Джордж Турбервилль. Послания из России (фрагменты)

Джордж Турбервилль (ок. 1540 – ок. 1610) происходил из старинного английского рода. В июне 1568 г. он в качестве секретаря посла королевского посольства отправился в «Московию». Поездка продолжалась год (1568–1569), более полугода прошло в ожиданиях царских аудиенций в условиях, напоминавших домашний арест, примерно три месяца заняло пребывание на русском Севере, остальное время ушло на дорогу.

Спенсеру.

Земля покрыта лесом и неплодородна,

Песчаных много почв, пустых, которые к посевам непригодны.

Однако хлеб растет, но, чтоб зерно не захватили холода,

Весь урожай здесь убирают раньше времени всегда.

Скирдуют, не дождавшись, чтобы вызрело зерно,

И сноп к снопу, необмолоченным – так сушится оно.

К зиме становится земля промерзлой тут,

На пастбище ни травы, ни другие злаки не растут.

Тогда весь скот – овца, и жеребенок, и корова –

Зимует там, где спит мужик, все вместе под одним и тем же кровом.

Мужик как жизнью дорожит своей скотиной

И бережет ее от холодов зимою длинной.

Семь месяцев стоит зима, но солнце яркое, как в мае,

Когда здесь пашут землю и пшеницу засевают,

Умершие зимой без погребения лежат в гробах еловых, богач или бедняк,

Зимою землю мерзлую не прокопать никак.

А дерева повсюду здесь хватает,

Гробов достаточно для всех, кто умирает.

Возможно, справедливо ты испытываешь изумленье,

Что мертвые так долго здесь лежат без погребенья.

Поверь мне, только лишь последнее тепло уйдет,

Как жуткий холод в камень превратит тела и все вокруг скует.

Поэтому они живому без вреда лежат,

Пока весной тепло не возвращается назад.

Зверей их можно с нашими сравнить на глаз,

Мне кажется, размерами они поменьше, чем у нас.

С английскою говядиной по вкусу мясо схоже, но отдает водой,

Хотя является для них желанною едой.

С овцы здесь остригают шерсть, она весьма невелика.

Повсюду птичьи стаи – на суше, на воде средь тростника.

Поскольку много птицы, то и мала ее цена,

Но дичь готовить не умеют, лишь только варится она.

В печь раскаленную ее в котле поставят

Без вертела и без прута, вот так и дичь, и мясо варят.

Посуду оловянную в стране не знают,

Но миски и ковши искусно из березы вырезают,

А ложки деревянные висят на поясах у русских сплошь,

Знать носит ложку и большой мясницкий нож.

Дома невелики, стремятся их в местах высоких строить,

Чтоб снег не заносил, когда зимою все вокруг покроет.

Здесь кровлю крепят на стропилах, пригнанных так ровно,

А стены составляют длинные, как мачты, бревна.

Меж бревен мох, чтоб сохранить тепло, проложен,

Хоть способ этот груб, но безотказен и несложен.

На крыши от обильного дождя и снега толстым слоем кору кладут.

В строительстве не пользуются камнем тут.

Зимою в каждой комнате для обогрева служит печь,

А дров здесь столько, сколько смогут сжечь.

Стекла английского они не знают,

Но горною породою – слюдой,– нарезав тонким слоем, нитками сшивая,

Расположив красиво, как стекло, они свое окошко закрывают.

Однако и стекло не даст вам лучший свет,

Хоть дешева слюда, и ничего богатого в ней нет.

То место, где их бог висит, для них священно,

Хозяин не садится сам туда; вошедший непременно

Поклоны лбом о землю, преклонив колена, отбивает

И, честь приняв, на то святое место восседает.

Хозяин не постель вам приготовит, а медвежью шкуру бросит,

А гость под голову свое седло приносит.

Я удивлялся этому,– зачем так плохо спать,

Когда в избытке птицы здесь, легко перо собрать.

Но это оттого, наверное, что так груба страна,

Они не видят удовольствия от сна.

Паркеру.

Русские люди полны, с большим животом и без талии,

Их лица коричневы от очага и выраженье уловишь едва ли.

Здесь каждый волосы на голове стрижет и обривает,

А длинных локонов носить себе никто не позволяет.

Но если господина своего кто потерял расположенье,

Не сможет волосы он стричь, пока не выпросит прощенья.

Того, кто впал в немилость, можно сразу же узнать,

Увидеть только голову его и – без ошибки – «Это он!» сказать.

И так все время полагается их волосам расти,

А тем, кто выкажет расположение к несчастным, едва ли жизнь свою спасти.

Одежда их невесела, для глаза даже неприятна,

И шапка вверх над головой торчит высоко и занятно,

Ее название «колпак». Носящих брыжи мне не довелось встречать,

Рубашки с воротами в жемчугах здесь носит знать,

Рубашки длинные, их расшивают русские по низу сами,

И рукава в два дюйма цветными тоже вышиты шелками.

Поверх рубашки надевают однорядку, то есть жакет,

Вкруг толстой талии портки повяжут, но и похожего на бриджи нет.

Одежда их однообразна, и знают лишь льняные ткани

Да пару шерстяных носков наденут вместе с башмаками.

У башмаков их острые носки, а каблуки железом подбивают,

Поверх всего богатые здесь шубу меховую надевают.

Все пуговицы шелком, серебром у богача отделаны наверняка,

А одеянье длинное – «армяк» – вам сразу выдаст бедняка.

Так одеваются у русских...

А лошадей у них подковывают редко и немногих,

Лишь почтовых, из-за того, что скользкие зимой дороги.

Их тонкими подковами с шипами подкуют

И за день лошади по восемьдесят верст пройдут.

Ударят лошадь и рванет она во весь опор,

Во всей стране не сыщется и пары шпор,

А если лошадь не идет, то русские пускают в дело кнут,

Которым лошадей нещадно по бокам и ребрам бьют.

Здесь любят шахматы, чтоб только непременно был «шах» и «мат», ведет игру любой,

Хотя умения большого достигают они своею постоянною игрой.

Еще они играют в кости, как кутилы,

А жулики и в поле сели бы играть, лишь только бы что ставить было.

Как и у нас, в игре используются маленькие кости,

Игрок их поднимает вверх и должен через палец перебросить.

Но все же, полагаю, кости – не для них игра,

В нее у них идут и лошади, и седла – все, что дешевле серебра.

Данси.

И в незнакомой мне земле, вращаясь среди русских, чуть не сгинул.

Народ здесь груб, к порокам низким склонен,

Пьянство в их природе, и этот люд лишь свиты Бахуса достоин.

А если голова у них когда-нибудь трезва, то и с подсказкою шагнут едва-едва.

Друзей хозяин пригласит на праздник, на угощение не поскупится,

Достанет дюжину сортов питья, чтоб вдосталь каждому напиться.

Напитков разных здесь не перечесть, но, сев обедать,

Всегда на стол поставят мед и квас, которые и мне пришлось отведать.

На водянистом, терпковатом квасе их мужик живет;

Поскольку квас готовится легко, его он очень много пьет.

Другой напиток – мед из сладкого нектара,

Что по усам течет, а в рот его вам попадает мало.

А если к соседу в гости сам мужик пойдет,

То, не заботясь о еде, он только пьет и пьет...

Но жалкие одежды ложь их выдают.

Ничтожнейший простолюдин на лошади здесь разъезжает, не иначе,

И женщина, совсем не так, как наша,

На лошади верхом и рысью скачет.

На каблуках и в пестрых одеяньях – женщины, мужчины,–

И, не жалея денег всех на это, ступают чинно.

Кольцо висячее у женщин уши украшает,

А иным, по древнему обычаю, ничто гордится этим не мешает.

Их внешность выражает ум, печаль, походка их степенна,

Но к поступкам грубым при случае они прибегнут непременно.

Словарь:

Деспина – неофициальный титул Софьи Палеолог, второй жены Ивана III. Происходит от титула «деспот» («владыка»), который носил отец Софьи, Фома Палеолог. По-видимому, греки и итальянцы, пребывавшие в Москве, в дополнение к титулу «московской великой княгини», называли Софью «деспиной», подчеркивая ее происхождение из византийской императорской династии. В русских летописях это слово не встречается – там Софья называется «царевной», а после венчания с Иваном III –  «великой княгиней».

Брыжи – украшение мужской и женской одежды в виде пышной кружевной отделки на груди, у ворота или на манжетах.

Однорядка – русская верхняя одежда, женская и мужская.

Портки (разг.) – штаны.

Армяк – русская верхняя зимняя одежда.

 

№6. Отношения Ивана Грозного с приближенными.

Задание: прочитайте «Послание Ивана Грозного Василию Грязному» (1574 г.) и ответьте на вопросы:

1. Каковы рассуждения Ивана Грозного относительно выкупа пленных?

2. В чем состояла просьба Василия Грязнова? Каково было отношение к ней Ивана Грозного? Согласны ли вы с его решением? Почему?

3. Насколько справедливыми, на ваш взгляд, были решения Ивана Грозного в данных случаях? Как данные поступки характеризуют его как человека и как правителя?

Источники:

1. Послание Ивана Грозного Василию Грязному // Изборник. Повести Древней Руси. М.: «Художественная литература», 1987 г. С. 260–261.

Дата: 2018-12-28, просмотров: 125.