ОСНОВНЫЕ КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ РАЗНОЧТЕНИЙ

 

Наиболее простым критерием оценки вариантных чтений, возможно, является правило "выбирать то чтение, которое лучше всего объясняет происхождение других". Мы следуем этому очевидному критерию, когда встречаемся с ошибками или "разночтениями" в современных книгах. Например, два издания классического произведения Джона Беньяна "Путь паломника" отличаются друг от друга в описании истории о том, как Кристиан нашел и использовал ключ, с помощью которого он бежал из крепости Даутинг. В одном из этих изданий можно прочитать, что "замок проворачивался крайне туго" ("The lock went desperately hard"), в то время как в другом — "замок проворачивался чертовски туго" ("The lock went damnable hard"). Какое из этих чтений было первоначальным, а какое — исправленным? Написал ли Беньян "крайне" ("desperately"), а современный редактор по непонятным причинам заменил его на "чертовски" ("damnable")? Или Беньян написал "чертовски" ("damnable") (используя это слово не в обыденном значении), и кто-то изменил его, решив, что такое выражение слишком грубо? На этот вопрос нельзя дать уверенного ответа[337].

Другим критерием, который мы можем рассматривать в качестве базового, является реконструкция истории вариантного чтения как необходимое условие формирования нашего представления о тексте. Например, в ранних выпусках второго издания полного словаря Webster's New International Dictionary of the English Language (Спрингфилд, 1934) имеется словарная статья: dord (dord), n. Physics & Chem. Density.

Однако в английском языке слова "dord" не существует, и его наличие в столь уважаемом словаре является результатом того, что можно назвать случайной "ошибкой переписчика". Как позже разъяснили издатели, такая статья появилась из-за ошибки в сокращении слова "density" (плотность), где были использованы одновременно строчные и прописные буквы. Фактически статья должна была выглядеть так:

d. or D., Physics & Chem. Density.

Кто-то, не обратив внимание на точки, воспринял эти буквы как одно слово и обозначил его как существительное. Примечательно, что эта ошибка оставалась необнаруженной на протяжении почти десяти лет, в течение которых книга переиздавалась несколько раз.

Другой пример подобной "ошибки клерка", появившейся из-за некомпетентности, можно найти в очень уважаемом издании "Кто есть кто в Америке" ("Who's Who in America"). Когда в этой известной энциклопедии знаменитостей впервые появилась биография Томаса Манна, его имя было приведено там очень торжественно, с использованием среднего (второго) имени. В издании 1939 г. статья начиналась полужирной надписью "Mann, Thomas Schriftst", однако в последующих выпусках слова "Schriftst" уже не было. Возникает вопрос: какая из форм имени правильная? Обратившись к германскому справочнику "Кто есть кто" — "Wer Ist's", понимаешь, что слово "Schriftst." является принятым в этом издании сокращением немецкого слова "писатель" (Schriftsteller). Очевидно, тот, кто готовил биографический очерк для американского издания, ошибочно принял сокращенное название рода занятий Манна за его среднее имя.

Описанные выше два критерия могут широко использоваться и дополняться путем включения многих частных критериев. Однако полезно было бы более детально рассмотреть различные аспекты, принимаемые во внимание исследователями при оценке вариантных чтений в свидетелях новозаветного текста. Такие критерии принято классифицировать в терминах (1) внешних признаков и (2) внутренних признаков, последние из которых включают в себя то, что Хорт (Hort) определял как "вероятности переписки" и "вероятности подлинника". (Здесь студенту желательно перечитать приведенные ранее материалы о принципах, предложенных в издании Весткота и Хорта, с. 126-132, а также обзор более поздних работ Б. X. Стритера (В. Н. Streeter) по теории текста, с. 164-168.) Далее следует перечень основных положений, которые должен иметь ввиду текстолог при оценке вариантных чтений новозаветного текста.

Схема основных критериев и положений, которые должны быть учтены при оценке вариантных чтений

I. ВНЕШНИЕ ПРИЗНАКИ, основываются на следующих данных:

1) Датировка свидетеля текста. (Здесь большее значение имеет не возраст самого документа, а датировка того типа текста, который он содержит. Свидетельства некоторых минускульных рукописей (таких, например, как 33, 81 и 1739) имеют большее значение, чем некоторые из более поздних или вторичных унциальных манускриптов.)

2) Географическое распространение свидетелей текста, поддерживающих данный вариант чтения. (Важно определить, являются ли географически удаленные свидетели текста действительно независимыми друг от друга. Совпадение, например, между старолатинскими и сирийскими свидетелями текста может происходить из-за влияния на них "Диатессарона" Татиана.)

3) Генеалогические связи текстов и семейств текстов данных свидетелей. (Свидетели текста должны в первую очередь оцениваться качественно, а не количественно. Более того, здесь недопустимы чисто механические способы оценки, так как существует разница в относительной значимости отдельных факторов для различных типов разночтений.)

II. ВНУТРЕННИЕ ПРИЗНАКИ, включают в себя два вида вероятностей:

А. Вероятности переписывания, зависящие от палеографических особенностей и пристрастей писцов.

1) Обычно предпочтение должно отдаваться более трудному варианту чтения, особенно, когда поверхностное чувство ошибочно и более глубокое рассмотрение его подтверждает правильность. (Здесь "более трудный" значит "более трудный для писца", желающего внести исправления. Большинство таких исправлений, вносимых переписчиками, как правило, характеризуются поверхностностью, зачастую в сочетании с "видимостью улучшения при его отсутствии" [Wescott-Hort, ii, p. 27]. Очевидно, что понятие "более трудное чтение" является относительным, и порой его суть постигается тогда, когда оно должно классифицироваться как настолько трудное, что, кажется, его появление могло произойти только вследствие случайной ошибки при переписывании.)

2) Обычно предпочтение отдается наиболее краткому чтению, за исключением случаев когда (а) может иметь место параблепсис, вызванный гомеотелевтонией, (б) переписчик мог опустить отрывок, полагая, что он (i) избыточный, (ii) грубый или (iii) противоречащий благочестивой вере, литургическому обычаю или аскетической практике.

(Ср. более полное выражение этого критерия Грисбахом (Griesbach), с. 117)

3) Поскольку переписчики часто приводили расходящиеся друг с другом в параллельных местах отрывки в гармонию между собой, то чтение (в цитатах ли из Ветхого Завета или же в различных евангельских повествованиях, описывающих одни и те же события), содержащее буквальное несогласие, обычно предпочтительнее того, которое согласуется буквально.

4) Переписчики могли иногда: (а) заменять непривычное слово более знакомым синонимом, (б) приводить менее изысканную грамматическую конструкцию или менее изящное выражение в соответствии с аттическими нормами языка, или (в) добавлять местоимения, союзы и вводные слова, улучшая текст.

В. Внутренние вероятности, зависящие от предположений о том, что автор скорее всего мог написать,

Здесь учитываются:

1) стиль и вокабуляр автора на протяжении всей книги,

2) ближайший контекст,

3) согласование с другими отрывками того же автора и с Евангелиями,

4) арамейский подтекст учения Иисуса,

5) приоритет Евангелия от Марка,

6) влияние христианской среды на формулирование и распространение данного отрывка.

Не все вышеуказанные критерии могут быть применены в каждом случае. Текстолог должен знать, какие признаки имеют бесспорное преимущество перед другими. Учитывая, что текстология является в той же степени искусством, как и наукой, становится понятным, почему в некоторых случаях разные ученые придают различное значение тому или иному признаку. Такая разноголосица неизбежна, например, в случае, если признаки разспределены так, что более трудное чтение находится только в поздних свидетелях текста, или наиболее пространный вариант — только в ранних.

Одной из опасностей, подталкивающих представителей любой науки к противостоянию, является тенденция к одностороннему и чрезмерно упрощенному анализу и решению заранее несопоставимых вопросов. В текстологии эта тенденция может наблюдаться тогда, когда ученый, вооружившись каким-либо одним методом или критерием анализа текста, более или менее неразборчиво применяет его к широкому спектру задач. Например, в начале XX в. Адалберт Меркс (Adalbert Merx) в трехтомном труде пытался доказать, что западный тип текста является более близким к оригиналу, чем тот, что представлен в Синайском сирийском палимпсесте[338]. Около полувека назад Адольф фон Гарнак (Adolf von Harnack), убежденный в том, что принципы новозаветной критики нуждаются в пересмотре, предложил, чтобы место латинской Вульгаты в арсенале критических средств было существенно пересмотрено[339]. Несмотря на то, что это имело положительные стороны, так как некоторые ученые не отдавали должного вкладу бл. Иеронима в текстологию, предложение Гарнака относительно пересмотра веса свидетельств Вульгаты при оценке вариатов чтений встретило многочисленные враждебные отклики, в том числе и со стороны некоторых католических ученых[340]. Аналогичным образом необычное предположение фон Зодена (von Soden) о влиянии сокращений текста Нового Завета Маркионом и Татианом и повторное обращение А. К. Кларка к наиболее пространному тексту могут рассматриваться сегодня как предостережения против одностороннего и неоправданно упрощенного подхода[341].

ПРОЦЕДУРА ОЦЕНКИ ВАРИАНТНЫХ ЧТЕНИЙ

 

Научить человека, как стать текстологом, все равно, что научить кого-нибудь, как стать поэтом. Можно сформулировать основополагающие принципы и критерии и описать некие процедуры, но корректное их применение в каждом конкретном случае остается уделом сообразительности и проницательности студента. Имея это в виду, начинающий текстолог и должен воспринимать изложенное далее упрощенное описание методологии критики текста.

В качестве предварительного шага при анализе и оценке признака, найденного в критическом аппарате, должен быть составлен список нескольких вариантных чтений с их источниками. Это поможет яснее увидеть исходное состояние проблемы, особенно если документ имеет два или более значимых разночтения.

При оценке признака студент должен начинать с внешних факторов, задаваясь вопросом — поддерживается ли какой-нибудь вариант чтения наиболее древними рукописями или ранним типом текста. Определенное преимущество отдается наиболее ранним чтениям и чтениям, поддержанным источниками из удаленных друг от друга географических точек С другой стороны, чтения, поддерживаемые только койне, или византийским типом текста (сирийской группой по Хорту), могут быть отложены в сторону как в большинстве своем вторичные[342]. Это исключение делается в силу того, что текст койне основывается на редакции, сделанной в конце III в. Лукианом Антиохийс-ким или его соработниками, сознательно комбинировавшими различные элементы из ранних типов текста. Несмотря на то, что он представлен подавляющим большинством греческих рукописей (он был принят, с последующими исправлениями, как текст, признанный Греко-Православной Церковью), численный перевес свидетельств не имеет никакого значения ввиду вторичного происхождения данного типа текста.

Для облегчения процесса определения типов текста, поддерживающих данные вариантные чтения, студент должен свободно владеть информацией, содержащейся в приведенных ниже таблицах свидететелей текста. Однако при этом необходимо помнить, что предположения об этих типах текста не являются статичными и строго определенными, напротив, каждый тип текста вовлечен в процесс развития[343], который, несмотря на присущие ему отличия и характерные черты как единого целого, не может быть изолирован в строгих и точно очерченных границах.

КОЙНЕ, ИЛИ ВИЗАНТИЙСКИЕ СВИДЕТЕЛИ ТЕКСТА. Евангелия: А, Е, F, G, Н, К, Р, S, V, W (в Мф и Лк 8:13-246 3) ПФ (в Лк и Ин) Ω и большинство минускулов. Деяния: На, Lap, Pa, 049 и большинство минускулов. Послания: Lap, 049 и большинство минускулов. Откровение: 046, 051, 052 и многие минускулы[344].

ТИПЫ ТЕКСТА, ПРЕДШЕСТВОВАВШИЕ КОЙНЕ. Формы текста, предшествовавшие койне, или византийскому типу текста, включают в себя западную группу текстов, так называемый кесарийский и александрийский (по классификации Хорта "нейтральный") типы текстов[345].

Западная группа текстов

Хотя некоторые исследователи придерживаются мнения, что западный тип текста — это своеобразное произведение одного или нескольких человек, пересмотревших ранний вариант текста[346], большинство ученых не находят этот тип однородным, что позволяло бы говорить об исправлении текста. В этом случае скорее можно заключить, что данный вид текста явился результатом ненаправленного и "естественного" роста рукописной традиции и переводческой деятельности.

Западный тип текста можно проследить, начиная с достаточно раннего периода, когда он использовался Маркионом (и возможно Татианом), Иринеем, Тертуллианом и Киприаном. Наиболее важными свидетелями этого типа текста являются кодекс Безы и старолатинские рукописи, характеризующиеся длинными и краткими добавлениями и некоторыми заметными пропусками. Так называемый западный текст Евангелий, Деяний и Павловых Посланий был широко распространен[347] не только в Северной Африке, Италии и Галлии (которые географически являются "западными" территориями), но также в Египте[348] и (в нескольких измененных формах) на Востоке. Последние указанные формы текста представлены древнесирий-скими рукописями: Синайской и Кьюртонской, а также множеством маргинальных надписей на разговорном сирийском, и возможно на палестинском сирийском языке.

Весткот и Хорт рассматривают западный тип текста в основном как полностью поврежденный и принимают в качестве оригинала только то, что они называют "западными не-интерполяциями". Как указывалось ранее, последующие исследователи (например Мерке и Кларк) отвечали на этот односторонний взгляд таким же односторонним предпочтением западного типа текста. Теперь такие крайние позиции за и против западного типа текста представляются наименее привлекательными, так как большинство специалистов-текстологов придерживаются мнения, что все типы текста, предшествовавшие редакции койне, заслуживают внимания, и что любой из них может сохранять оригинальные чтения, утраченные в других типах текста.

Западные свидетели текста

Евангелия: D, W (в Мк 1:1 - 5:30), 0171, старолатинские переводы, Syr* и Syf (частично), ранние латинские Отцы, "Диатессарон" Татиана.

Деяния: Ρ29, Ρ38, Ρ48, D, 383, 614, Syrhmg, ранние латинские Отцы, комментарии Ефрема (сохранившиеся на армянском языке).

Павловы Послания: греко-латинские билингвы Dp, Ep, FP, Gp; греческие отцы конца III в.; старолатинские переводы и ранние латинские отцы; сирийские отцы до 450 г. (примерно).

Дата: 2018-12-28, просмотров: 142.