ВОЦАРЕНИЕ ВАЛАРШАКА. ОТ НЕГО ВАЧАГАН ПОЛУЧАЕТ ЦАРСТВО АЛУАНКА

После того, как злодей Пероз ушел со света гнусною смертью, вместо него воцарился брат его Валаршак 84.

И при Вачагане сбылись слова Божьи: «Кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесам» (Матфей, 5, 19). Именно так и поступал боголюбивый царь Вачаган. Прежде всего сам он отвратился от грешных деяний и злого пути, творил множество всевозможных добрых дел, а затем и многие страны [отвратил] от поклонения злым дэвам обратил на святой и истинный путь богопочитания и добрым раскаянием поучал [других] добродетелям. Своими увещеваниями и наставлениями он убеждал исповедовать истинного Христа нахараров своей страны, совершенно осквернивших разум и души свои омерзительной верой могов, а тела — распутным развратом. Примерами из Святого Писания поучал, что воистину будет воскресение усопших по велению Сына Божьего Иисуса, и свершится Страшный суд во веки веков неугасимым огнем над отступниками, неверующими и нечестивыми злодеями, и будут удостоены награды вечной и неизреченной славы исповедующие непостижимое Божество, воскресшие за свои благодеяния 85 по воле того же Бога. И тех, кто после благодати купели спасения перешел в огнепоклонство, он склонил к раскаянию. А тех, кто с малых лет следовал по пути гибели, он приказал просвещать в купели спасения и причащать пресвятой плоти и крови животворящего Сына Божьего.

И сам он весьма радовался не столь своему царствованию, сколь присоединению всех нахараров своей страны к братии святой церкви, памятуя о животворной заповеди, о том, что [если] обратит кто уклонившегося от истинного пути и приучит его к добродетельной жизни, тот «спасет душу свою от смерти и покроет множество грехов» (Послание Иакова, 5, 20).

И день за днем, вдохновляясь в боголюбивом служении, он неустанно отправлял службу в память святых. Вслед за этим он повелел жителям Арцаха 86, страны труднодоступной, находящейся под его властью, оставить обряды идолопоклонства и жертвоприношения, и поклонения скверным идолам.

Будучи весьма благомыслящим, благодетельным, миролюбивым [человеком], созидающим, он направил повеления во все стороны своего царства, многие области которого были отторгнуты злодеем Перозом, а многие князья лишены родовых владений, и возвратил каждому его владение.

Тогда нахарары Алуанка, получившие свои владения, объединившись, взяли с собой [в Персию] мужа из царского рода своей страны бесстрашного, мудрого, ученого и благоразумного, ростом высокого и стройного Вачагана, сына Иазкерта, брата царя Алуанка Вачэ, и возвели его на царский престол через Валаршака, царя персидского.

Вернувшись в Алуанк, он стал думать, как бы оставить отвергающую Бога религию могов и открыто исповедовать Христа — Бога истинного.

И тогда провидение великого Бога внушило царю [персидскому], и царь персидский Валаршак повелел, чтобы каждый твердо держался [42] своей веры, по своей собственной воле, и чтобы никого насильно не обращали в мога 87. Услышав об этом, благочестивый и боголюбивый царь Вачаган с великой радостью и ликованием поспешил в церковь Божью, где неустанными молитвами и в слезах восславлял вечную и неизречимую Святую Троицу. И очень просил он епископов и иереев, монахов и всю братию духовную быть сострадальными и молиться с ним вместе, дабы помирить с собой всемилостивого Бога. Сам же предался посту и молитвам, щедро раздавал бедным милостыню, следуя примеру блаженного Петра, который после отречения (Матфей, 26, 74, 75; Марк, 14, 29; Иоанн, 13, 38, 21, 45-48) все же сумел стать во главе апостолов, а также привратником и князем Царства Небесного. И еще другой из учеников Господа [Христа], который вначале усомнился, а затем, признав его Господом и Богом, получил апостольский сан. Также и многие другие, [усомнившиеся] и грешившие вначале, пошли [по пути] добродетели и унаследовали блаженство вечного царства.

Следуя их примеру, благочестивый царь Вачаган очистился [от грехов] добродетелью чистой веры, истинным обращением в веру в истинного Бога. И для многих других он стал целителем, обратившим их к Богу Иисусу Христу, и избавителем от тяжкого рабства дьявола. Ибо тот врач искусен и более сведущ в искусстве врачевания, кто сам перенес тяжелое ранение мечом и вылечился, испытав на себе различные лекарства и травы, которыми он сумеет быстро исцелить и других раненых. Точно так же [человек] согрешивший, который затем всем сердцем приходит к Богу и исцеляет душу свою раскаянием, этим самым животворным лекарством — исповеданием и покаянием, может стать целителем и обновителем души и тела других [грешников], может всецело обратить их в святую и всесмиренную веру христианскую.

[Вачаган] установил строгие наказания и пени тем, кто строил капища или занимался колдовством, или поклонялся каким-нибудь скверным кумирам, кто не хранил в целости и незыблемости порядки христианские. А если колдуны и чародеи, и жрецы после неоднократного наставления все же продолжали те же гнусные дела, то, подвергая ужасным пыткам, избивая прутьями, на привязи, приводили их к царскому двору, и царь их тяжко наказывал. Таким образом, многих из колдунов, чародеев и жрецов он велел калечить или изгонять [из страны], или обращать в рабов, а еще многих поучал и, совершая христианское крещение, обращал на путь познания Бога. Из них он назначил в разные места епископов, священников и настоятелей. В Камбече и Алуанке утвердил он эти строгие порядки, назначая епископов, священников и иереев. Вся церковная братия была возвеличена и почитаема в годы царствования Благочестивого Вачагана. [43]

ГЛАВА XVIII

ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ШКОЛ ЦАРЕМ ВАЧАГАНОМ ДЛЯ ЗЛОРОДНЫХ ДЕТЕЙ КОЛДУНОВ, О РАСКРЫТИИ СКВЕРНОЙ СЕКТЫ ПЕРСТОРЕЗОВ И ИХ ИСТРЕБЛЕНИИ

Венчанный волею Божьей Вачаган повелел собирать детей колдунов, чародеев, жрецов, персторезов, отравителей и отдавать их в школы, обучать божественной вере, и жизни христианской, дабы утвердить их в исповедании Троицы, направлять по пути богопочитания их отцовский неверующий род. Многих же отроков он собрал в своем собственном селении Ростак, выделил им на пропитание и назначил над ними учителей, приказав обучить их и сделать знатоками христианских порядков.

И каждый раз, когда царь приезжал в свое селение совершать богослужение в память святых, он заходил и в школу, собирал вокруг себя детей колдунов и жрецов, и те окружали его большой толпой, кто с книгами, кто с пнакитами 88 в руках. Тогда царь приказывал им громко читать хором, а сам слушал и, радуясь, гордился ими больше, чем человек, нашедший огромный клад.

[Затем] он взялся разыскать, обличить и расследовать дела злой секты персторезов и отравителей, ибо это были секты, губящие людей. И когда он вознамерился сделать это, милосердный Бог пожелал открыть злую секту [персторезов] рукою боголюбивого царя стереть с лица земли злую секту [персторезов]. Ибо с давних времен, как слышал Вачаган 89, существовало это злодеяние в Алуанке. Предыдущие цари Алуанка или не могли схватить их, или просто пренебрегали ими. А проклятые и злые персидские марзпаны хоть часто и ловили их, но ослепленные взятками, отпускали их на волю.

Однажды, когда люди этой секты совершали свое злое дело персторезания в лесной пещере на берегу реки Куры, привязав отрока одного к четырем колам за большие пальцы, и живьем сдирали с него кожу, в это самое время мимо них по дороге проходил другой юный отрок и, услышав вопли [несчастного], пробрался тайком в пещеру и стал свидетелем злодеяния человекоубийц. [Заметив его], те бросились за ним в погоню, желая схватить его. Спасаясь от них, юноша бросился в великую реку Куру и, заметив дерево на островке посреди реки, незаметно от злодеев подплыл к нему и залез на него. Людей же этих он запомнил. Спасшись таким образом, он переплыл великую реку и, придя к царю, торопясь, рассказал ему обо всем [увиденном].

Услышав об этом, царь стал молиться и благодарить человеколюбивого Христа, повелел братии церковной поститься и молиться Богу, чтобы раскрылось и было искоренено в его стране злое поклонение дьяволу, ибо дьявол так властвовал над мыслями своих послушников-злодеев, что невозможно было кого-либо из злой секты заставить признаться в том. И царь повелел схватить тех людей, которых видели при умерщвлении и еще многих других, о которых знали по слухам. А потом подвергли их избиению и пыткам, но не смогли заставить злодеев признаться. Тогда по велению царя, повалив преступников наземь и смешав едкий уксус с селитрой, стали вливать его им в ноздри до тех пор, пока зрачки их не стали совсем белыми и глаза не начали вращаться во все стороны. Но даже под этими страшными пытками они не сознавались и, запираясь, твердили: «Нет!»

Но так как Бог содействовал царю, чтобы его рукою, как было [44] сказано выше, злая секта была стерта с лица земли, царь решил мудростью заставить их признаться. Он приказал отвести всех их на место убиения. Там царь велел привести к себе одного из них, самого юного и твердо поклялся ему: «Я велю не убивать тебя, если ты признаешься и точно расскажешь подробности бесопочитания». И отрок, опустив голову, начал раскрывать тайны злого верования и говорит: «Приходит дьявол открыто, в образе человека, и повелевает разделиться на три хора и схватить по три человека из каждого хора. Но не калечить и не убивать их, а живьем содрать с них кожу вместе с большим пальцем правой руки. Затем [велит] снимать кожу с груди до левого мизинца, и снять также мизинец левой руки. Также поступить и с ногами, пока человек жив, и лишь после этого [велит] убивать его, снять [всю] кожу, выделать и положить в корзину.

А когда наступает время злого служения, готовят железный складной стул, с ножками, похожими на человеческие ноги, который многие из нас уже видели. На стул кладут роскошные одеяния. Приходит дьявол, наряжается [в одеяния], и садится на стул. Затем, взяв кожу с пальцами девяти убитых людей, он рассматривает их. И если не могут принести долю его [дьявола], он приказывает содрать кору с дерева, и те, зарезав телка или барана, приносят ему в жертву. Он ест и пьет вместе со злыми служителями своими. В это время там держат наготове оседланную и взнузданную лошадь. И сев на лошадь, он [дьявол] скачет до тех пор, пока [уставшая] лошадь не остановится, и тогда он исчезает. И так из года в год». И юноша показал на мужчин и женщин, [принадлежащих] к злодейской секте. А потом пришли и другие члены этой секты и повторили то же. Тогда царь велел отроку тому, рассказавшему все это: «Дарю тебе жизнь, как уже я клятвенно обещал, но только, как они поступали с другими, так поступи с ними и ты». Получив повеление царя, он, перед многочисленной толпой, поступил с ними согласно их обычаям. И как он рассказал, так и сделал со многими перед многочисленной царской свитой. Остальных же [царь велел] гнать каждого в свое селение и убивать на глазах у родственников. Выловив и многих отравителей, царь велел их тоже убивать, ибо они также принадлежали к секте, [поклонявшейся дьяволу], дьявол заставлял их раз в год отравлять одного человека. И если те не могли отравить кого-либо постороннего, то дьявол так неволил их, что те давали смертоносную отраву кому-нибудь из своих родственников.

Были и другие обряды бесопочитания. Один бес ослеплял, другой поражал проказой тех, кто отказывался служить злу. И если злые дьяволы чародейством своим опутывали и других, то и на них обрушивали эти бедствия — слепоту и проказу. Царь хватал их и, [подвергая] страшным пыткам, истреблял в своей стране. Он искоренил в Алуанке и других вредных суеверов и разбойников, как это делает заботливый и трудолюбивый земледелец, который с нежной любовью обрабатывает свое поле, выкорчевывая терние и плевелы, чтобы засеять на нем добрые семена и размножить их, дабы получить урожай в тридцать, в шестьдесят, во сто крат (Матфей, 13, 23) больший. Тогда милостивый, щедрый и довольный Бог, взглянув на всеобъемлющую благопристойность нрава мужа сего и увидев его старания в исполнении божественной воли, раскрыл ему, где именно сокрыты несметные духовные сокровища — мощи святых мучеников Христа.

Комментарии

1. «История страны Алуанк». Настоящий памятник в армянских рукописях озаглавлен по-разному: *** Т. е. «Книга истории страны Алуанк», «Об истории страны Алуанк», «История восточного наhанга Алуанк», «История — (страны) Алуанк» и т. д. В переводах, однако, заглавие книги дается неверно. Так например, Е. Боре и М. Броссе перевели Histoire des Aghovans, К. Патканян — «История Агван», Я. Манандян — Albanische Geschichte, Ч. Довсет — History of Caucasian Albanians и т. д. Как перечисленные ученые, так и первые издатели древнеармянского текста «Истории страны Алуанк» Н. Эмин и К. Шахназарян слово ***, приняв за этноним, ошибочно полагали, что данный памятник является историей некогда существовавшего народа. При этом примечательно, что если Е. Боре, М. Броссе и К. Патканян старались передать слово *** в форме, наиболее близкой к армянскому звучанию, то Я. Манандян и Ч. Довсет решили сохранить античный термин Albania, Albania, причем Ч. Довсету пришлось к слову Albania прибавить еще и слово Caucasian — Кавказская.

2. В армянском переводе Библии: *** — Малелеил жил сто шестьдесят пять лет (Бытие, 5, 15).

3. В армянском переводе Библии: *** — Мафусал жил сто восемьдесят семь лет... (Бытие, 5, 25).

4. Дклат — в Библии Хиддекель (Бытие, 2, 14), семитическое название реки Тигр, берущей свое начало на склонах Армянского Тавра.

5. В русском переводе К. Патканяна (в дальнейшем — перевод К. Патканяна) — Иунан, в переводе В. Аракеляна на новоармянский язык (в дальнейшем — перевод В. Аракеляна) — ***, однако многие рукописи имеют правильное чтение — ***, что соответствует Иавану в Библии (Бытие, 10, 2).

6. Во всех изданиях и переводах вместо сыны Гомера — сыны Фираса: Аскеназ... Это неверно, поскольку, согласно Библии, Аскеназ сын Гомера (Бытие, 10, 3). К тому же рукописи CEL вместо Фираса имеют Гомер, на основании чего мы внесли исправление в наш перевод.

7. Имя Рифат искажено во всех списках. В переводе В. Аракеляна также неправильно *** — Ерифат. В Библии (Бытие, 10, 3) *** — и Рифат. Союз *** — и по недоразумению был соединен с именем ***, отсюда и все искажения данного имени.

8. Источником для первых трех глав первой книги «Истории страны Алуанк» являлась анонимная «Хронография», приписываемая выдающемуся армянскому математику и астроному VII в. Анании Ширакаци. Однако армянскими учеными установлено, что «Хронография» представляет собой компиляцию в основном из трудов греческих авторов Ипполита Римлянина (Liber generationis), Евсевия Кесарийского, Сократа Схоластика и других. Р. Бартикян доказал, что «Хронография» составлена армянином Филоном Тиракаци в VII в., переводчиком «Церковной истории» Сократа Схоластика (см. ***. Как отмечает Н. Акинян в оригинале Ипполита, ни в данном месте, ни в соответствующей третьей главе «Истории страны Алуанк» после слова армяне нет слова алуанцы. Следовательно, полагает Н. Акинян, оно приписано редактором «Истории страны Алуанк» (см. ***).

Выше было отмечено, что первые издатели «Истории страны Алуанк» К. Шахназарян и Н. Эмин ошибочно полагали, что данный первоисточник является историей якобы существовавшего некогда народа — алуан или албан. Ошибочное мнение Н. Эмина о целой народности алуан, о которой он говорит в «Извещении» к своему изданию, идет от известных ему свидетельств античных авторов об Albanoi. Однако из слов Страбона следует, что термин Albanoi — собирательное название двадцати шести небольших разноязычных племен, проживавши на отрогах и в ущельях Кавказского хребта, на левом берегу реки Куры, между двумя левыми ее притоками, называемыми *** — Алуан, от названия которых эта территория и получила свое название ***. Весьма примечательно, это античные авторы, перечислявшие названия соседних с (ГРЕЧ.) различных племен — гелов, легов, утиев, сильвов, додуров и т. д., из двадцати шести алуанских племен знают лишь одного — Gargarei — гаргареев, племени, известного и армянским авторам в форме ***, по всей вероятности самого многочисленного. Таким образом, Albanoi означает житель Albania — алуанец. Основным занятием этих племен, обитателей Алуанка — алуанцев, по словам Страбона, были охота и скотоводство, они стояли ближе к кочевникам и хотя в некоторых местностях и занимались земледелием, однако уровень его был низок. Садоводством не занимались, не знали числа больше ста, и у них практиковалась лишь меновая торговля (С. 502). Такова была в общих чертах жизнь этих племен. Связи армян с этими племенами до принятия христианства носили случайный характер. Так, известно, что в войсках Тиграна II Великого (95-55 гг. до н. э.) находились и алуанцы. Известно также, что во II в. н. э. армянский царь Валаршак предпринял ряд мер, желая установить некоторые порядки в жизни закуринских племен, тревоживших армян частыми набегами. Страбон сообщает, что, не имея общего языка, эти племена с трудом общались друг с другом. Из-за экономической отсталости этим племенам так и не пришлось сплотиться в единый народ. Этому не способствовал и созданный для них алфавит. Автор V века, ученик и соратник выдающегося армянского ученого Маштоца и его биограф Корюн в своей книге «Житие Маштоца» сообщает, что после создания алфавитов для армян и иверов Маштоц создал алфавит и для алуанцев, а именно для гаргареев, как пишут об этом Мовсэс Хоренаци и Мовсэс Каланкатуаци. Но если создание Маштоцем армянского и иверского алфавитов сыграло огромную роль в жизни этих народов, то этого нельзя сказать об алуанских племенах. Язык гаргареев изобиловал труднопроизносимыми горловыми и гортанными звуками (Мовсэс Хоренаци, кн. III, 54), и не случайно Маштоцу пришлось создать для них 52 буквы, тогда как в армянском — 36. Поэтому, этот алфавит не нашел практического применения, и вскоре от него совершенно отказались. Алуанцам, вернее алуанским племенам, не составлявшим этнической общности, так и не удалось создать литературу на языке гаргареев, и ко времени арабских завоеваний они почти полностью были деэтнизированы.

9. В тексте: ***, В. Аракелян в своем переводе исправил это слово на ***, указав в примечании, что они выходцы из египетского города Саиса в дельте Нила.

10. В тексте: ***. К. Патканян перевел: от Маров до Спариона..., у Ч. Довсета также from Media to Hesparia...

Как отмечает Р. Бартикян, Филон Тиракаци, не владея в достаточной степени грамматикой греческого языка, при переводе отдельных отрывков «Хронографии», допустил ошибки, аналогичные допущенным им в переводе «Церковной истории». Так, в предложении apo MhdiaV, ewV tou esperiou — от Мидии до Запада, переводчик принял слово esperiou — Запад за топоним и под его пером возникла несуществующая страна *** — Спариови (см. Р. Бартикян, указ. соч., с. 75).

В нашем переводе мы исправили текст следуя Р. Бартикяну.

11. В переводе Ч. Довсета пропущен Савроматес.

12. В издании Н. Эмина: *** — Галлия Испанская, Галлия Иверийская, Галлия Великая.

13. В тексте: ***, К. Патканян перевел: ...от реки Паргамидоса до Мастосис, т. е. Элион. Так перевел и Ч. Довсет — from the river Pargamitos to Mastosis which is Ilion. Здесь аналогичная с esperiou ошибка. В греческом оригинале имеется ewV MastousiaV thV kaJ hlion т. е. до Мастосиоса находящегося на востоке, где греческое слово hlioV которое в данном случае означает восток, также принято за географическое название (см. Р. Бартикян, указ. соч.,, с. 75).

14. В переводе Ч. Довсета далее перечисляются: Zakinthos, Cephalonia, Ithaca, Kerkiria (Corfu), Kiseais.

15. Речь идет о Тигране II — царе армянском (95-55 гг. до н. э.), прозванном Великим, сыне Тиграна I и внуке Арташэса. Будучи наследным принцем, около десяти лет он провел при персидском дворе в качестве заложника. Воцарившись, он начал весьма энергичные действия по объединению армянских земель. Военный союз с Митридатом Евпатором Понтийским укрепил политическое и экономическое положение Армении. После смерти парфянского царя Митрйдата II в 91 г. до н. э. Тигран II вторгся в пограничную с Персией область и вернул себе те «семьдесят долин», которые в свое время он был вынужден уступить персам как выкуп (С. 532), занял Атропатскую Мидию и, продвинувшись дальше, дошел до Экбатана и осадил его. Парфянский царь Годердз не сумел оказать сопротивления, вернул Тиграну II семьдесят долин и уступил ему титул царя царей. Воспользовавшись благоприятной политической ситуацией, Тигран II присоединил к своим владениям Цопк ***, заключил союз с понтийским царем Митридатом Евпатором, завоевал Гордиену и Адиабене — историческую Ассирию, вышел на берег Евфрата, за которым простиралось Селевкидское царство, переживавшее к этому времени период упадка вследствие непрерывных распрей между наследниками трона. В 83 году до н. э. Тигран II был приглашен на трон Селевкидского царства. Около двух десятков лет Тигран II правил огромной территорией, простиравшейся от берегов Средиземного моря и Египта до Каспийского моря и от реки Куры до Месопотамии. В годы его царствования Армения подпала под сильное влияние эллинистической культуры. Тигран II Построил в Армении ряд новых городов, назвав их своим именем — Тигранакерт, куда переселил жителей многих греческих городов, всеми мерами способствовал развитию экономики и культуры страны. В столицах империи Тигранакерте и Арташате были построены амфитеатры, где ставились трагедии античных авторов.

Римская Республика внимательно следила за развитием событий на Востоке и не могла мириться с усилением армянского и понтийского царств. На Восток был отправлен Лукулл, которому удалось разбить войско Митридата Евпатора, союзника и тестя Тиграна II. Весной 69 г. до н. э. римские легионы вторглись в Армению и осадили Тигранакерт. В сражении под Тигранакертом Лукулл разбил войска Тиграна II, взял город, разграбил и разрушил его. В 66 г. до н. э. на Восток прибыл другой римский полководец Помпей, которому также удалось окружить Митридата, разбить и обратить его в бегство. Помпей вторгся в Армению и двинулся на столицу Арташат. С ним находился и изменивший отцу Тигран Младший, претендовавший на армянский престол. Очутившись в безнадежном положении, Тигран II был вынужден пойти на мирные переговоры с Помпеем. По условиям договора Тигран II отказался от всех завоеваний и уплатил контрибуцию — 6000 талантов, Тигран Младший воцарился в Цопке. (О Тигране Втором см. Я. Манандян, Тигран II и Рим, Ереван, 1943).

16. Артаван V (208-224 гг. н. э.) — последний представитель парфянских Аршакидов в Персии. В 224 году был разбит Арташиром — внуком Сасана.

17. Арташир Сасанид из Стаhра — основатель Сасанидской династии, царствовал в 224 — 241 гг. Младший сын Папака, сына Сасана, главного жреца храма Анаhит в городе Стаhре. 28 апреля 224 г. в сражении с войсками Артавана разгромил его и вступил в Ктесифон. В 226 г. состоялась его коронация, и он был объявлен шахиншахом Ирана.

18. От Валаршака до Арташира, сына Врамшапуhа — Арташир или Арташэс, последний армянский царь из династии Аршакуни, царствовал 6 лет — с 423 г. по 428 г. После Арташира армянское царство было упразднено и страной правили марзпаны — наместники, назначаемые персидским царем.

19. ...святой Григор — речь идет о первом армянском католикосе Григоре Лусавориче ***. Мовсэс Каланкатуаци иногда называет его и Григориосом. Лусаворич в переводе означает просветитель, прозвище, данное Григору как первому главе армянской церкви, обратившего армян в христианство. Григор Лусаворич, сын Анака Парфянина, убившего армянского царя Хосрова, родился в 239 г. Во время истребления семьи Анака Парфянина няня Григора София спасла его и увезла в город Кесарию. Здесь он рос и воспитывался в христианской среде. Вернувшись в Армению, он поступил на службу при царском дворе. После того, как стало известно, что Григор исповедует христианство, он был подвергнут жестоким мучениям и брошен в тюрьму Хор Вирап в Арташате, где пробыл долгие годы. После освобождения из тюрьмы усердно проповедовал христианскую религию и обратил в христианство царя Трдата III, нахараров и весь народ. В 302 году Григор был освящен в первосвященники Армении епископосом Кесарии Леонтием. В 303 году основал Эчмиадзинский кафедральный собор в столице Армении — Валаршапате. Умер в 325 г. Деятельности Григора Лусаворича посвящен труд армянского историка V в. Агафангела.

20. В Тексте: ***. Но Паруйра, сына Скайорди, не звали hРачеа. Согласно Мовсэсу Хоренаци, у которого, кстати, и списано это свидетельство о происхождении рода Багратуни, hРачеа был сыном Паруйра. Этот искаженный переписчиками отрывок зерно отредактирован Н. Эмином: *** и т. д. — ...сын Паруйра, царь армянский, звали которого hРачеа, попросил... Мы следуем редакции Н. Эмина.

21. В тексте: *** К. Патканян перевел: до устьев великой равнины... Нам кажется, перевод этот не совсем точен. Во-первых, в тексте нет слова великая. Во-вторых, вряд ли верно выражение устье равнины. Правда, слова Мовсэса Хоренаци *** Н. Эмин также перевел до устьев великой равнины, но тут слово *** нужно переводить просто начало равнины.

22. В переводе К. Патканяна в единственном числе — князя. В тексте *** — вождь, в единственном числе, однако рукописи CL и KW имеют *** — во множественном числе, что должно быть вернее, ибо ниже текст гласит, что над ними назначается князь, выше всех остальных.

23. Алуанк — *** географическое понятие и никогда не было этнонимом. Античные авторы локализуют страну Albania — Albania, на левом берегу реки Куры, где по их словам проживали различные алуанские племена. Но Albania Albania — греко-римская транскрипция местного наименования этой области *** — Алуанк. Были сделаны попытки объяснить слово Albania Albania кельтским корнем alp, но с этим трудно согласиться, хотя бы потому, что при этом за основу берется не местное название области ***, а его греко-римская транскрипция. Н. Марр отмечал, что в географических названиях Кавказа, сохраненных иностранцами, прежде всего классическими, мы всегда имеем транскрипцию или перевод местных названий (Н. Марр, Крещение армян, грузин, абхазов и аланов святым Григорием (арабская версия), СПб., 1905, с. 165). С. Еремян в свою очередь указывает, что топонимика «восточных стран доходила до греко-римских писателей большей частью через вторые и третьи руки» (см. С. Еремян, Торговые пути Закавказья в эпоху Сасанидов, ВДИ, 1939, № 1, с. 80). Известно также, что и египетские (коптские) имена передавались греческими авторами порой искаженными до неузнаваемости. Местное же название ***, по всей вероятности, произошло от названий рек, левых притоков Куры, носящих название *** — Алуан. Так, Алуаном назывались современная Алазани и еще другая небольшая река к востоку от нее — современная Ахсу (см. карту Армении — С. Еремян, *** (далее — ***) Первоначально ***-ом называлась территория, заключенная между этими двумя реками Алуан на левом берегу Куры.

Когда по мирному договору 387 года Армения была разделена между Византией и Персией, многие области исторической Армении были отторгнуты и присоединены к соседним странам. Два из пятнадцати наhангов (краев, провинций) Великой Армении — Утик и Арцах, а также северо-западная часть другого наhанга — Пайтакарана вместе с левобережным ***-ом составили новую административную единицу — марзпанство Алуанк, управляемое персидским наместником-марзпаном. Со временем название — Алуанк, поскольку оно не имело этнического происхождения, распространилось на весь этот край. Позже этот край наряду с Алуанком в армянских первоисточниках, как, впрочем, и в «Истории страны Алуанк» Мовсэса Каланкатуаци, часто называется и *** — Восточный край Армении, *** — Восточный край, *** —Северо-восточный край и т. д. Что касается Albania — Albania античных авторов, т. е. левобережного Алуанка, то в ***-е имеется четкое ее определение *** — собственно Алуанк. На 105-й странице ***-а читаем: «Страна Албания, т. е. Алуанк, начинается от Иверии к Востоку и граничит с Сарматией Кавказским хребтом до Каспийского моря и до границы Армении по реке Куре. И хотя вся территория отсюда до реки Куры отторгнута от Армении, но мы говорить будем о стране Собственно Алуанк, которая простирается между великой рекой Курой и Кавказскими горами».

Исследованием всех этих вопросов в комплексе, определением понятий Собственно Алуанк, т. е. Albania античных авторов (в ***), и страны Алуанк — ***, засвидетельствованной в армянских первоисточниках, этнического состава этих стран и литературы впервые в исторической литературе обстоятельно занимался А. Мнацаканян в своей монографии «О литературе Кавказской Албании» (Ереван, 1969).

Во «Введении» к упомянутой монографии на основе богатого фактического материала —свидетельств Страбона, Плутарха и других античных писателей, а также армянских первоисточников — трудов Мовсэса Хоренаци, Фавстоса Бузанда (V в.) *** а (VII в.) и других А. Мнацаканян установил точные границы современной Страбону Albania т. е. Собственно Алуанка *** до раздела Армении в 387 г., и неоспоримо доказал, что она лежала на левом берегу реки Куры, являющейся природной границей между Albania и Великой Арменией. Что касается *** — страны Алуанк периода после раздела Армении или марзпанства Алуанк, то в его пределы, кроме Собственного Алуанка с сопредельными территориями, входили еще две области Великой Армении — Утик, Арцах, а также северные районы Пайтакарана с армянским населением, силою отторгнутые персидскими завоевателями (см. А. Мнацаканян, указ. соч., с. 25 — 45).

Рассуждения некоторых ученых, о том, что северо-восточные области Великой Армении Утик, Арцах и даже Сюник были населены албанами, голословны, не подкреплены фактами и являются искажением исторической действительности.

В последнее время вопрос о границах между Albania и Арменией вновь поднят А. Новосельцевым. Имея в виду карту Кавказской Албании к статье З. Ямпольского в «Советской исторической энциклопедии» (т. 1, с. 354), А. Новосельцев отмечает, что «необоснованные суждения по нему, проникли даже в центральную печать, в том числе в обобщающие издания», обстоятельство, которое создает «немалые затруднения в работе над рядом изданий, например, над «Историческим атласом СССР» (см. А. Новосельцев, К вопросу о политической границе Армении и Кавказской Албании в античный период, в сб. «Кавказ и Византия», Ереван, выпуск 1, 1979, с. 10-11). Сопоставляя свидетельства античных и армянских источников, Л Новосельцев также приходит к правильному выводу, что «до конца IV в., за исключением небольшого отрезка времени в 30-60 гг. этого столетия, армяно-албанская граница проходила по реке Куре, а области Сакасена, Арцах, Утик, Гардман и другие входили в состав Армянского царства» (см. указ. соч., с. 18). А. Новосельцев ограничился рассмотрением лишь политических границ, а ведь не менее важно рассмотреть и этнические границы. Политические границы часто изменяются, сужаются или расширяются в зависимости от политических обстоятельств в тот или другой исторический период, между тем этнические границы сравнительно тверды, поскольку население той или другой страны продолжает жить на территории своих предков.

Далее А. Новосельцев пишет: «В многоэтническом Албанском царстве, по-видимому, до V в., не было народности, которая могла бы стать гегемоном в этом государстве. Такая роль выпала на долю населения правобережья Куры, где в V в. возникли письменность и литература на одном из местных языков» (см. указ. соч., с. 18). Остается непонятным, кто составлял «население правобережья Куры», и на каком одном именно из местных языков возникли письменность и литература? Ответы на эти вопросы даны А. Мнацаканяном в упомянутой монографии. Приведем его выводы, которые проливают свет именно на эти вопросы.

Отмечая, что после образования марзпанства Алуанк, когда армянские области были присоединены к Собственно Алуанку, руководящая роль во внутреннем управлении страной в экономической и политической областях в основном перешла к армянским князьям, А. Мнацаканян далее пишет: «Само собой понятно, что в этом новом Агванке усилиями Маштоца должна была вводиться не единая для всей страны письменность, а две — отдельно армянская письменность для армянского населения Агванка и агванская для агванских племен». Однако эта агванская письменность, как известно, не получила широкого распространения и «уже в VII столетии агванской письменности даже в официальном, номинальном понимании почти не существовало». Что касается армянской литературы, пережившей бурный расцвет и нашедшей широкое распространение, то она нередко называлась «агванской», что и послужило еще одним поводом для недоразумений, поскольку эта литература, называемая «агванской», была не чем иным, как армянской литературой» (А. Мнацаканян, указ. соч., с. 16-17).

24. Ибо из-за мягкого нрава звали его Алу — по-армянски ***, что означает нежный, сладкий, кроткий. Заимствовано у Мовсэса Хоренаци, который называет так Сисака. Аран же, согласно Хоренаци, был одним из потомков Сисака (см. Хоренаци, II, 8).

25. В тексте: *** — истинная, достоверная история. Начальные слова VI гл. К. Патканян перенес в заглавие. Так поступил и В. Аракелян. Однако следует учесть, что в древнейшей рукописи А эти слова стоят в начале текста, а Н. Эмин и Ч. Довсет поместили их в начале главы, что нам кажется верным.

26. В тексте: ***, небольшая административно-географическая единица — район, входящий в более крупные единицы, именуемые *** — наhанг, ашхарh. Иногда *** употребляется в смысле наhанг.

27. Артаз — один из гаваров Васпуракана, площадью в 2,225 км2, находился на правом берегу реки Аракс, восточнее города Нахчаван. По свидетельству Хоренаци, прежнее название Артаза — Шаварш'ан. Новое название дали ему соплеменники аланской царевны Сатеник, выходцы из области *** — Ардоз, лежавшей на северных склонах Кавказских гор. Здесь, на Аварайрском поле, на берегу реки Тлмут, притока Аракса 26 мая 451 г. произошла битва между восставшими против персов армянами под предводительством спарапета Вардана Мамиконеана и огромной персидской армией. О причинах и последствиях восстания подробно повествует историк V в. очевидец и участник битвы Елишэ в своей книге «О Вардане и войне армянской». В 1971 году в Ереване вышел в свет новый русский перевод книги Елишэ, осуществленный И. Орбели.

28. ...в [стране] Чола; она находилась южнее реки Самур, впадающей в Каспийское море. Так по имени своей столицы — города Чола или Чора — называлась территория мазкутского аршакидского царства.

29. Эти два предложения, начиная со слов На этом месте..., Н. Эмин считает поздней интерполяцией и поэтому поместил их вне текста. Однако они есть у Ухтанэса (кн. II, гл. 65), который, несомненно, пользовался более древним списком «Истории страны Алуанк». Безусловно правы К. Шахназарян, К. Патканян, Ч. Довсет и В. Аракелян, включившие их в текст.

30. Гр. Капанцян возражая тем, кто нарицательное имя *** — аван в значении «село, городок» считает заимствованием с персидского, отмечает, что оно является «природным доармянским, точнее халдским словом», которое получилось «из халдского ebani «страна» с таким же фонетическим переходом халде. «b» в арм. «v» («w»), как Biaina — ***, как окончание 3 лица прошедшего времени непереходных глаголов — abi (-abe), напр., ustabi (ustabe)... и его армянское соответствие *** — aw *** и пр.)», указав также на сужение значения, «подобно как Biaina имя государства («страны») стало у армян именем города Ван». Гр. Капанцян отмечает также, что awan входит во многие армянские сложные географические названия, как, например: ***, а также *** и пр». (см. Гр. Капанцян. Историко-лингвистическое значение топонимики древней Армении. Историко-лингвистические работы, т. II, Ереван, 1975, с. 148-150).

31. Некоторые исследователи (Ч. Довсет и др.) отмечают, что рассказ о Елиша (главы VI и VII первой книги) заимствован из ***-ов (Четий-Миней), где имеется житие Елиша ***. Однако с этим мнением нельзя согласиться и прежде всего потому, что ***-и были составлены гораздо позже, чем «История страны Алуанк». Известны три редакции ***-ов. Две редакции — Исраэла и Киракоса относятся к XIII веку, третья — Церенца к XV в. Кроме того, Каланкатуаци рассказывает такие подробности о Елиша, которых нет в ***-ах. Достаточно сказать, что только обретению мощей Елиша посвящена отдельная 7-я глава первой книги. С другой стороны было бы неверно утверждать, что при составлении ***-ов была использована «История страны Алуанк», ибо в таком случае не должно было быть тех значительных расхождений в топонимике, которые имеются между ними. Так, например, у Каланкатуаци имеются ***. Далее Каланкатуаци говорит, что мощи мученика были привезены в *** и были брошены в яму для приговоренных к смертной казни. А в ***-ах о местности *** нет ни слова и сказано *** т. е. мощи были брошены в яму неизвестную. ***, ничего не знают также и о том, что впоследствии мощи Елиша были перенесены в монастырь Нерс-Миhра и т. д. Кроме этого, изучение языка, стиля и лексики жития Елиша из «Истории страны Алуанк» и сопоставление его с житием Елиша в ***-ах приводит к выводу, что язык жития из «Истории страны Алуанк» в данном месте значительно древнее. Между тем некоторые слова и выражения в ***-ах так, Например, *** неоспоримо свидетельствуют о том, что их язык значительно отличается от классического грабара и приближается к среднеармянскому языку (см. ***, 1720, 21 сентября, а также ***.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что Мовсэс Каланкатуаци черпал сведения из распространенных в его время устных сказаний, которые в течение лет утратили многие подробности и претерпели заметные изменения.

32. В Тексте: ***, т. е. постельник царский, уединившись на столпе том, умер. К. Патканян перевел и постельничий царя уединился на столпе и кончил там жизнь свою. Так перевел и В. Аракелян: ***. Перевод неверный. Правда, глагол *** (изъявительное наклонение, настоящее время, ед. число от инфинитива *** — завершить, закончить) может означать и умер, кончил жизнь, но нам думается, что в данном контексте слово *** существительное (имен — вершина) и относится к столпу, потому мы и перевели на вершине столпа, имея в виду житие Елиша, где сказано *** и постельник царя уединился на столпе том и, предавшись отшельнической жизни, почил во Христе ***. Отметим, что и Ч. Довсет перевел на вершине столпа — the king's chamberlain becoming a stylite upon the column. Следует особо отметить, что слово *** — сенекапан или *** — сенекапет (Бузанд, IV, 3), по мнению Н. Адонца, название должности по хранению царских сокровищ, тем более, что у Бузанда *** понимается в более широком смысле, как *** т. е. доверенный в делах государства *** — внутренних и внешних (см. Н. Адонц, Армения в эпоху Юстиниана, СПб., 1908, с. 448).

33. Слово *** К. Патканян перевел: отец письменности. Но, как нам кажется, этот перевод не совсем точно передает смысл слова, состоящего из двух слов: *** — писатель, поэт, сочинитель, грамматик и *** — отец. Во-первых, под словом письменность подразумевается письмена-алфавит. Как известно, армянский алфавит был создан Маштоцем и слова отец письменности могут относиться лишь к Маштоцу. Во-вторых, слово отец не всегда можно переводить буквально. В средневековой армянской литературе ***-ом называли выдающихся авторов-сочинителей как в области художественной литературы, так и историографии и философии. Одним из особенно почитаемых авторов средневековой армянской словесности, прозванным кертолаhайром, был выдающийся армянский историк V века, ученик Маштоца Мовсэс Хоренаци, о котором упоминает Каланкатуаци. Нам кажется, что слово кертолаhайр можно и не переводить. Отметим, что Ч. Довсет перевел дословно: the Father of Literature.

34. Атрпатакан — армянская форма названия Северной Мидии, называемой также ***, находившейся по соседству с Великой Арменией между озером Урмия и Каспийским морем, современный иранский Азербайджан. Название свое она получила от имени персидского князя Атропата, получившего ее во владение от Александра Македонского в 328 г. до н. э. Эта область именовалась также Атропатской Мидией или просто (ГРЕЧ.) — Атропатене.

В начале нашей эры, по свидетельству Страбона, на севере Атрпатакана проживали различные «бродячие и разбойничьи народности» (С. 523). Название это, поскольку оно не являлось этнонимом, со временем распространилось на южную часть армянской области Пайтакаран до реки Аракс. Согласно арабским авторам, река Аракс отделяла Атропатену от Великой Армении. В средние века, после того, как на территории Атрпатакана осели тюрко-сельджукские племена, в результате ряда фонетических изменений названия. Атрпатакан превратилось в Азербайджан.

35. Арташэс (род. 230 г. до н. э.) — сын Зареhа. один из правителей Армении, полководец (стратег) селевкидского царя Антиохия Великого (223-187 до н. э.). После поражения Антиохия в 190 г. при Магнезии, Арташэс, как и другой стратег 3apeh в Цопке, объявили себя независимыми царями Армении. Вскоре ему удалось объединить армянские земли и в годы его царствования в состав Армении вошли 13 из 15-ти наhангов — исторической Армении. Плутарх сообщает, что Арташэс по совету Ганнибала на Араратской долине в 166 г. до н. э. на берегу реки Ерасх построил новый, хорошо укрепленный мощными стенами город, назвав своим именем — Арташат.

36. Все рукописи здесь имеют *** — алуанцы. Это явная ошибка, должно быть *** — аланы — народ, проживавший на северных склонах Кавказского хребта. Несомненно, что искажение идет от переписчиков, если иметь в виду, что несколько ниже в пяти рукописях уже налицо *** — царевич аланов. Сам Каланкатуаци не мог перепутать, так как, по его собственному признанию, он пользовался трудом Хоренаци, у которого речь идет об аланах (см. Хоренаци, кн. II, гл. 3).

37. В тексте: *** — армянский нахарарский род. Ч. Довсет перевел nахаrars of the east, спутав фамилию *** со словом *** — восточный.

38. Нахарар — ***, князь. Нахарары являлись крупными феодалами, владетелями обширных областей наhангов *** или гаваров ***. Они находились в вассальной зависимости от царя. По словам Н. Адонца, владения нахараровнахарарство или танутерство «...представляли замкнутую среду с прерогативами государственного порядка; они обладали судебно-административной независимостью и другими атрибутами верховной власти. Это своего рода мелкие государства, их владельцы князья-царьки, небольшие государи». (Н. Адонц, Армения в эпоху Юстиниана, СПб., 1908. с. 453). Наиболее крупными и влиятельными нахарарскими родами в Армении являлись Сюни, Мамиконеаны, Багратуни, Мардпеты, Арцруни, Хорхоруни, Камсараканы.

В связи с этимологическим анализом термина *** Я. Манандян отмечает, что предположения Н. Марра и Н. Адонца о происхождении армянского *** от перс, nahadar подтверждается изысканиями известного армениста А. Мейе, нашедшим в согдийском языке слово (СОГД) в значении «главы рода, народа» (A. Meillet, Revue des etudes armeniennes, II, fasc. 1. Paris, 1922, p. 1-3 ) Парф. nafadara в армянском стало ***, первая часть которой *** в свою очередь, в результате народной этимологии превратилось в *** (см. ***.

39. Хосров I Великий — царь армянский (211-259), сын и преемник Валарша. В годы его царствования в Персии произошел династический переворот. Арташир Сасанид, убив Артавана, захватил персидский трон. Хосров двинулся на него и гнал его до Индии. Арташир отправил в Армению персидского князя Анака Парфянина с поручением убить Хосрова, что он и исполнил.

40. Трдат III Великий — царь армянский (298-330), сын Хосрова. После того как персы заняли Армению, бежал в Рим, где при дворе императора Диоклетиана отличился своей храбростью. Завоевав расположение императора, во главе римского войска прибыл в Армению, прогнал персов и вернул себе отцовский трон. В его годы христианство было принято государственной религией Армении.

41. Католикос — *** или *** — глава армянской церкви. Заимствовано из греческого от KaJolikoV которое первоначально означало финансовый чиновник. В армянском переводе постановлений Никейского собора словом *** переведено греческое mhtropolithV; (см. ***).

42. «...После его (Урнайра) смерти из Алуанка попросили себе в католикосы отрока Григориса». После этих слов в рукописях второй группы наличествует отрывок, которого нет в рукописях первой группы, вместо него в них имеется другая редакция данного отрывка, чего нет в рукописях первой группы.

На основании некоторых различий в списках «Истории страны Алуанк» как в данной главе, так и в других один из первых исследователей рукописей с текстом данного памятника X. Дадян разделил их на две группы и в журнале «Арарат» *** 1897, стр. 68) опубликовал отрывки, отличающиеся друг от друга. Их всего три. Здесь мы рассмотрим лишь первый, об остальных речь пойдет в соответствующих местах. Некоторые исследователи, в том числе З. Ямпольский, З. Буниятов, Ф. Мамедова и др. склонны усмотреть в этих отрывках «принципиальные, существенные различия», умышленную «редакцию» рукописей первой группы, якобы в пользу армянской церкви, в ущерб албанской. Следует отметить, что все эти заявления и утверждения тенденциозны и голословны. Так, ссылаясь на З. Ямпольского, Ф. Мамедова утверждает, что «невзирая на редакторскую работу проделанную при Акопе Шамахеци (с помощью Лункианоса), рукопись 1289 г. и к ней восходящие рукописи (I группа) все же не утратили следы политической направленности против армянской церковной иерархии» (см. Ф. Мамедова, «История албан» Моисея Каланкатуйского как источник по общественному строю раннесредневековой Албании, Баку, 1977, с. 28). Посмотрим, насколько верно ее утверждение и в самом ли деле есть существенная разница между двумя группами рукописей?

ПЕРВАЯ ГРУППА РУКОПИСЬ А № 1531 (1289 г.) *** ПЕРЕВОД ОТРЫВКА РУКОПИСИ ПЕРВОЙ ГРУППЫ (А) После его [Урнайра] смерти из Алуанка попросили себе в католикосы отрока Григориса, поскольку царь наш Урнайр просил у святого Григора, чтобы [впредь] его святым рукоположением был назначен епископ над его страной. И по сей день, следуя установившемуся порядку, они, Армения и Алуанк пребывают в единодушном братстве и нерушимом союзе. ВТОРАЯ ГРУППА РУКОПИСЬ С № 2561 (1664 г.) *** ПЕРЕВОД ОТРЫВКА РУКОПИСИ ВТОРОЙ ГРУППЫ (С) После его смерти алуанцы попросили себе в католикосы отрока Григориса, но не потому, что они были принуждены к этому или считали армян старше алуанцев, а из-за тех дивных знамений, которые произошли в Армении, они выразили добровольное желание повиноваться достойному потомку св. Григора, пригласили [его, т. е. Григориса] и были довольны».

Хотя в обоих вариантах приведенного отрывка налицо разные редакции, однако ни существенной разницы, ни умышленной редакции, тем более «в пользу армянской церкви», здесь нет. В обоих вариантах констатировано верховенство армянской церкви над алуанской, поскольку со времен Урнайра, царя Алуанка, по установившейся традиции католикосы Алуанка рукополагались армянскими католикосами, благодаря чему «по сей день... Армения и Алуанк пребывают в единодушном братстве и нерушимом союзе» (рукописи I группы), или: «...они [алуанцы] выразили добровольное желание повиноваться достойному потомку св. Григора, пригласили [его, т. е. Григориса] и были довольны» (рукописи II группы).

Нетрудно заметить, что в этих редакциях нет существенной разницы, что они не противоречат друг другу, и в рукописях II группы нет ничего такого, в чем можно было бы видеть некую «политическую направленность против армянской церковной иерархии», как утверждает Ф. Мамедова. Мы считаем необходимым отметить также, что Ф. Мамедова, разбирая эти отрывки, произвольно «редактирует» их, вставляет в текст собственные слова, приспосабливая данные рукописей к своим предвзятым суждениям о взаимоотношениях армянской и алуанской церквей. Так, разбираемый нами отрывок из рукописи А (№ 1531, первая группа) в ее книге (с. 25) выглядит следующим образом: «...Урнайр, царь наш, просил у св. Григория рукоположить его (Григориса, внука Григория) епископом страны своей. И по этому правилу страны Армения и Алуанк пребывают по сей день в единодушном и нераздельном согласии».

Подчеркнутых нами слов нет ни в рукописях первой группы, ни в рукописях второй группы, предпочтение которым дает Ф. Мамедова. Они включены в текст рукой Ф. Мамедовой и в корне искажают смысл текста. В годы царя Урнайра будущего католикоса Григориса может и в чреве матери еще не было. Из гл. XI первой книги, из послания Гюта мы знаем, что после крещения Урнайра в Армении Григором Лусаворичом «некоего мужа блаженного, родом из Рима, прибывшего [в Армению] вместе с Трдатом, тут же рукоположили в епископы и отправили [в Алуанк]. Ф. Мамедова и не заметила, что первые слова фразы После его смерти относятся к царю Урнайру о кончине которого говорится в предыдущем предложении и, значит, он уже мертвый, никак не мог бы просить... рукоположить Григориса епископом своей страны. Это абсурд!

На самом же деле в данном отрывке говорится о том, что после смерти Урнайра из Алуанка попросили себе в католикосы отрока Григориса, т. е. просил не царь Урнайр, как получается по неверному переводу Ф. Мамедовой, а просили из Алуанка ***. Кроме того, Мамедова пропустила слово *** (ибо, поскольку, так как), в результате чего совершенно искажается смысл всего предложения, где сказано, почему именно из Алуанка просили рукоположить Григориса в епископы Алуанка: ибо так желал царь Урнайр: *** — поскольку царь наш Урнайр [в свое время] просил у святого Григора, чтобы его святым рукоположением был назначен епископ над его страной. Таким образом, обоснование рукоположения епископов Алуанка по желанию царя Урнайра (в рукописях первой группы) в рукописях второй группы сформулировано другой редакцией, и если есть различия в них, то это лишь результат пропуска разбираемого предложения и его замена другим!

Далее неверно перевела Ф. Мамедова и отрывок из рукописи С (№ 1721, II группа). Вот ее перевод: «...Урнайр, царь наш, просил у св. Григория рукоположить его (Григориса, внука Григория) епископом страны своей не по необходимости и не потому, что армяне считались старше, чем албаны, и не в силу чудесных могучих дел, которые свершились у армян — они (албаны) решили повиноваться по доброй воле достойному наследнику рода св. Григория и были довольны». Прежде всего начало этого отрывка начиная со слов ...Урнайр царь наш... до слов не по необходимости, как мы видели выше из сопоставления, отсутствует в рукописях II группы. В текст его включила Ф. Мамедова. Здесь также налицо анахронизм, связанный с именами Урнайра и Григориса, отметим, что в данный отрывок Ф. Мамедова внесла свои «поправки». Так, в рукописях второй группы (С) традиция рукоположения католикосов Алуанка армянскими католикосами мотивируется следующим образам: «После его [Урнайра] смерти алуанцы попросили себе в католикосы Григориса, не потому, что они были принуждены к этому или почитали армян за старших, а из-за тех дивных знамений, которые свершились в Армении, они захотели добровольно повиноваться достойному потомку св. Григора, пригласили [его] и были довольны». Подчеркнутые слова ясно дают понять почему алуанцы просили себе в католикосы из Армении наследника св. Григора. Но в своем переводе данного отрывка Ф. Мамедова в подчеркнутых нами словах союз «а» *** заменила союзом «и» и у нее получилось «и не в силу...», вследствие чего смысл отрывка в корне искажен. Остается непонятным, если «не по необходимости» и «не в силу чудесных могучих дел», то почему же тогда «они (албаны) решили повиноваться по доброй воле достойному наследнику рода святого Григора и были довольны»? Отметим также, что кроме всего этого Ф. Мамедова из данного предложения о том, что алуанцы «пригласили... отрока Григориса и были довольны — *** выбросила слово *** — «пригласили», и поэтому конец предложения также искажен. Такое вольное обращение с текстом понадобилось Мамедовой для оправдания своих необоснованных суждений о взаимоотношениях армянской и албанской церквей.

43. Вся эта глава слово в слово заимствована из книги Елишэ «О Вардане и войне армянской», с той лишь разницей, что у Елишэ Раhам, у Каланкатуаци — Раhат, у Елишэ — послал к нему царь Персов, у Каланкатуаци — царь Пероз направил [послание] Вачэ (см. Елишэ, О Вардане и войне армянской. Перевод И. Орбели, Ереван, 1971, с. 167-170).

44. Речь идет о персидском царе Ездыгерде II (438/39-457 гг.).

45. В рукописях: *** или ***, — врата Чола или Чора, а также *** — врата врат, *** — Врата Каспийские, или *** — Врата гуннов или хазар — так по-разному называли армянские историки ряд оборонительных укреплений между главным Кавказским хребтом и Каспийским морем, которые в арабских источниках называются Дарбанд или Баб ал-Абваб.

Врата Чола у Себеоса засвидетельствованы как *** — Врата Алуанка (см. ***.

46. Хайландуры — так назывались кавказские гунны, которые впервые появились в годы правления Врама (Ваhрама) V в. (420-438) и, в частности, упоминаются при Ездыгерде II. И. Маркварт полагает, что хайландурами называлась царская орда гуннов, так как после падения великого гуннского государства хайландуры исчезли с исторической арены (см. J. Marquart, Eranschahr nach der Geographia des Ps. Moses Chorenaci Berlin, 1901, S. 96). Новое объяснение слова хайландуры дает Б. Улубабян, полагая, что хайландуры кельтское слово и означает житель гор — highiandeur, как все еще называют себя жители горных районов Шотландии Hailand, как объясняет Б. Улубабян, страна гор, гористая местность, (см. его ***.

47. Здесь в смысле крестьянские семейства — подданные царя в его удельном владении.

48. Гют Араhезаци, католикос армянский (461-478), один из учеников великих просветителей Армении Маштоца и Саhака Партева. Историк Лазар Парпеци, его современник, весьма лестно отзывается о нем: «...Он был человеком красноречивым, сведущим в науках, и большим знатоком армянского и греческого языков (см. ***).

49. В тексте: ***. Правильно перевел этот абзац К. Патканян. Перевод В. Аракеляна неточен. Слово ***, означающее была установлена десятина, В. Аракелян перевел удесятерилась. ***.

50. В парижском издании К. Шахназаряна вместо слова погребов стоит *** — шаранац. В комментарии к этому слову К. Шахназарян указывает, что в двух из четырех его рукописей имеется чтение *** — множ. число, род. падеж слова *** — кладовая, погреб, житница. Несмотря на это, К. Шахназарян сделал неправильный выбор и в текст включил ***, поясняя, что *** нанизанные на нитку и высушенные на солнце фрукты. В издании Н. Эмина вместо этого слова стоит *** — стада овец, однако в рукописях нет такого чтения.

51. ...уподобился трем отрокам в огненной печи — намек на библейскую легенду о трех юношах евреях — Анании, Мисаиле и Азарии, переименованных в Седраха, Мисаха и Авденаго, находившихся при дворе вавилонского царя Навуходоносора. За отказ поклоняться золотому истукану Навуходоносор велел бросить их в раскаленную печь. Однако они остались невредимыми, пели и благословляли бога. Увидев это чудо, Навуходоносор повелел всем подвластным народам и племенам поклоняться богу Седраха, Мисаха и Авденаго (Даниил, гл. 3).

52. В тексте: *** К. Патканян оставил подчеркнутые слова непереведенными, отмечая в примечании, что они «не находятся в Большом лексиконе Мхитаристов», но это не совсем верно, ибо первое слово есть в указанном словаре и означает сырой, влажный, дождливый, второе же слово ***, вероятно, восходит к армянскому слову *** и означает осенний.

В. Аракелян в критическом тексте слово *** исправляет на *** — засушливое, как в некоторых рукописях. В. Гукасян. стремясь во что бы то ни стало найти в «Истории страны Алуанк» «албанизмы», ряд слов, как, например, *** считает утийскими словами. Так, о слове *** он пишет. «Не употреблено ни одним армянским писателем V-VIII вв., поскольку оно не входило в лексический состав армянского языка. Это слово не включено в толковые и этимологические словари армянского языка» («Известия АН АзССР», 1968, № 1, с. 56). Это неверно. Слово *** есть в Этимологическом коренном словаре Р. Ачаряна и означает проливной дождь «от корня *** и суффикса — *** коренное армянское слово» (т. II, с. 150). Оно есть и в словаре *** — НАС. В. Гукасян просто не может найти нужное ему слово в словарях. Далее В. Гукасян утверждает, что «в отличие от всех армянских историков, автор (речь идет о Мовсэсе Каланкатуаци — Ш. С.) вместо рус писал руз//рузик... Эту форму мы не встречаем ни в одном словаре армянского языка: нет ее и в диалектах». Здесь так же он не прав. Слово *** засвидетельствовано и в других армянских нарративных источниках. Так, например, у авторов X-XI вв. Степанноса Асолика и Аристакеса Ластивертци мы встречаем *** и Т. Д. (см. *** см. также *** подстроч. примеч., с. 81-82; см. также коммент. 89 к третьей книге).

53. К. Патканян его перевел огляделся. Нам кажется, *** следует исправить на *** т. е. во всех отношениях стал лучшим, усовершенствовался, как в рукописи G и как исправил Н. Эмин.

54. В рукописях этого заглавия нет. Лишь Н. Эмин, после слова аминь поставил петитом подзаголовок — *** — второе послание Гюта к тому же царю. Видимо, и в его рукописях не было этого заглавия. Но в том, что это уже другое послание, не приходится сомневаться. Предыдущие слова Господь с тобой, аминь дают основание полагать, что первое послание закончилось. К тому же следующее за словом аминь предложение, начинающееся со слов обращения — Тебе, страдальцу Христову... — не оставляет сомнения, что это уже начало нового послания. Мы следуем разбивке Н. Эмина.

55. В переводе К. Патканяна: схватив за панцирь храброго Трдата... В рукописях нет слова панцирь.

56. Спарапет армян Артавазд Мандакуни — пестун царя Трдата и главнокомандующий всех армянских войск. Спарапет — армянская форма древнеперсидского spadapati и пехл. spahpat от spah — войско, армия и pat — начальник. Вообще — военачальник, полководец. При армянской царской династии Аршакуни и после ее падения, в период марзпанства, спарапет являлся главнокомандующим всех армянских войск. Впоследствии спарапетство стало наследственной должностью нахарарского рода Мамиконеанов, отличавшихся редким военным талантом.

Войска князей Алуанка, как и войска князей других наhангов Армении, находились во время войн под общим командованием армянского спарапета.

57. О Санатруке и его восстании более подробно говорит Мовсэс Хоренаци (III, 3, 6). Санатрук был родом из армянских Аршакидов и вместе с юным Григорисом был послан царем Трдатом в Пайтакаран. Впоследствии, после смерти армянского царя Трдата, он воцарился в Пайтакаране, надеясь с помощью извне овладеть и всей Арменией.

58. Город Пайтакаран находился на берегу реки Гаргар притока реки Аракс. Центр восточного одноименного наhанга Великой Армении, находящегося на востоке. Наhанг Пайтакаран простирался к востоку от Арцаха до самого Каспийского моря, между реками Курой и Араксом и охватывал правый берег Аракса до пределов катишов. (см.***. «

59. В рукописях: *** — великан безобразный. В переводе К. Патканяна Анариск — собственное имя. К. Тревер также ошибочно думает, что это имя предводителя копьеносцев, но почему-то пишет его в форме Апариск (см. К. Тревер, Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М. — Л., 1959, с. 91). Словосочетание *** в значении великан безобразный встречается и у других армянских историков. Так, у Агафангела — *** (с. 102), у Мовсэса Хоренаци *** (III, 9, с. 267).

60. В то время северные народы тревожили Шапуhа. Это первое предложение гл. 19 третьей книги Мовсэса Хоренаци. Но о северных народах уже шла речь, это предложение в «Истории страны Алуанк» не на месте; иначе зачем же было Шапуhy направляться в Вифинию? Между тем, по Мовсэсу Хоренаци (III, гл. 18), Шапуh прибыл в Вифинию преследуя греческие войска.

61 В тексте: *** Это также списано у Мовсэса Хоренаци (III, 18), у которого вместо слова *** — кобыла имеется *** — книга на основании которого, очевидно, Н. Эмин внес поправку в свое издание. Мы следуем редакции Н. Эмина.

61. Аршак II, царь армянский (350-368), сын и преемник Тиграна. Приложил много усилий для укрепления царской власти, но потерпел неудачу, встретив упорное сопротивление католикоса и многих нахараров. В 368 г. персидский царь Шапуh пригласил Аршака II и спарапета Васака Мамикоиеана якобы на переговоры и заточил его в крепость Анhуш, где Аршак II и умер. В «Истории» Фавстоса Бузанда сохранилась замечательная легенда о царе Аршаке II и Васаке Мамиконеане.

63. Пап — царь армянский (368-374), сын и преемник Аршака II. В юные годы был заложником в Константинополе. В 368 г. он вернулся с греческим войском в Армению, прогнал персов и воссел на отцовский трон. Был коварно убит во время пира по приказу императора Валеса.

64. Мушел — сын известного спарапета Васака Мамиконеана, упоминавшегося выше, храбрый и преданный полководец юного царя Папа. Под его командованием армянским и греческим войскам удалось прогнать персов и посадить на трон Папа.

65. Во всех рукописях: *** — из чрева. Нам кажется, следует исправить на ***, т. е. еще в чреве.

66. Слова *** К. Патканян перевел: Жил дико вместе со змеями. Слово *** — место перепутано со словом *** — дикий. Неверно перевел и В. Аракелян — ***.

67. В тексте: *** Как полагает Н. Эмин, *** — армянская форма греческого Евфросиния — mrosunh (см. Н. Эмин, Шаракан, М., 1879, с. 258).

Гайанэ *** также армянская форма греко-латинского имени Gaianus. Гайанэ была старшей среди дев, бежавших от преследований императора Диоклетиана в Армению. О мученичестве дев hРипсимеан и об обращении армян в христианство подробно рассказывает историк V в. Агафангел (см. ***.

68. Нор калак — в тексте *** (Kainh poliV) — Новый город. Одно из названий города Валаршапата, встречающееся в древних источниках. Как отмечает Я. Манандян, оживление международной торговли и транзитные пути через Армению способствовали росту ее торговых центров. Во втором веке в Армении возникают новые города. Одним из них является Валаршапат, основанный армянским царем Валаршем I (117 140/3). Переименование Валаршапата в Нор калак Я. Манандян связывает с провозглашением его первым городом, или столицей Армении, в 163 г. (см. Я. Манандян. О торговле и городах Армении, Ереван, 1954, с. 114-115; см. также Хоренаци, книга II гл. 65).

69. Эти сведения заимствованы у Мовсэса Хоренаци (III, 14) и Фавстоса Бузанда (III, 12).

70. В тексте: *** Подчеркнутое нами слово означает по порядку, по чину, по рангу, однако в данном предложении оно не вяжется с контекстом. К. Патканян переводит по городам и по селам, но вряд ли это верный перевод, если учесть, что в армянском тексте порядок слов иной, слова *** стоят перед словом *** — городов. Мы их пропускаем, тем более рукописи ВСЕL не имеют их.

71. В Тексте: *** Слово *** грамматически не вяжется со смыслом данного предложения. К Патканян перевел: «С радостью принимал все и веровали не в первый раз евангельскому слову», что не соответствует тексту.

72. О причинах мученической кончины Григориев и перенесении его мощей в Амарас более подробно рассказывает Фавстос Бузанд (III, 6). Некоторые подробности, совпадающие у обоих авторов, дают основание полагать, что Каланкатуаци, рассказывая о кончине Григориса, в значительной мере пользовался книгой Бузанда. О проповеднической деятельности Григориса среди мазкутов Мовсэс Хоренаци умалчивает, хотя он также свидетельствует, что Григорис погиб от рук варваров, на поле Ватнеан ***, близ Каспийского моря (см. Хоренаци, III, 3).

73. Автор имеет в виду аршакидское происхождение Санесана, о чем уже упоминалось выше. Об этих событиях более подробно повествует Фавстос Бузанд (III, 8).

74. По-армянски ***, дословно город крепость Цри, т. е. укрепленный город, ныне село Цор. Цри находился в гаваре *** — Второй hАбанд.

75. В. Аракелян в примечании 93 отождествляет аресцев *** с гергесцами из Евангелия Луки (8, 26), но это мало вероятно.

76. Чилбы *** — племя, проживавшее в Кавказских горах.

77. Весь этот список, начиная от Анушавана и до Тиграна Каланкатуаци заимствовал у Хоренаци, из тех глав, где он дает сравнительную родословную еврейского, халдейского и армянского народов и царей. Так, перечень имен от Анушавана до Скайорди переписан из 20 главы I книги «Истории Армении» Хоренаци, а остальные — от Паруйра до Тиграна — из 22 главы. Эта глава у Хоренаци озаглавлена Список царей наших по порядку от отца к сыну. Мовсэс Каланкатуаци не видит никакой разницы между армянскими и алуанскими царями по этническому происхождению.

78. В тексте: *** или *** — эфталиты или кушаны IjJalitk греческих авторов. Так назывались гуннские племена, которые уже в III веке жили у северо-восточных границ персидского царства — в Бактрии (Хорасане), в долине реки Оксуз (ныне Аму-Дарья) вокруг города Балла.

Частыми набегами эфталиты не давали покоя персидским царям. В 368 г. Шапуh царь персидский, потерпел крупное поражение в битве с кушанами. Персидские и арабские авторы называют их hайтал, Неtal, Наitаl, Это то же самое, что и *** — эфталиты у армянских авторов. Эфталиты вступили на историческую арену после кушанов. Их называют еще и белыми гуннами leusi Ounn в отличие от черных гуннов. Эти сведения об эфталитах Мовсэсом Каланкатуаци почерпнуты у армянских историков (Хоренаци, Елишэ, Себеос).

79. Здесь и далее Каланкатуаци приводит много предсказаний из пророчеств Исайи в свободном изложении, с сокращениями и непоследовательно. Нет смысла указывать в каждом отдельном случае конкретный стих в Библии. Отметим кроме того, что есть некоторая разница между армянским и русским переводами Библии. В данном случае начало 13-й главы книги пророка Исайи в том и другом переводах не соответствуют друг другу (см. Исайя, 13, 3-16, и (4, 18-22).

80. В тексте: *** К. Патканян перевел: ибо всякий, схваченный из злого племени, будет передан гордости (?). Вопросительный знак, поставленный К. Патканяном, говорит о том, что он не был уверен в правильности своего перевода. И в самом деле, трудно понять, какая тут может быть гордость? Еще более непонятен новоармянский перевод В. Аракеляна, так как он к ошибке каллиграфов прибавил еще и свою ***. Во-первых, он так же неверно перевел последнюю часть — будут преданы гордости. Неверно переведено и начало предложения — всякий, что будет схвачен злым племенем... Подчеркнутые нами слова переведены буквально. Контекст, однако, подсказывает обратное — не сыны [АРМ] зла схватят, а всякий из племени зла [или злодеев], кто попадается, будет предан... не *** — гордости, как в рукописях, но *** т. е. гибели, как у Исайи. В русском переводе Библии сказано: Но кто попадется, будет пронзен, и кого схватят, тот падет от меча (Исайя, 13, 15).

На основании сказанного мы предлагаем внести следующую корректуру в тексте: *** (подробно Об этом см. ***).

81. У К. Патканяна в этом предложении вместо сироты — святые. Неверно, разумеется, ибо, во-первых, историк — христианин, до этого неоднократно отвергавший маздеизм — религию магов, считая ее поклонением дьяволу, злу, не мог бы теперь считать святыми персидских богов; во-вторых, слова *** — не жалели не могли быть употреблены по отношению к святым или святыням.

82. Во всех рукописях *** — воздавал, хотя без сомнения, должно быть *** — приносил, наносил, здесь в смысле творил, причинял, обрушивал, как правильно исправил К. Шахназарян.

83. В тексте: *** — вместе с злодеем сыном, но очевидно, следует исправить — с сыновьями, как в ряде рукописей, тем более, что, как рассказывает Себеос, в битве с эфталитами пал сам царь со своими семью сыновьями (Себеос, гл. 6).

84. В рукописях: *** — брат отца — это неверно. Валаршак был братом самого Пероза, а не его отца, как об этом неоднократно свидетельствует Лазар Парпеци (III, 87, 89, 95). Слово *** в рукописях появилось по вине переписчиков от первоначальных *** — который был братом его. Сначала выпал глагол *** — был, затем слились в одно слово *** и *** после чего буква *** перед словом *** уже напрашивалась сама. Так слова *** превратились в ***.

Любопытно, что Себеос непосредственным преемником Пероза считает Кавата, сына Пероза, пропуская Валаршака, и установление мира с восставшими армянами приписывает ему (см. Себеос, гл. 6). Не лишне отметить, что Ф. Юсти отдает предпочтение армянским первоисточникам, полагая ошибочными сведения арабских и персидских источников, считающих Валаршака. братом Кавата и сыном Пероза (см. F. Justi. Iranisches Namenbuch, Marburg, 1895, S. 345).

85. Переводим приблизительно. В тексте ***. Смысл непонятен.

86. Арцах — *** по *** X наhанг Великой Армении. С этим почему-то не согласен, З. Буниятов. В книге «Азербайджан в VII-IX вв.» он уверяет, что Арцах никогда не был в сфере влияния Армении, при этом он, в подтверждение своих слов, приводит цитату якобы из книги Н. Адонца «Армения в эпоху Юстиниана» — «Арцах всегда был вне армянской сферы влияния» и указывает страницу — 225 (с. 101, подстрочное примеч. 135). Но Н. Адонц на указанной странице не говорит ничего подобного. На самом же деле на указанной З. Буниятовым странице Н. Адонц, рассматривая вопрос о пределах марзпанской Армении, говорит следующее: «В наброшенных пределах марзпанская Армения значительно уступала по величине Армении царского периода. Окраинный пояс земель оставался вне се границ, именно: «1, Гогарена, 2. Отена, 3. Арцах, 4. Пайтакаран-Баласакан, 5. Парска-hайк — Перс-Армения, 6. Кортчея. 7. Арзанена» (подчеркнуто нами.— Ш. С).

Как видим, Н. Адонц перечисляет те армянские области окраинного пояса, которые были отторгнуты от Великой Армении царского периода и позже не вошли в пределы марзпанской Армении. На основании этих слов разглагольствовать о том, что якобы «Арцах всегда был вне армянской сферы влияния», и приписывать это Н. Адонцу не научно и произвольно. (Критику антинаучных положений З. Буниятова см. А. Мнацаканян. П. Севак, По поводу книги З. Буниятова «Азербайджан в VII-IX вв.). *** К. Мелик-Оганджанян, Историко-литературная концепция З. Буниятова, ***).

87. ...насильно не обращали в мога, т. е. не заставляли принять огнепоклонство. Это первое из трех предварительных условий, предъявленных князем Ваhаном Мамиконеаном, возглавившем восстание армян против персов в 481-485 гг. Лазар Парпеци подробно рассказывает об этих переговорах, в результате которых эти условия были приняты в Нварсаке, а затем утверждены царем персидским Валаршаком в Ктесифоне (см. ***).

88. Пнакит — от греч. phnakiV или phnakiJon, сир. рenagidtta — алфавитная доска, употреблялась в школах в древние времена для упражнений. На доску наносился слой воска, на котором писали остроконечным стержнем, затем сглаживали и снова писали.

89. В тексте: Вачэ — должно быть Вачаган, поскольку здесь речь идет о Вачагане. Вачэ, царь Алуанка, как видно из предыдущей главы, был дядей Вачагана.


 


ГЛАВА XIX

ЯВЛЕНИЕ МОЩЕЙ СВЯТОГО ЗАХАРИИ — ОТЦА ИОАННА И БЛАЖЕННОГО ПАНДАЛИОНА, УВЕНЧАННОГО [ВЕНЦОМ МУЧЕНИКА] В ГОРОДЕ НИКОМИДИИ, УВЕЗЕННЫХ ОТРОКОМ ГРИГОРИСОМ В СТРАНУ ЧИЛБОВ

Много совершилось знамений и чудес в городе Цри, где находились мощи блаженных подвижников Христа. Однако никому не было известно точное местонахождение мощей святых. И хотя жители страны были язычниками, однако страдающие лихорадкой и другими недугами ходили в церковь, где лежали мощи святых, брали землю оттуда и получали полное исцеление. Но злейшая и безмолвная вера персидская всегда шла наперекор церкви Божьей. [И вот] некий перс, по религии мог, как-то вошел в церковь, где находились эти мощи, и хотел справить нужду, чтобы осквернить церковь. Но как только он развязал гачник, вывалились кишки его, и он в страшных муках испустил дух. Об этом знамении рассказал епископ гуннов Иунан, [муж] правдолюбивый, бывший в стране мазкутов, который сам был очевидцем того.

А в hАку, где находились мощи блаженных подвижников, замученных в Цри перед аргесским персом, — священника Цри и отрока-чилба, [обезглавленных, а затем перевезенных в hАку], настоятелю этой церкви Иакобу, ночью во сне явились муж в светлом образе, внушительный с виду, да еще отрок, также со светлым дивным ликом и говорят ему: «Пойди в Цри к правителю города Хочкорику, нахарару алуанскому и расскажи о видении. Мы и ему явим это же видение. Мы, святые, находимся в той церкви, извлеките нас ты да он». Но иерей не придал значения этому видению. Тогда тот же сон повторился во второй, в третий раз, а тот все не обращал никакого внимания. И тогда, его одолел страшный недуг, и он был почти при смерти. И опять явились ему те же мужи ангелоподобные, со светлыми ликами и говорят иерею: «Знаешь ли ты, почему умираешь? И он отвечает: «Нет, владыки!» А те говорят: «Потому что ты упорствовал и не поехал в Цри к Хочкорику, чтобы извлечь наши мощи оттуда. Вот почему умираешь ты!» И иерей стал молить об исцелении дабы немедленно поехать и исполнить повеление. Тогда они, прикоснувшись к нему рукою и осенив его знамением креста, приявшего животворца [Христа], тотчас же исцелили его. Исцелившись, тот поднялся и пошел в город Цри. Когда иерей нашел Хочкорика, правителя города, тот, ни о чем не расспрашивая, принял его как человека Божьего. И так как в видении иерею было сказано, что тот же сон приснится и Хочкорику, то он ничего не сказал ему. Когда они встали из-за ужина, [Иакоб] вместе с другими двумя иереями, бывшими при правителе, пошел в церковь и заснул там. А Хочкорик уснул в своем монастыре с двумя юношами. Явились Хочкорику те же мужи с дивными ликами и говорят ему: «Встань, пойди в церковь, ведь святые — там. Извлеките их ты и иерей».

Проснувшись ото сна, он подумал: «Я рано, наверно, пришел 90 в монастырь, оттого и видение». И тут же вновь заснул. И вновь повторилось видение. Тогда говорят ему: «Мы не о том говорим, что ты рано пришел, но о том, что наши мощи находятся в церкви той, пойди с иереем и извлеки их!» Вновь проснулся он, охваченный ужасом, и все же опять сладко заснул. Тогда в третий раз пришли те же мужи светозарные, с ярко светящимися ликами и говорят: «Встань и иди в церковь, там ты увидишь яркий свет, следи за тем светом, где соберется [46] свет — там и находятся мощи наши». Тот же сон в это самое время приснился и иерею. И вышел иерей из церкви, чтобы пойти к Хочкорику, а между тем и Хочкорик шел к нему, чтобы рассказать о видении. Встретившись, они признались [что встали и идут в монастырь] по одной и той же причине и рассказали друг другу о видении. Затем иерей Иакоб, нахарар по имени Хочкорик и другие два иерея, которые находились при горцакале 91, да еще двое юношей, осенив себя животворящим крестом, пошли к церкви. Вошли они в притвор церкви, где над дверьми было изображение креста. Здесь они опустились на колени, поклонились кресту, и когда подняли головы, увидели в церкви ослепительно яркий свет. Крайне изумленные, они пали ниц перед Святым Крестом и не могли поднять головы из-за новоявленного чудесного света. Они прочитали один псалом и попробовали встать, но не смогли. Прочитали второй псалом, но и на этот раз все еще не в силах были, подняться. И лишь тогда, когда прочитали третий — пришла помощь от всемогущего Бога. Будто пришел кто-то и поднял их всех. Ободренные милостью Всевышнего и осенив себя знамением Креста Господня, они пошли в церковь, наполненную ярким светом, и стали вести службу до самого утра. К рассвету весь этот свет стал собираться [снопом] на алтаре и, передвигаясь, сосредоточился на том месте, где находились всесвятые мощи блаженных мучеников Христовых. Затем свет начал тускнеть и, подобно лампаде, то вспыхивал, то угасал на том самом месте, где были святые мощи, до тех пор, пока они не заметили это место. Раскопав [землю], они нашли мощи блаженных. На куле, в котором находились мощи святых, была надпись: «Я, Григорис, привез мощи святых, блаженного Захарии — отца Иоанна и великого мученика Христова — Пандалиона, принявшего мученичество в городе Никомидии. А я умер здесь». Взяли они мощи святых, омыли, затем помазали благоухающими маслами. Запечатал Хочкорик куль своим перстнем, сел на прекрасного коня, прибыл к царю Алуанка Вачагану Благочестивому и рассказал о явлении чуда.

И боголюбивый царь, возрадовавшись великим ликованием, пребывал в молитвах и благословлял великого Бога, возносил благодарение за дары великие. Немедленно собрав епископов, монахов, пустынников, он совершил великолепную службу в память святых, щедрой рукой стал раздавать милостыню нищим, а епископов и иереев одел в пышные одеяния. Придворного же своего иерея Манасэ, мужа весьма преданного, с другими своими служителями он тотчас отправил за всесвятыми мощами мучеников. И когда подходили мощи святых, сам царь с царицей, вместе со многими служителями, со сверкающим Крестом Господним и ладаном и неисчислимой толпой народа с пышными цветами в руках, пешком вышли им навстречу и, воскуривая ладан, при посредничестве добродетельных мучеников Христа, духовными песнями благословляли и славословили Иисуса Христа — Бога истинного.

Затем [он велел] убрать разными царскими тканями раку святых и украсить ее золотом, серебром и драгоценными каменьями. Он велел также сделать деревянную складную скинию и обить ее ярко-красной кожей и белым полотном, а внутри приготовить покоище для святых и место для хранения всех книг заветов.

А Шушаник, госпожа страны Алуанк, женщина глубоко верующая и добродетельная, приказала разбить свой большой шатер из ярко-красной кожи, который в зной давал прохладу, а в дождь — защищал от влаги, над скинией святых, в виде церкви, где [во время службы] [47] находились служители, сам царь и многие из народа. Большой шатер занавесили вокруг полотняной завесой, как стеной, куда во время службы входила царская свита, и [они все вместе] перед всесвятым крестом и блаженными мучениками Христовыми коленопреклонно молились Богу и слушали Святое Писание.

И так как [царь] всегда возил с собою мощи блаженных, он велел изготовить балдахин для святых и отделать его ярко-красной кожей и белоснежным добрым полотном. Он велел также сделать золотой крест, усыпанный драгоценными каменьями, на котором выгравировали имя царя и установили над балдахином. От имени царской короны много было подарено кресту разноцветных парчевых тканей, которые переливались [на солнце] и колыхались [на ветру]. А из царских конюшен [царь] велел отобрать белых, красивых, превосходных лошадей, тех, которые особенно нравились ему, хвосты которых он велел выкрасить в красный цвет. Он назначил также служителей для ухода за балдахином и лошадьми. Он велел кроме мощей святых, Евангелия и Ветхого завета ничего не класть под балдахин. Чтобы перевозить шатер святых, он велел также изготовить повозку и впрячь в нее белых быков. А при царском дворе содержал многих иереев, дьяконов, чтецов и псалмопевцев, которые непрестанно, денно и нощно отправляли службу во имя святых.

Когда царский лагерь передвигался, впереди выступал балдахин святых, покрытый белым полотном, с укрепленным над ним золотым крестом, увенчанным царской короной. На белых лошадях блистала разноцветная парча, отделанная красной каймой. Каждая из царских лошадей везла на спине корону. Множество служителей с крестами в руках двигалось впереди и позади балдахина с пением псалмов хором славословя единую силу Троицы. Вслед за ними двигался балдахин госпожи страны [Алуанк], а вместе с нею ее придворная свита. Когда лагерь останавливался, то сперва разбивали ярко-красный шатер святых с золотым крестом, а над ним — большой белый шатер. Прибывших затем святых вносили туда на покой с великой осторожностью под сладкое пение псалмов, при курении благоухающего ладана. И лишь после того разбивали царский шатер с необходимым убранством. Сам царь с царицей, со всем своим лагерем днем и ночью бодрствовали в молитвах и славословили святых. Поскольку у боголюбивого и благочестивого царя Вачагана не было сыновей, то он вместе с братией монахов молился Богу, дабы Он подарил ему сына. И человеколюбивый Бог, воздающий добро, внемля молитвам его, подарил ему сына. С великой радостью принял он от Бога дар этот через заступничество святых мучеников. И нарек он сына своего Пандалион, по имени [святого] Пандалиона — воина и мученика Христова, и велел воспитывать его в страхе Божьем, чтобы он всегда бодрствовал и служил всесвятым мученикам Христа.

И каждый раз, благодетельный царь, садясь обедать, повелевал поставить перед царским столом еще два больших серебряных стола полных царской еды. И царь своими руками наливал вина в большую серебряную чашу из дворцовой утвари и ставил на царский стол. У царского стола стоял дьякон и от всех кушаний, которые подавались царю, он брал и ставил на те [серебряные] столы. Когда заканчивался царский обед, дьякон брал еду и раздавал нищим.

А по воскресениям, когда собирались служить божественную службу и читать животворные слова Евангелия перед многочисленной толпой, не разрешалось приходить с пустыми руками. Сам царь также не [48] с пустыми руками приходил приветствовать Евангелие. И в самом деле, он всегда был исполнен страха Христова и без устали постился и молился вместе с царицей и всеми придворными, неустанно совершал службу в память святых, уговаривая всех пребывать в вере Христовой, радуясь присно, он укреплялся всегда надеждой в непроходящее милосердие Христово во веки.

ГЛАВА XX

ОБРЕТЕНИЕ МОЩЕЙ БЛАЖЕННОГО ГРИГОРИСА, КАТОЛИКОСА АЛУАНКА, УВЕНЧАННОГО [ВЕНЦОМ МУЧЕНИКА] РУКОЮ ЦАРЯ МАЗКУТОВ САНЕСАНА В СТРАНЕ МАЗКУТОВ

Сильно было желание у царя Алуанка Вачагана Благочестивого обрести мощи святого отрока Григориса, ибо он знал из повествований древних историков 92, что святой Григорис принял мученическую смерть на поле, именуемом Ватнеан, на берегу великого моря, а затем несколькими учениками был перенесен в Амарас и погребен близ церкви, построенной Григором Великим. Однако место захоронения не было отмечено из опасения, что разбойники уничтожат мощи святого или кто-нибудь перенесет их в другое место. И так как прошло уже много лет [с тех пор], место погребения мощей святых было позабыто. Посоветовался царь со своими придворными иереями, чтобы найти способ вновь обрести [мощи] — так страстно желаемое добро. Призвал царь к себе иерея церкви того селения и спросил: «Есть ли примета на какой-нибудь могиле близ церкви, или нет?» И тот ответил: «Много могил ныне вокруг церкви, ибо из-за огромных размеров церкви основанной Григором Великим, и из-за набегов разбойников никто не мог достроить ее». И сказал царь: «Я приказываю рыть землю [у церкви]», но потом, впав в раздумье, сказал: «Быть может, из-за множества могил [мы сейчас] не найдем всесвятую могилу блаженного, и потому нам следует [пока] поститься и молиться и многими мольбами просить об этом всемилостивого Бога, помятуя о слове Господнем, что добрая просьба тотчас же исполняется щедрым Богом (1 Послание Иоанна, 5, 15).

ГЛАВА XXI

Дата: 2018-09-13, просмотров: 50.