная Шоу десятилетие спустя, была подготовлена всем предшествующим творчеством драматурга, в особенности, как замечают многие его критики, “фантазией в русском стиле", т.е. пьесой, являющейся объектом нашей работы.

Материал для практической части работы отбирался с помощью метода сплошной выборки. Первичный анализ был проведён путём полного лексикографического описания. Количество выборки составляет порядка 40 примеров, которые сопоставляются с таким же количеством вариантов перевода.

Работа состоит из введения, основной части, традиционно разделённой на две главы - теоретическую и практическую, снабжённую выводами, заключения и списка использованной литературы.

В первой главе даётся сжатый критический обзор исследований, посвящённых теории метафоры, приводится ряд мнений о классификации метафорических средств языка, описывается теория функционирования метафор, исходящая из положения о существовании полифункционального образного языкового поля.

Во второй главе уже на частном примере материала пьесы Б. Шоу “Дом, где разбиваются сердца” делается попытка подтвердить основные положения теорий, изложенных в I-ой главе работы, проводится анализ сплошной выборки метафорических средств пьесы, исследуется соответствие степени образности оригинала и перевода.



Глава I. Теория метафоры

Дата: 2019-05-28, просмотров: 132.