ФОНОВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ЭЭГ И ДИНАМИЧНОСТЬ НЕРВНЫХ ПРОЦЕССОВ

Электроэнцефалограмма отличается от других поддающихся регистрации биоэлектрических или вегетативных функций живого организма тем, что она, как можно предполагать, несет в себе огромное количество содержательной психофизиологической информации, которая зашифрована в виде непрерывной последовательности колебаний, обладающих достаточно сложной конфигурацией. Задача декодирования этой информации, т. е. установления возможных соответствий между теми или иными характеристиками электрической активности мозга, с одной стороны, и какими-то психологическими или физиологическими параметрами индивида, с другой, давно уже привлекает внимание исследователей.

При этом нужно иметь в виду, что широта изучения этих фоновых показателей находится в прямой зависимости от того арсенала технических средств анализа ЭЭГ, которым располагает исследователь. При наличии одного лишь регистрирующего прибора возможна только визуальная оценка электроэнцефалограммы, главным образом по параметрам доминирующего ритма, и получение некоторых простейших численных величин. Поэтому в ранних работах электрофизиологов анализируются в основном показатели, относящиеся к альфа-ритму: его индекс, частота и амплитуда, и лишь в последнее время, с развитием автоматической анализирующей техники, стали всерьез изучаться аналогичные характеристики других ритмов, а также ряд показателей, основанных на математической обработке непрерывного волнового процесса, каковым по существу и является ЭЭГ.

Было найдено, что фоновые ЭЭГ индикаторы характеризуются значительной устойчивостью и для каждого данного индивида составляют некоторое мало меняющееся со временем единство (A.L. Loomis et al., 1936; М.Н. Ливанов, 1940; П.И. Шпильберг, 1940). В то же время общий рисунок ЭЭГ кривой и характеристики отдельных параметров биоэлектрической активности мозга весьма существенно изменяется от одного индивида к другому, наводя тем самым на мысль о том, что элементы, составляющие электроэнцефалограмму, находятся в определенной зависимости от каких-то глубоких и стабильных качеств индивидуальности, прежде всего, очевидно, психофизиологического характера.

Этим соображением руководствовались многие авторы, подвергшие исследованию особенности основных ритмов электроэнцефалограммы в аспекте характеристики индивидуальности (D. В. Lindsley, 1952; R.J. Eliingson, 1956; Н. Gastaut, 1954; P.F. Werre, 1957).

Хотя не все такие попытки закончились установлением определенных положительных соотношений, все же наблюдения, догадки и предположения различных авторов дали нам основания думать, что если не все, то, по крайней мере, некоторые ЭЭГ параметры могут находиться в определенной связи с наиболее устойчивыми чертами индивидуальности – основными свойствами нервной системы, составляющими у человека основу ряда психологических личностных особенностей. Некоторые компетентные авторы прямо указывают на такую возможность. Так, Н.В. Голиков говорит: «Специальную классификацию типов электрической активности следует связывать с особенностями типов высшей нервной деятельности» (1956, с. 11). Косвенные данные в пользу такого предположения могут быть систематизированы следующим образом.

Основываясь на том, что концентрация внимания и эмоциональное возбуждение вызывают блокаду альфа-ритма, некоторые авторы исследовали вопрос о возможной связи между альфа-индексом и склонностью испытуемых к невротическому состоянию «тревоги», т. е. повышенной эмоциональной напряженности с фиксацией испытуемого на различных отрицательных, по его мнению, обстоятельствах и факторах.

Данные здесь оказались весьма противоречивы. Если М. Бреже (М.А.В. Brazier et al., 1945) предполагал, что ЭЭГ без альфа-ритма отражают склонность к тревоге, то А. Дондеро (A. Dondero et al., 1956) указывает на отсутствие значимой корреляции между альфа-индексом и тревогой, а Л. Джонсон, Г. Юлет (L. С. Johnson, G. А. Ulett, 1959) нашли, что количество альфа-активности обнаруживает связь с тревогой, но только при измерении в первом опыте, когда эта активность оказывается у лиц, склонных к тревоге, заметно сниженной. После привыкания испытуемого к ситуации связь этих двух показателей уже не наблюдается. Любопытную зависимость наблюдали Ф. Бекман и М. Стейн (F. Н. Beckman, М. I. Stein, 1961), получившие на 33 испытуемых значимую отрицательную корреляцию между успешностью решения логических задач и альфа-индексом; они выдвигают предположение о том, что лица, лучше решающие задачи, и индивиды с малым альфа-индексом «имеют одну и ту же общую черту: более высокий уровень кортикального возбуждения.

Амплитуда альфа-ритма может в некотором смысле рассматриваться как показатель, аналогичный альфа-индексу: состояния внимания и напряжения ведут к снижению амплитуды альфа-ритма так же, как и альфа-индекса. В отношении амплитуды поэтому возможны те же предположения, что и в отношении альфа-индекса. Действительно, X. Гасто с соавторами (Н. Gastaut et al., 1951) характеризуют индивидов с высоковольтным альфа-ритмом как «медленных, спокойных, уравновешенных», а с низковольтным – как гиперсензитивных, гиперэмоциональных, гиперактивных. Л. Сол с соавторами (L.J. Saul et al., 1949) связывают высокую амплитуду с пассивностью и тенденцией к избеганию ответственности и усилий, а низкую амплитуду – с противоположными качествами. А. Манди-Касл (А.С. Mundy-Castle, 1957) отмечает «медлительность, осторожность, уравновешенность» у индивидов с высокой амплитудой альфа-ритма и обратные качества у лиц с низковольтным альфа-ритмом. Дж. Де Ланге с соавторами (1962) нашли, что испытуемые с повышенной амплитудой альфа-ритма и высоким альфа-индексом с психологической стороны характеризовалась активностью, уверенностью в себе и отсутствием напряжения или тревоги, в целом – стабильностью, а испытуемые с низкими амплитудой и индексом альфа-ритма – противоположными качествами: напряженностью, беспокойством, недостаточной адекватностью поведения.

Наименее вариативный ЭЭГ показатель – частота альфа-ритма – обнаруживает, судя по всему, и наименьшую связь с психофизиологическими качествами индивида. Правда, некоторые авторы (М.А.В. Brazier et al., 1945) нашли на большом материале, что частота альфа-ритма у лиц с симптомами тревоги в среднем несколько выше, чем у нормальных людей (11,2 и 10,6 кол/с соответственно), а А. Манди-Касл (А.С. Mundy-Castle, 1957) полагает, что лица с относительно более высокой частотой альфа-ритма (более 10 кол/с) имеют склонность к резкому, импульсивному, неустойчивому реагированию, в то время как лица с меньшей частотой – к более депрессивному образу поведения, однако зависимости, обнаруженные ими, носят все же недостаточно определенный характер.

Все три перечисленных показателя, относящиеся к альфа-ритму, обнаруживают, судя по некоторым литературным данным, и определенную связь между собой. Так, А. Роже (A. Roget, 1960) отмечает, что все показатели, относящиеся к альфа-ритму, связаны между собой, хотя и не очень тесно. Укажем также на систематизацию X. Гасто (Н. Gastaut, 1954), классифицировавшего результаты ряда авторов и свои собственные и пришедшего к выводу о возможности выделения основных типов (синдромов) электрографической записи, внутри каждого из которых находятся в определенном соответствии альфа-индекс, частота альфа– ритма и его амплитуда, а также особенности распределения более частой активности, навязывания ритма и реакции на гипервентиляцию. В частности, синдром гипервозбудимости характеризуется наличием периодов десинхронизации (следовательно, уменьшенным альфа-индексом), высокой частотой (11 – 13 кол/с) альфа-ритма, малой его амплитудой, а синдром гиповозбудимости – высокоамплитудным, непрерывным, без интервалов десинхронизации альфа-ритмом частотой 8 – 9 кол/с. Разумеется, эта классификация отражает лишь основные тенденции, что отмечает и сам автор, однако направление этих тенденций заслуживает внимания.

Можно считать весьма вероятным, что в психологических качествах, упоминаемых перечисленными авторами в связи с теми или иными особенностями альфа-активности, отражаются какие-то свойства нервной системы, нужно только установить, какие именно. Анализ показывает, что ближе всего к этим качествам стоит то свойство нервной системы, которое обычно обозначается как баланс нервных процессов и которое, видимо, следует рассматривать как баланс нервных процессов по динамичности. Тогда высокой динамичности возбуждения в общем случае должен соответствовать низкоамплитудный, высокочастотный альфа-ритм с частыми периодами десинхронизации, а высокой динамичности торможения – высокоамплитудный, низкочастотный альфа-ритм, регистрируемый непрерывно. Это предложение было проверено нами в сопоставлении трех указанных параметров альфа-ритма с рядом показателей ориентировочной и условно-ориентировочной активации.

Результаты этого сопоставления в виде коэффициентов ранговой корреляции приводятся в табл. 5, представляющей собой извлечение из матрицы интеркорреляций всех показателей, изученных в данной таблице (В.Д. Небылицын, 1963 б, 1961 в). В этой таблице обращает на себя внимание высокая корреляция между альфа-индексом и амплитудой альфа-волн (заметим, что измерялась максимальная амплитуда, а не средняя, как обычно), равная +0,60 (р < 0,01); некоторая связь существует также между альфа-индексом и частотой альфа-ритма (р = ‑0,37; р> 0,05), а корреляция между амплитудой и частотой близка к нулю.

При сопоставлении этих фоновых индикаторов с показателями реакции активации выясняется, что альфа-индекс имеет довольно высокие корреляции со многими из этих показателей и что корреляции частоты альфа-ритма в некоторых случаях тоже являются значимыми; что же касается амплитуды альфа-ритма, то, хотя все коэффициенты корреляции ее с показателями активации отрицательны, что указывает на определенную тенденцию, ни один из них не является статистически значимым. При факториальной обработке и показатели активации, и показатели фона вошли в один и тот же фактор, который мы можем сейчас определить как баланс нервных процессов по динамичности. Таким образом, появились основания предположить, что если не все, то некоторые показатели альфа-активности ЭЭГ связаны с динамичностью нервных процессов, определяемой при помощи электроэнцефалографической же методики.

Таблица 5

Коэффициенты корреляции рангов между показателями ЭЭГ покоя и электрокорковыми индикаторами баланса нервных процессов (В.Д. Небылицын, 1963 б)

 

Показатели Альфа-индекс Максимальная амплитуда альфа-ритма Частота альфа-ритма Длительность блокады альфа-ритма на 1‑е предъявление звукового раздражителя Количество предъявлений до угашения ориентировочной реакции на звук Длительность блокады альфа-ритма на 1 – е предъявление светового раздражителя Средняя длительность блокады альфа-ритма при 10 первых сочетаниях звука со светом Средняя длительность условной блокады альфа-ритма Количество предъявлений до угашения условной реакции Количество сочетаний до выработки дифференцировки
Альфа-индекс   60** –37 -54** _64** –45 ** –47 * – 61 ** –45 * –24
Максимальная амплитуда альфа-ритма     –17 –33 –31 –38 –35 –31 –10 –26
Частота альфа-ритма       45* 66** 39 52* 56** 32 29

Примечание. • р < 0,05; **р < 0,01.

Это заключение было подвергнуто проверке во второй серии электроэнцефалографических экспериментов, проведенной примерно на таком же числе испытуемых; разница между сериями состояла лишь в том, что вместо амплитуды альфа-ритма для сопоставления во второй серии был взят другой показатель, а именно суммарная энергия альфа-ритма, измерявшаяся с помощью электронного интегратора (В.Д. Небылицын, 1965 а).

Результаты оказались частично отличными от тех, которые были получены в первой серии (см. табл. 6). Если альфа-индекс по-прежнему дал довольно высокие корреляции с показателями динамичности, то частота альфа-ритма на сей раз не обнаружила связи ни с одним из этих показателей. Что же касается суммарной энергии альфа-диапазона, то этот показатель, являющийся функцией амплитуды и индекса альфа-ритма, коррелирует с показателями динамичности примерно на том же уровне (или чуть выше), что и амплитуда (табл. 5 и 6); при этом направление корреляции совпадает с тем, которое характерно для альфа-индекса.

Таким образом, два самостоятельно проведенных исследования показали в целом удовлетворительное совпадение результатов в той части, которая касается соотношения между показателями альфа-ритма и индикаторами динамичности нервных процессов. Исключение представляет только частота альфа-ритма, корреляции которой в первой серии были довольно высоки, а во второй колеблются около нуля.

Однако влияние динамичности нервных процессов на частоту альфа-ритма все же существует. Оно может быть вскрыто при помощи другого метода статистических испытаний, для успеха в применении которого между исследуемыми параметрами не обязательно наличие «градуальных и соразмерных» соотношений (К.М. Гуревич, 1965 а). Речь идет об оценке значимости различий между средними значениями двух крайних групп испытуемых, отобранных по результатам определения у них динамичности возбуждения или торможения. Использование этого метода дало возможность показать, что и в данной выборке зависимость частоты альфа-ритма, равно как и других показателей фона ЭЭГ, от динамичности существует и даже имеет довольно высокозначимый характер.

Таблица 6

Коэффициенты корреляции между показателями динамичности нервных процессов и фона ЭЭГ

Показатели динамичности

Показатели фона ЭЭГ

частота

суммарная энергия

индекс

тета альфа бета тета альфа бета тета альфа бета
Длительность блокады альфа-ритма при первом предъявлении звука –171 –006 –222 –208 –202 –227 –006 –429 * –303
Число предъявлений до угашения ориентировки на звук –023 065 164 –252 –307 –197 –174 –514 *** 008
Длительность блокады альфа-ритма при первом предъявлении света 002 009 008 –268 . –367 –233 –110 -474 ** 056
Средняя длительность блокады альфа-ритма в 10 «предъявлениях светового раздражителя –065 –058 –104 –298 –398 * –341 –081 –718 *** 011
Средняя длительность блокады альфа-ритма в 25 сочетаниях звука со светом –120 064 –186 –052 –150 –036 023 –309 041
Средняя длительность условнорефлектор-ной блокады альфа-ритма –141 –033 –160 –113 –064 –254 041 – 618 *** –423 *
Число предъявлений до угашения условно-рефлекторной блокады альфа-ритма –142 099 –005 –205 –380 * –321 –097 –612 *** –096

Примечание. • р < 0,1; ** р < 0,05; ***р < 0,01.

Таблица 7

Статистическая оценка различий между средними показателями фона ЭЭГ для групп с высокой и низкой динамичностью тормозного процесса

Показатели

Частота, кол/с

Суммарная энергия,

уел ед

Индекс

тета альфа бета тета альфа бета тета альфа бета
Средние для группы с высокой динамичностью торможения (6 человек) 6,25 10,1 19,9 17 * 180 67 90,5 79 * 95
Средние для группы с низкой динамичностью торможения (6 человек) 6,07 10,38 19,3 11,5 100 42 87,5 60 94
Разность средних 0,18 0,28 0,6 5,5 80 25 3,0 19 1
Критерий t 4,20 3,51 2,92 1,96 5 4,17 3,51 6,89 2,09
Вероятность нулевой гипотезы р

<0,01 <0,01

<0,05 >0,05 <0,001 <0,01 <0,01 <0,001 >0,05

 

В табл. 7 представлены значения средних, их разностей, критериев t и вероятностей нулевой гипотезы, проверяемой относительно сравниваемых средних.

В этой таблице сравниваются группы, сформированные на основе одного из главных индикаторов динамичности тормозного процесса – скорости угашения условной реакции. Можно видеть, что различие средних по суммарной энергии альфа-полосы и по альфа-индексу является весьма достоверным и что достаточно значимо также различие в частоте альфа-ритма, хотя на первый взгляд разность средних здесь слишком мала. При этом лица с высокой динамичностью торможения (с быстрым угашением условной реакции) обладают в среднем меньшей частотой альфа-ритма и более высокими значениями альфа-ритма и суммарной энергии альфа-полосы, которая является функцией индекса и амплитуды альфа-ритма.

Любопытно, что если такое же сопоставление провести для групп, различающихся по динамичности возбудительного процесса (по средней длительности условнорефлекторной реакции активации), то различия оказываются в двух случаях из трех гораздо менее отчетливыми (табл. 8), а именно практически исчезает разница в частоте альфа-ритма, различие в суммарной энергии хотя и остается значимым, но уже только на 5 %-ном уровне, и только разность средних величин альфа-индекса еще более увеличивается.

Таким образом, использование в некотором смысле более чувствительного, чем коэффициент корреляции, статистического критерия позволяет нам вновь подтвердить выводы относительно зависимости показателей, относящихся к альфа-ритму ЭЭГ, от динамичности нервных процессов и, более того, уточнить эти выводы указанием на то, что более значительную роль в вариациях частоты и энергии альфа-ритма играет, по-видимому, динамичность тормозного процесса, в то время как альфа-индекс, по-видимому, в равной мере зависит и от динамичности торможения, и от динамичности возбуждения.

Как уже было сказано, во второй серии наших электроэнцефалографических экспериментов был использован электронный анализатор (В.А. Кожевников, 1954), позволявший кроме альфа-ритма выделять из исходной ЭЭГ полосы частот, относящихся к бета- (14 – 25 кол/с) и тета- (4 – 7 кол/с) ритмам. Мы имели поэтому возможность сопоставить с показателями динамичности нервных процессов некоторые характеристики этих двух физиологических ритмов, а именно частоту, суммарную энергию за 10‑секундные отрезки времени и индекс.

Литературные данные в отношении бета-ритма в общем сходятся на том, что повышенная бета-активность есть один из признаков повышенной эмоциональности, возбудимости, активности и т. д. (P.F. Werre, 1957; W. МсАdаm, J. Е. Orme, 1954; G. К.

Таблица 8

Дата: 2018-12-28, просмотров: 37.