Гражданская смута (1610—1624)
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Достигнутая за годы правления Генриха IV стабильность была достаточно хрупкой, так как во многом покоилась на его личном авторитете. Неожиданная смерть короля ввергла Францию в за­тяжной подшический кризис, активизировав те центробежные силы, которые Генриху IV в свое время удалось подавить, но не устранить.

Одной из таких сил была крупная аристократия («гранды»), тяготившаяся сильной центральной властью. Другой — гугеноты, имевшие, в соответствии с секретными статьями Нантского эдик­та, свои вооруженные силы и представлявшие собою «государ­ство в государстве». Они признавали авторитет своего бывшего вождя, изошедшего на трон Франции, но отсюда вовсе не следо­вало, что они проявят такую же покорность по отношению к его преемнику.

Наследником Генриха IV стал его восьмилетий сын Людо­вик XIII (16Н)—1643), а регентские права получила королева- мать Мария Медичи. Ей предстояло исполнять эти обязанности до совершеннолетия сына (оно наступало в 13 лет). Ее сторонники так спешили провозгласить регентство, что, вопреки ірадиіши, сделали эго еще до похорон покойного монарха.

37-летняя Мария Медичи не имела политического опыта. Не­далекая и капризная, жадная до удовольствий, она рассматривала казну как собственное достояние и беззастенчиво расходовала в личных целях. Истовая католичка, она ненавидела протестантов, искренне симпатизируя Контрреформации. Однако, опасаясь лоте-

рять власть и связанные с нею преимущества, королева отлича­лась осторожностью и избегала рискованных шагов, способных вызвать далеко идущие, а потому непредсказуемые последствия. Так, она поспешила уладить конфликт с Габсбургами, чго по­зволило предотвратить большую войну, слишком опасную для Франции при отсутствии сильного монарха и единства в обще­стве. В 161 1 ! испано-французский договор в Фонтенбло разре­шил спорные проблемы. Вначале 1612 г. было объявлено о пред­стоящих браках Людовика XIII с испанской инфантой Анной Австрийской, а его сестры — с наследником испанского пре­стола.

Мария Медичи сумела избежать и конфронтации с гугенота­ми, сохранив привилегии, дарованные им Нантским эдиктом,

Главная опасность королевской власти исходила от вновь под­нявшей юлову аристократической оппозиции, которую возгла­вил принц крови Генрих Конде. Первое время Марии Медичи удавалось откупаться от грандов, не допуская их власти. Государ­ственными же делами заправляли фаворит королевы итальянец Кончиио Копчини (с 1613 г. его официально именовали маршал д’Анкр) и сю жена Леонора Галигаи.

Когда государственная казна оскудела и поток пожалований ИССЯК, [ранды в 1614 г. подняли мятеж и добились от королевы согласия па созыв Генеральных штатов. Однако правительству уда­лось оттянул ь созыв Штатов до совершеннолетия короля (2 октяб­ря), чтобы не допустить обсуждения на них вопроса о регентстве.. Официально вступив в права, Людовик ХШ туч же объявил о назначении своей матери главой Королевского совета. Таким об­разом, правление Марии Медичи продолжалось и после заверше­ния реген юз на.

Заседания Генеральных штатов продолжались с 21 октября 16)4 г. по 23 февраля 1615 г. Формально их функция заключалась в подго­товке и прели гавлении королю от каждого из трех сословий свод­ных наказов, составленных на основе соответствующих наказов провинции. Однако по ходу работы обозначились острые проти­воречия между разными сословиями.

Первое сословие — духовенство — предложило принять за ос­нову религии той политики правительства постановления Три- дентского собора, направленные на борьбу с протестантизмом, что привело бы к усилению влияния папского престола на внут­ренние лсла Франции. Против этого выступили депутаты третьего сословия, преимущественно офисье, проникнуз ые духом воин­ствующего I алликанства. Они заявили о полной независимости французскою короля от любой власти, в том числе духовной.

Дебаты между первым и третьим сословиями достигли такой остроты, что королю пришлось положить конец дискуссии, ВЗЯВ вопрос на рассмотрение в своем Совете.

Еще более острые противоречия возникли между вторым и третьим сословиями. Депутаты от дворянства потребовали прекра­тить практика анноблирования через покупку земли или должно­сти. Особенно активно они добивались запрета на продажу долж­ностей и отмены полетты, а также требовали для себя новых при­вилегий, В О! нет депутаты третьего сословия заявили о недопусти­мости предоставления дворянству новых нрав и осудили недав­ний аристократический мятеж, предложив для предотвращения впредь подобных событий разрушить существующие в стране дво­рянские замки. Не решаясь открыто отстаивать сохранение резко критикуемой в других слоях общества полетты, офисьс добива­лись увязывания этой меры со снижением налогов и с сокраще­нием пенсии дворянству.

Стремясь примирить противоборствующие стороны, прави­тельство попыталось учесть мнение обеих и одновременно с от­меной полетты сократило пенсии на 25 %. Однако уже гюслс зак­рытия Штатов полетта под давлением парламентов была восста­новлена.

Отсутствие у правительства четкой, последовательной полити­ки и его постоянные попытки лавировать между различными со­циальными силами сделали очевидной полную беспомощность власти. Это побудило грандов возобновить свои притязания с но­вой силой. 1615—1617 годы ознаменовались новыми мятежами ари­стократии, дли умиротворения которой правительству приходи­лось идти на все новые уступки.

Не улучшил ситуацию и государственный переворот 24 апреля 1617 г., когда верные королю мушкетеры убили ненавистного фаворита королевы маршала д’Анкра, а сама Мария Медичи была отстранена о: власти. Вставший во главе правительства фаворит кораля Люшп. вскоре снискал себе такую же всеобщую ненависть, как и его предшественник.

Сосланная в провинцию королева-мать возглавила аристокра­тическую оппозицию и стала активной участницей мятежей гран­дов в 1618 і 620 гг. Положение усугублялось еще и тем, что по­мимо аристократических начались гугенотские восстания. Усоби­цы, разорявшие страну и опустошавшие казну, продолжались несколько лез.

Ситуация несколько стабилизировалась только после прими­рения Людовика XIII с матерью и последовавшей вскоре смерти королевского фаворита Люиня (1621), умершего во время осады одной из гугенотских крепостей. После его кончины король попы­тался сам руководить правительством, но без успеха.

Упорный и достижении поставленных целей, храбрый на поле боя, Людовик XIII, однако, не обладал способностями ни госу­дарственного деятеля, ни полководца и нуждался в мудром, даль­новидном советчике. Таким для него стал кардинал Ришелье.

Арман Жан дю Плесси, будущий кардинал и герцог Ришелье (1585— 1642)т готовился в юности к военной карьере, но в инте­ресах семьи был вынужден принять духовный сан. Став еписко­пом Л юсон а. он участвовал в заседаниях Генеральшах штатов 1614 — 1615 гг., где обратил на себя внимание Марии Медичи, которая ввела ею в правительство. После переворота 1617 г. он лишился этого поста к последовал за королевой в ссылку.

Когда же король помирился с матерью, Ришелье благодаря поддержке Марии Ме­дичи в 1677 к получил сан кардинала, а в 1624 г. - место в Коро­левском совете. В том же году король назначил его першам мини­стром.

Позднее Ришелье в своем «Политическом завещании» так оп­ределил задачи, стоявшие перед его правительством: I) ликвида­ция гугенотского «государства в государстве», 2) подавление ари­стократической оппозиции, 3) активная внешняя политика про­тив гегемонии Габсбургов.

Однако французская монархия не могла вступить в борьбу с Габсбургами, пока не была упрочена централизованная власть внутри страша. Поэтому в начале правления Ришелье ею основ­ные усилия были направлены против внутренних врагов. В борьбе против туч енотов и грандов Ришелье первое время пользовался активной поддержкой Марии Медичи и ее окружения ■- гак на­зываемой «партии святош».

Железную хватку Ришелье аристократическая оппозиция смог­ла в полной мере оценить после того, как в 1626 г. он раскрыл антиправительственный заговор («дело Шале»), в котором уча­ствовали многие видные гранды. Ришелье решительно распра­вился с заговорщиками: одни из них лишились свободы, другие — жизни.

Укрепляя королевскую власть, Ришелье предпринял также ре­шительные меры против дворянской вольницы. По его совету в феврале 1626 г. Людовик XIII издал эдикт о запрете дуэлей под страхом смертной казни, а в июле предписал разрушить укреп­ленные замки по всей стране, кроме приграничных областей. Пер­вый министр, считавший, что жизнь дворянина принадлежит только королю, строго следил за соблюдением запрета на по­единки .

Хотя ликвидация гугенотского «государства в государстве» счи­талась Ришелье одной из важнейших стратегических задач, ини­циатива но развязыванию новой войны с протестантами принад­лежала не ему. В июле 1627 г. английский флот высадил десант на подступах к французской крепости Ла-Рошель, принадлежавшей по Нантскому эдикту гугенотам. За свой нейтралитет они потре­бовали от правительства ряд стратегически важных укрепленных пунктов в окрестностях города, но, подучив отказ, поддержали англичан. Вслед за ними восстали и гугеноты Лангедока.

В сентябре 1627 г. французская армия окружила Ла-Рошель. Оса­да, которой лично руководил Ришелье, длилась больше года. Ко­ролевские поиска ценою неимоверных усилий сумели построить дамбу, отрезавшую подвоз по морю припасов в юрод. Попытки английского флота ее разрушить успехом не увенчались, и в ок­тябре 1628 г. изможденные голодом защитники Л а-Рошели капи­тулировали. Король, по совету Ришелье, простил побежденных и даровал им свободу вероисповедания, В Л а-Рошель были направ­лены обозы с продовольствием, однако отныне она лишилась былой автономии,

В июне 1620 [. гугеноты были разгромлены и в Лангедоке. 28 нюня король издал в Але Эдикт милости, где подтвердил основные статьи Нантского эдикта о свободе вероисповедания протестан­тов. Дополнительные же статьи, обеспечивавшие им политичес­кую и военную самостоятельность, были отменены. Гугенотское «государство в i осударстве» прекратило свое существование.

Убедив короля проявить милость по отношению к побежден­ным гугсиошм. Ришелье навлек на себя гнев ранее поддерживав­шей его «пар[ ни святош», которая требовала сурово покарать мя­тежных еретиков. Мария Медичи стала добиваться от короля за­мены первою министра. В ноябре 1630 г. она уже почти и этом преуспела, по кораль после нескольких часов колебании вес же поддержал Ришелье. Наиболее видные фигуры «партии святош» были арестованы, а Мария Медичи некоторое время спустя на­всегда бежала за границу.

Попытка брата короля — герцога Гастона Орлеанского поднять в 1632 г, вооруженный мятеж, поддержанный губернатором Ланге­дока, также закончилась неудачей. I сентября королевские войска разбили армию мятежников при Кастельнодари. Лангедокский гу­бернатор был казнен. Гастон Орлеанский покаялся и был прошен.

Дабы упрочить влияние центральной власти в провинции и по­ставить мол контроль местную аристократию, Ришелье в 1630-е гг. стал широко использовать институт интендантов — королевских уполномоченных на местах, подчинявшихся непосредственно пер­вому министру. Это не было его собственным изобретением: по­добные уполномоченные назначались королями лля выполнения разовых поручений еще в XVI в., но именно при Ришелье их дея­тельность приобрела постоянный характер.

Дальнейшему продолжению политики кардинала Ришелье по усилению центральной власти и укреплению стабилизации внут­ри страны помешало вступление Франции в Трилнатилетнюю войну. Тщательно готовясь к открытой борьбе прошв Габсбургов, Ришелье cl дрался как можно дольше оггнгивать непосредствен­ное участие Франции в войне, продолжавшейся с 1618 г. Он пред-

почитал впешпь чужими руками, финансируя с I("»30 г. апгигабс- бургскую коалицию. Однако поражение в 1634 г. шведов при Нерд- лингене все же заставило Францию в 1635 г. начать военные дей­ствия, принявшие затяжной, изнурительный характер.

Хотя в основном они разворачивались не на территории Фран­ции, война лепта тяжелым бременем на французов. Оплата ар­мий, субсидии союзникам привели к гигантскому росту государ­ственных расходов. Если в 1630 г. они составляли около 42 млн ливров, то в 1641 т. — 117 млн. Для изыскания этих сумм прави­тельство мно1 о кратно увеличивало налоги. Если в 1630 г. основной поземельный н;шог (талья) составлял около 7,5 млн ливров, а на­лог на сол!. (табель) — 1,6 млн, то в 1641 г. — 32,5 и 7 млн соответ­ственно. На столь беспрецедентное усиление фискальною гнета население о] ьетило невиданными со времен Жакерии восстания­ми, наиболее крупными из которых стали движения крпканов[4] в Перигоре ( 1637) и босоногих в Нормандии (1639).

Тяготы воины общественное мнение связывало с именем Ри­шелье, ставшего крайне непопулярным. Подобными настроения­ми в своих интересах попыталась воспользоваться аристократия, влияние которой в военное время возросло, поскольку именно из ее рядов набирался командный состав армии. Гранды оркншзова- ли ряд заговоров с целью устранить первого министра и заклю­чить мир с I абсбургами.

Весной 1641 г, они осмелились даже на открытый военный мя­теж. Граф С.'уассон на испанские деньги собрал вооруженный от­ряд в Седане и выступил в поход на Париж. По дороге к нему присоединились многие дворяне, недовольные Ришелье. 9 ИЮЛЯ Суассоп рад [томил высланную против него королевскую армию, но в тот же лень погиб из-за нелепой случайности: поправляя забрало шлема стволом пистолета, он нечаянно нажал на курок. Оставшись без предводителя, армия мятежников рассеялась.

В 1642 к, будучи уже смертельно больным, Ришелье сумел рас­крыть последний в своей жизни заговор, возглавлявшийся фаво­ритом короля графом Сен-Маром. Заговорщики собирались убить первого министра и вступили в тайное соглашение с испанцами о заключении мира в случае успеха задуманного. Разоблаченный кардиналом. Сен-Мар в сентябре 1642 г. был казнен. А 4 декабря того же гола умер и сам Ришелье.

Дата: 2019-02-19, просмотров: 194.