ПОХОД КНЯЗЯ ТАЧИКОВ МАМУНА НА РОМЕЕВ. ЕГО СМЕРТЬ, А ЗАОДНО И ДРУГИЕ ИСТОРИИ, КРАТКО ИЗЛОЖЕННЫЕ ТУТ

Шел двести восьмидесятый год армянского летосчисления, когда тачик Мамун задумал двинуться войной на ромеев 67. Построив сто кораблей, он посадил на них сто тысяч отборных воинов и вышел с ними в море, намереваясь осадить великий город Константинополь 68. Ромеи были предупреждены об этом и также поспешно вышли в море, [высадились на берег] с другой стороны, окружили врагов креста Христова и смелым нападением разбили их наголову. Убили также и самого Мамуна 69. После этой победы они [вновь] вышли в море, и все множество [вражеских войск], которое еще находилось на кораблях, было потоплено в волнах моря или истреблено мечом до последнего воина. И этот тяжелый удар был нанесен тачикам великой силой животворного Креста Христова.

После этого, спустя три года, некий амира Бадсл по велению князя тачиков, прозванного амирмумином, двинулся на [Армению] и достиг города Нахчавана. Здесь к нему в руки попал некий отрок по имени Иоhан, который за свою веру в Христа был жестоко замучен и принял мученическую смерть незадолго до Пасхи, в дни сорокадневного поста. Мощи его лучезарным блеском устрашали врагов, которые, увидев это как-то ночью, зарыли их. И никто из христиан не узнал места погребения [мощей], лишь венчающему его было ведомо [то место].

В следующем году, после проливных дождей, ливших сорок дней подряд, переполнилось море [Каспийское], вышло из своих берегов и на расстоянии пятнадцати hрасахов затопило сушу. Из разлившегося моря Каспийского выплыла огромная, как гора, рыба-дракон и, поглощая всех рыб [реки Куры], наполняла [ими] свою утробу, так что [166] рыболовы оставались без улова. Тогда они, собравшись вместе и [подкравшись к ней] со стороны хвоста, разрубили ее мечами на части, пока она не сдохла, и Кура не унесла ее туда, откуда она выплыла. После этого рыболовам легко было ловить рыбу, ибо она шла [косяком], прорвавшись через преграду.

В том же году умер католикос армянский Давид 70, проклиная похитителей десницы святого Григора. То были Абдл Мелик, сын Джаhаба, [который] был убит мечом, а также Абдел Асур, рожденный от наложницы, и Абу Джапр из Араца, которых привезли в Партав и заживо содрали с них двоих кожу. О присутственном месте амирмумина мы узнали [следующее]: справа от [халифа] сидел старший над шуртаями 71, который был выше, чем старший среди палачей, а слева — судья и казначей, которые вершили суд и устанавливали подати для всей страны. В девять [часов] утра [просители] входили к ним [на суд], а на следующий день получали решения по своим жалобам.

В двести восемьдесят шестом году армянского летосчисления конница [численностью] в двенадцать тысяч, [выступив] из Багдада, неожиданно напала на Алуанк. Саhли, сын Смбата, из царского рода Зармиhра, призвав себе па помощь великого мученика Георгиоса, напал на них и рассеял по полям, подобно орлу, который устремляется на беспомощных птиц. И в том же году тот же князь Саhли, сын Смбата, взял в плен истребляющего людей и опустошителя стран смутьяна Бабана, зверя кровожадного, и отдал его в руки амирмумина. А за услуги он получил от двора доброе вознаграждение: право царской властью управлять Арменией, Иверией и Алуанком.

В двести восемьдесят седьмом году армянского летосчисления амирмумин Абраhам с огромным войском двинулся на страну ромеев, мечом захватил и полонил великий город Еморию 72 и оттуда возвратился к себе, уводя с собой в плен жителей [города]. Это он — Абу Саhак 73. В этом же году Иовhаннэс — владыка владык, ставший владетелем Армении, Иверии и Алуанка, вторично выпросил у двора эти три края — Булхар, Хойта, Патгос 74.

И еще в тот год со стороны хазиров прилетела саранча, куда крупнее, чем воробьи, и сожрала [всю] растительность значительной части страны Алуанк. А через два года была лютая зима, и погибло много скота и пастухов. В эти самые дни пришли балканцы и нанесли много ущерба гаварам Сисакан, Три и Амарас. Есаи, прозванный Абу Мусэ, выступил против них и истребил их.

Спустя еще два года пришел хазр патгос, человек беспощадный и свирепый, но и сдох [здесь] в том же году. Но пришел сын его и покорил страну мечом, предал огню множество церквей, жителей взял в полон и ушел в Багдад. Затем он вновь пришел оттуда по царскому повелению и на средства казны построил в гаваре Аршакашен город Гандзак в двести девяносто пятом году [армянского летосчисления]. Затем он двинулся на страну Сюник, угнал в плен жителей области Балк и, прибыв в гавар Алаhедж [***], остановился в местечке Аркугет, и приказал немедленно сжечь местную церковь, названную именем [святого] Григора. Но сила божественная тотчас пришла на помощь: всадник некий, верхом на белом коне, поспешно выехал из церкви, напал стремительно на войско [тачиков] и, смутив мужа неверного, и его войско, обратил их в бегство. Они поднялись на гору, называемую Елджюр хои 75, где настиг их вихрь страшной силы, и лишь тем из них, кто был верхом, удалось спастись, а все те, кто был нагружен добычей, погибли в скалах гор. Пленники же спаслись, прославляя Бога. [167]

В конце трехсотого года армянского летосчисления исполнились и предопределенные [Богом] наказания за грехи верующих князей Армении и Алуанка. В тот год они были выловлены тачиками, закованы в цепи и из домов своих насильно угнаны в Багдад. Там пытками и угрозами неверные принуждали их отречься от веры своей. Многие из них погубили себя, оставляя неотъемлемое сокровище святой веры, и приняли смерть вместо бессмертия. Но блаженный Шапуh Арцруни и еще другой избранный муж из армянских азатов предпочли мученическую смерть суетной жизни. Тогда властелин тачиков повелел заковать их в железные оковы и бросить живыми в реку Евфрат. [И тогда] над рекой, на том самом месте, долгие дни был виден свет, как факел. Озлобленный этим, амирмумин повелел мужам нырнуть [на дно реки], достать их кости и сжечь. Но как только ныряльщики погружались [в воду], свет исчезал, а когда выходили из воды — тот же свет вновь появлялся над волнами реки. Тогда амирмумин призвал к себе епископа сирийцев Джапра и велел ему разыскать их кости. Епископ пришел на берег Евфрата и послал ныряльщиков в воду. Найдя кости блаженных он перенес их в свою церковь и письменно установил [день] памяти их.

В тот год в гаваре Мец Иранк внезапно полились обильные дожди. Потоки селевых вод достигли селения Дастакерт и оттуда, где сливались реки, унесли восемьсот шатров скотоводов, пришедших с Кавказских гор, чтобы пасти [свой скот] в летние дни. В том же году в Вайоц дзоре скончался князь Супан. А год спустя в Армению пришел Буха (***) и в городе Тбилиси (***) убил Саhака Исмаилеана 76. Года три [Буга] владел Арменией, [до тех пор], пока, собрав князей и азатов вместе с их женами [и детьми], не угнал их в Багдад. Затем на четвертый год пришел Маhмат, сын Халта, и умер князь Васак Габур 77.

В триста восемнадцатом году армянского летосчисления в Двине произошло невероятно страшное землетрясение 78, которое продолжалось целый год и унесло сто двенадцать тысяч человек, провалившихся в пропасть. Вот где сказано — что человек, что трава.

ГЛАВА XXII

ОСАДА ПАРТАВА СЫНОМ ШЕХА И ВОЙСКАМИ АРМЯНСКИМИ И АЛУАНСКИМИ. САМУЭЛ САМОВОЛЬНО ПРИНИМАЕТ РУКОПОЛАГАНИЕ [В КАТОЛИКОСЫ], А ЗАТЕМ ЕДЕТ В ДВИН

Во время ссоры, возникшей между сыном Шеха Есаи 79 и его правителем [в Партаве] сыном Аблваhида Маhметом, прозванном Емемиком, сын Шеха собирает войско из земель сирийских и договаривается [с армянским] ишханом Ашотом, чтобы и тот собрал армянское войско и вместе с князьями Алуанка пошел и напал на войска при дворе в Партаве. [Однако осажденные] храбро держались месяцев тринадцать. В те дни наступила смерть hайрапета Алуанка Иовсепа, а князьям Алуанка было некогда избирать нового патриарха на [опустевший] престол. Тогда епископ Мец Колманка 80 Самуэл, самовольно сговорившись со священником Мисаелом, прозванным философом, передает ему свою епископию, сам же принимает недействительное рукоположение 81 [католикосское] от своего же епископа без рукоположения верховного [католикоса]. Весть об этом произволе дошла до войска и вызвала недовольство алуанских князей. Тогда все они единодушно сообщили об этом владыке Георгу, католикосу [168] армянскому. Этот в соответствии с каноническими правилами написал [письмо] ишхану 82 Армении и просил помочь им в том и покончить дело с миром. Но [Самуэл], благоразумно договорившись с начальниками и князьями Алуанка, успокоил их. Однако этим он вызвал проклятие армян. Тогда Ашот, ишхан Армении, потребовал исполнить установленный святым Григором порядок и рукоположение принимать от [католикоса] армянского. И все они тут же пришли к соглашению насчет смут Самуэла и Мисаела, о чем великий ишхан Армении написал армянскому hайрапету Георгу. И с согласия всех князей Алуанка он уговорил также и Самуэла. Своевольный Самуэл вынужден был против своей воли отправиться в Двин, где он вторично был рукоположен армянским католикосом Георгом в дни Ашота, ишхана Армении, в триста двадцать шестом году армянского летосчисления.

С помощью епископа Соломона и Георга, hайрапета [армянского], тот же Ашот, как муж мудрый, вновь возобновил проповедование [христианства], давно уже прерванное в Сюнике.

В то самое время, в году триста тридцать шестом армянского летосчисления, удалось возвести Ашота Багратуни на царский трон Армении 83. В доме Торгома уже давно было упразднено царское достоинство 84.

Вторжение тачиков в Армению, ее завоевание и обложение тяжелыми податями было в триста сорок втором году армянского летосчисления, когда и hайрапета армянского Георга, взяв в плен и заковав в железные цепи, увели в Партав 85. Затем благочестивый hАмам, воцарившись в Алуанке, возобновил упраздненное царство Алуанка, как Ашот Багратуни — царство армянское. Это совершилось одновременно.

Этот hАмам во искупление великого греха своего перед Богом, когда он ради этой суетной жизни кровь брата своего взял на себя, неустанно и щедро стал творить великие благодеяния церквам, всем нуждающимся и нищим. Он же щедрым выкупом освободил великого hайрапета армянского Георга из темницы неверных тачиков и, оказав ему великие почести, в добром здравии отправил его в Армению. Спустя четыре года, когда Новый год совпал со святой Пасхой, был убит своим родичем Смбатом князь Алуанка Апу Али hАйказуни. Это ввергло весь его род в великое горе. В том же году царь армянский Смбат, сын Ашота Багратуни, собрал свое войско и вторгся в Сирию. Но там против него выступило войско тачиков и обратило его в бегство в Армению, грабя [по пути] всех и вся. Там пал армянский ишхан Ашот и еще некоторые из войска его.

В то самое время от рук своих же воинов пал и великий ишхан Васпуракана Абумруан 86. В том же году вторично пришел в Армению надменный тачик 87, и по его повелению евнух выступил из Партавского дворца, чтобы двинуться на Армению. Был он человеком подлым и безбожным, и куда ни ступала его нога, он разрушал церкви Божьи, где находил он крест Христов, растирал его в пыль. Когда он добрался до Армении, царь Смбат тут же обратился в бегство. Овладев его замком, [евнух] взял в плен царицу, жен [вельмож] с их сыновьями, собрал священные книги, святую утварь [церковную], кресты, много сокровищ и увез в плен. Затем он двинулся на Иверию. И тогда против него выступили два храбрых полководца иверских — князь Георг и брат его Аревэс, но оба они погибли от его руки мучительной смертью.

В том году почили [во Христе] великий hайрапет армянский Георг и князь Сюника Ашот, оплакивая [смерть] которых плакальщицы, говорили: «Да не придет и не будет больше такой год на земле, пока [169] живет [на ней] род человеческий». То было в году триста сорок шестом армянского летосчисления. И все это было только началом тех мук и страданий, которые скоро постигли армян. Спустя короткое время сам великий царь Смбат еще будет предан [в руки врага] в наказание от Бога стране [Армении]. Сила Всевышнего оставила его, и он пошел по пути гибели своей и [страны] Армянской к самому звероподобному князю тачиков с нравами пса, а не человека, который схватил царя, добровольно пришедшего к нему, и распял на кресте 88. Тогда вопль и плач прошли по всему дому Торгома, и постигло крушение всю страну. То был триста шестьдесят третий год армянского летосчисления. И только Бог отомстил ему за убиение Смбата. Когда этот свирепый тачик ушел из Армении и вступил в Сирию, пожелав властвовать над арабами, то был связан по ногам Господом, судьей земли, и был предан в руки властителя арабов и сдох, погребенный заживо.

После этих событий оскудел народ тачиков и появилось другое племя, прозванное дейлемиками, предводитель которых некий муж по имени Салар, простер свой жезл во все стороны и завладел Алуанком, Персией и Арменией. Прибыв в Партав, он сразу же завладел им.

В то самое время с севера нагрянул народ незнакомый и чуждый, прозванный рузиками, [численностью] не более трех тысяч 89. Подобно вихрю, прорвались они через проход обширного моря Каспийского, внезапно достигнув Партава, столицы Алуанка, который не сумел оказать им сопротивление. И город был предан мечу. Отняли они у жителей города все их богатство и имущество. И хотя сам Салар осадил их, но не смог причинить им никакого вреда, ибо те были сильны и непобедимы. Тогда женщины города задумали отравить рузов, дав им напиться из чаши смерти, но те, узнав об этой измене, стали беспощадно истреблять и женщин, и детей их. Пробыв там месяцев шесть, они оставили совершенно опустошенный и разграбленный город и тайно возвратились в свою страну со всевозможной добычей 90.

ГЛАВА XXIII

СОКРАЩЕННОЕ ПОВТОРЕНИЕ СПИСКА ИМЕН [ПРАВИТЕЛЕЙ АЛУАНКА]

Проверив, мы доподлинно узнали, что род Миhрана породнился сватовством с армянскими мужами, чтобы в результате родства этого совместно властвовать над Восточным краем Алуанком.

Царей [в Алуанке] от Вачагана Храброго до Вачагана Благочестивого, имена которых мы перечислили выше, было десять. Из них один только Вачаган Благочестивый построил церквей в Восточном [крае] по числу дней в году. После его смерти их род пришел в упадок. В нахарарстве утвердился род Миhра из Сасанидов, переселившегося из Персии. Вот их имена по порядку от отца к сыну — Миhр, Армаэл, Вард, Вардан Храбрый, уверовавший в Христа (а не тот, кто построил крепость Гардмана), его сын Вард. Вард родил Вараз-Григора, первого [в этом роду] князя Алуанка. Он родил четырех сыновей — Вараз-Перожа, Джуаншера, Иезут-Хосрова и Варазмана. Из них мы перечислим по порядку имена [потомков] старшего сына, известных у армян [остальных же пропустим]. Вот они: Вараз-Перож, Вараз-Трдат, Вардан, Нерсеh Дыжндак 91, последний приказывал рвать волосы на головах [верующих] людей, а на ноги им надевать железные оковы, [170] вследствие чего многие умерли от зноя и удушья. С тем же намерением Нерсеh отправился в Сирию через селение hАци (***). День был воскресный. Отделившись от спутников он один вошел [в церковь], где Святому Кресту служил отец Симэон. Скрыв свое имя, он стал молиться вместе с другими.

Но блаженный Симэон, обращаясь к нему, крикнул: «Кто ты такой? Господь Бог открыл мне разрушительные злодеяния твои. Теперь еще и сыны твои взяли жезл твоих неслыханных злодеяний на погибель страдальцам. Не Нерсеh ли ты? Ведь направился ты к ненавистникам Христа умножить свои злодеяния, учиненные церквам Восточного [края]. Вот ты идешь в их страну, но открытыми глазами не видать тебе больше родины своих отцов».

Нерсеh пал в ноги старцу, но ответа не был удостоен. И когда он ехал своей дорогой, то умер в пути по проклятию отца Симэона, и лишь его бездыханное тело было перевезено в родной край.

Сын Нерсеhа — Гагик, сын Гагика — Степаннос и сестра его Апрсамик. Этого Вараз-Трдата и сына его Степанноса в тот же час убил их родственник Нерсеh, сын Пилипа, в монастыре Дадои ванк, что в Хорадзоре. Тогда, после этой беды Спрам, жена убитого, обрела мужскую храбрость и, взяв оставшуюся в живых дочь свою, преодолела трудный ночной путь и укрылась в крепости Хачена. Она заботясь о доме своем, выдала свою дочь Спрам за Атрнерсеhа, сына Саhла из рода hАйка, владетеля Сюника, завладевшего силой гаваром Гелама. Сын его, Атрнерсеh, [таким образом] встретился с благоразумной женщиной, и жили они в страхе Божьем, вели благочестивую жизнь и были любимы в стране своей.

Этот Атрнерсеh построил замок hАнду, а дворец свой построил в селе Вайуник, где находятся и бани царские. [Впоследствии] вместе с другими князьями увели его в Персию, где он пробыл много лет. А госпожа Спрам, умножала благодеяния и с превеликим желанием построила в гаваре Содк монастырь Нораванк, великолепно украшенный. Как раз в это время возвратился Атрнерсеh, вырвавшись из пределов [страны] тачиков. Прожив некоторое время в мире, он вскоре умер. У него было два сына: Григор и Апусет. Григор построил крепость hАвахахац (***), распространив свою власть и на ее окрестности. У Григора родились пятеро сыновей, ставший из них, Апули, был убит родичем своим Смбатом. Вторым был Саhак, прозванный Севада, муж храбрый и удачливый, который овладел гаварами Гардман и Кусти Парнэс 92 и, также усмирив разбойников, стал ишханом всего Дзорагета 93. Он был поборником просвещения и пригласил учителей в свой дом. С ним не раз воевал царь Армении Смбат и устраивал козни против него, однако ему не удалось подчинить его своей воле. Севада родил двух сыновей, Григора и Давида. Григор родил Севада, прозванного Ишханануном, и Атрнерсеhа. Ишхананун родил четырех сыновей — Иовhаннэса, Григора, Атрнерсеhа, Пилипэ. Десница Всевышнего избрала Иовhаннэса, старшего сына Ишханануна, прозванного также Сенекеримом 94, и возвела его на царский трон. Так, давно прекратившееся царство Господь Вседержитель возобновил через него. И царь персидский наградил его пышными и богатыми украшениями, отправил ему корону и коня отца своего. В том же году греческий магистр, имя которого Давид, отправил чудесную корону и царскую порфиру мужу тому богоугодному, оказав ему почести и уважение, и был он помазан на царство десницею hайрапета во славу Христа. [171]

ГЛАВА XXIV

ИМЕНА hАЙРАПЕТОВ АЛУАНКА, ГОДЫ И ДЕЯНИЯ ИХ 95

Об именах hайрапетов также надлежало написать здесь достоверное для памяти. Однако [книги], повествующие о предыдущих предводителях — об их времени, о деяниях и именах, сожжены беззаконниками и хотя нам теперь не известно, где находятся [книги] Заветов и утварь, мы все же постарались более или менее полно составить этот [список] для тех, кого это заинтересует.

Итак, первым распространителем просвещения среди нас был ученик святого апостола Фаддея святой Елиша, рукоположенный в Иерусалиме святым Иаковом. Он стал просветителем трех краев — Чора, Лпинка и Алуанка, где и кончил свою жизнь мученичеством. После него святой владыка Григорис Паhлавик, внук Григора Великого, просветителя Армении, восседавший на том же престоле [в двойной] славе.

Святой Шупhалишо, католикос Восточного края — прибывший из Иерусалима, владыка Маттэос, владыка Саhак, владыка Мовсэс, владыка Панд, владыка Лазар, владыка Григор, владыка Закарий, владыка Давид.

Святой Иовhан, который патриаршим благословением стал и епископом гуннов, но в каких обстоятельствах, не знаем.

Владыка Иеремия — это в его дни блаженный Месроп создал алуанские письмена, точно так же, как дал он письмена армянам и иверам, [приложив] огромные усилия.

Владыка Абас, перенесший престол hайрапетства из Чора в Партав в начале армянского летосчисления, из епископии Мец Иранка, правил сорок четыре года. Это при нем в начале грамот стали писать «католикос Алуанка, Лпинка и Чора». Это ему Двинский собор предписал признать одну [неделимую] природу божественности и человечности Христа, потребовав прибавить к словам «Бог святый» еще и [слова] [бессмертный] и «распятый», ибо этому [т. е. Святой Троице] они учились у Прокла, патриарха Константинопольского, ведь Святая Троица была установлена на Ефесском соборе двумястами святыми отцами, затем была подтверждена Тимофеем, патриархом Александрийским и Петром Антиохийским, когда они предстали перед императором Анастасом через Иакова, епископа Месопотамии, постановившими для православных говорить то же самое: «Бессмертный, что был распят», как оно и есть на самом деле. Не hайрапет Абас установил говорить так, ибо не было [до него] в нашей стране обыкновения говорить так, не было и ересей, и потому не было надобности рассматривать это. Лишь после, [в годы] католикоса Езра, прибыл к нему епископ Гардмана Степаннос и причастился с ним. И, таким образом, Гардман и Арцах унаследовали эту традицию, которой мы все придерживаемся и сейчас.

Владыка Виро — [был католикосом] тридцать четыре года. Это он освободил из полона [многих] армян, иверов и алуанцев плененных хазиром Шатом. Он же ходатайствовал перед царем Хосровом, чтобы в письмах к владетелю Гардмана и князю Алуанка им оказывали надлежащие почести и писали: «К наместникам страны», как и пишут по сей день.

Владыка Закарий — муж святой, лет пятнадцать. Он поручился за великий город Партав и молитвами своими спас многих из полона. Он рукоположил в епископы Сюника некоего [мужа] по имени Вртанес без согласия [католикоса] армянского. [172]

Владыка Иоhан — лет двадцать пять, был призван на престол из епископии Амараса.

Владыка Ухтанэс — лет двенадцать. Это он проклял нахараров Алуанка за кровосмешение, и они были истреблены.

Владыка Елиазар — лет шесть, из епископии Шаки. Это он обрел Святой Крест, зарытый Месропом в селе Гис, и, взяв частицу того животворного древа, вложил в [ларчик] стоимостью в сто двадцать золотых даhеканов, начертав на нем: «Сие принадлежит Елиазару». Он и установил праздновать в Гисе день [обретения] Креста.

Владыка Нерсэс — лет семнадцать, из епископии Гардмана. Лишившись разума, он хотел смутить собственную страну Алуанк, склонившись в сторону халкидонской ереси, но проклятием алуанцев и армян он был опутан телом и душой и лишен славы Сына Божьего, удостоившись той же участи, что и еретики.

Владыка Симэон — года полтора. [Прежде] он был архидиаконом престола [Двинского]. Это он прекратил смуты в стране нашей, начатые Нерсэсом, установив семь канонов.

Владыка Микаел — лет тридцать пять, бывший [прежде] диаконом в Шаки. Это он пригласил Соломона, настоятеля монастыря Макенацоц, и предал проклятию вельмож Алуанка, женившихся на родственницах в третьем колене, и все они сгинули, настигнутые скорой карой [Божьей]. Вместе с ними они предали проклятию и Талилэ, владыку иверов за то, что он позволил незаконные [кровосмесительные] браки.

Владыка Анастас — года четыре.

Владыка Иовсеп — лет семнадцать. На пятом году его исполнилось двести лет армянского летосчисления. Был он избран на престол из епископии Амараса.

Владыка Давид — года четыре. И этот был призван на [католикосский] престол из епископии Амараса. Он освободил земли и утварь святилищ и умер, отравленный злодеями.

Владыка Давид — девять лет, из епископии Мец Куенка. Он продал неверным [села] Дастакерт и Саhманахач 96.

Владыка Маттэос — года полтора, из епископии Капалака. И он был отравлен злодеями.

Владыка Мовсэс — года два.

Владыка Аhарон — года два.

Владыка Соломон — полгода.

Владыка Теодорос — года четыре, из епископии Гардмана.

Владыка Соломон — одиннадцать лет.

Владыка Иовhаннэс — лет двадцать пять. Этот перенес католикосскую резиденцию из Партава в Бердак, в место летнего пребывания католикосов.

Владыка Мовсэс — полгода.

Владыка Давид — лет двадцать восемь, из епископии Капалака. Он благословил незаконный брак владетеля Шаки. Брат его [владетеля], из мирян, [как-то встретив его], спросил: «Откуда идешь, владыка? И тот ответил: «Из дома брата твоего». И сказал князь Давиду. «Язык твой, благословивший [его], да отнимается, и десница твоя да отсохнет». И тотчас исполнилось [проклятие], и не исцелился он до самой смерти.

Владыка Иовсеп — лет двадцать пять, из епископии Мец Куенка. На третьем году его исполнилось триста лет армянского летосчисления.

Владыка Самуэл 96 — лет семнадцать, из епископии Мец Куенка. Он самовольно принял сан [католикоса], потом был низложен, а [173] затем вторично принял рукоположение в Двине 97 от армянского католикоса Георга.

Владыка Иунан — восемь с половиной лет. Он был епископом армянским в Двине 98 и когда [католикос армянский] Георг находился в плену у арабов, этот без позволения католикоса Георга пришел в Алуанк и здесь был рукоположен [в католикосы]. А когда князья Алуанка [уплотив выкуп] освободили владыку Георга, он лишил его сана [католикосского]. Однако, затем, уступив мольбам алуанских князей, благодарный Георг его рукоположил вторично 99.

Владыка Симэон — двадцать один год. Он [также] был одним из епископов при святом престоле [в Двине] и еще более украсил утварью [монастырь] Сурб Хач [Святого Креста].

Владыка Давид — лет шесть. [Бывший] настоятель монастыря Парисос.

Владыка Саhак — лет восемнадцать, из епископии Мец Куенка.

Владыка Гагик — лет четырнадцать, из епископии Гардмана. На четвертом году его исполнилось четыреста лет армянского летосчисления.

Владыка Давид — лет семь. Из епископии Капалака.

Владыка Давид — лет шесть, настоятель монастыря Парисос. Он принял рукоположение от армянского католикоса Анании.

Владыка Петрос — лет восемнадцать. Из епископии Гардмана.

Владыка Мовсэс — лет шесть, настоятель монастыря Парисос 100. [174]

ПРИЛОЖЕНИЕ

О ЧЕСТНОЙ ГОЛОВЕ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ, О ТОМ, КАК ОНА БЫЛА ДОСТАВЛЕНА В ГАВАР АРЦАХ И ПОМЕЩЕНА В СВЯТОМ ГАНДЗАСАРЕ, ГДЕ НАХОДИТСЯ ПРЕСТОЛ АЛУАНКА

[После того], как крестил он Господа, стал проповедовать и народу. Умер брат Ирода. И пожелал Ирод взять жену брата своего, а Иоанн порицал его и говорил:

«Не должно тебе взять жену брата твоего». Тогда Ирод взял и бросил его в темницу:

И вот наступил день рождения Ирода. И веселился он с вельможами, пировал и кутил. А Иродиада, жена брата его, отправила дочь свою плясать перед ними. Одетая неприлично, в богатых украшениях, плясала и танцевала она и изумляла безбожных кутил и очень понравилось это царю, который поклявшись, сказал: «Чего бы ты ни захотела, если даже пол царства моего, я дам тебе». И она пошла к матери своей и спросила: «Чего бы мне попросить у царя?» А скверная мать говорит: «Попроси голову Иоанна и принеси мне на блюде, чтобы я видела отрубленную голову его, она мне будет дороже любых сокровищ». А когда пришла она и попросила голову Иоанна, опечалился царь, ибо знал, что он пророк, но так как он поклялся перед множеством пирующих, то не захотел нарушить слово свое.

И повелел палачам принести на блюде голову Иоанна. И, придя к Иоанну, дрожа стали они перед дверью и не смели сказать ему ничего. И понял Иоанн, увидев меч, и говорит палачам: «Делайте что хотите». И говорят палачи «Пророк, как мы можем исполнить повеление царя и отрубить голову твою, ведь мы знаем, что ты — пророк! Страшимся бед...» И сказал святой Иоанн: «Не на вас кровь моя, и да отпустятся грехи ваши». И они, дрожа от страха, отрубили голову святому Предтече, положили ее на блюдо и понесли царю. И всем, кто спрашивал по дороге «Что это такое?», палачи отвечали: «Пламя, пожирающее дом Ирода». Так принесли они и положили голову Иоанна перед Иродом. Ирод отдал ее девушке той, а она понесла матери своей. А скверная женщина та положила /голову Иоанна на подоконник, глядела в лицо и говорила: «Ты, сын старухи, и теперь запретишь свадьбу мою?» И стала она подпрыгивать от . радости, хлопать в ладоши и говорит: «Дочь моя, он был врагом нашим, и мы победили его. Теперь радуйся, иди к царю, пляши и танцуй и проси у него чего душа пожелает».

И вновь пошла она к царю, плясала и танцевала на льду. И вдруг раскололся лед и проглотил девушку, и тут же сдвинулись края льда и как бы мечом отрубили голову ее. Голова скверной [девушки] осталась поверх льда, а поганое тело погрузилось в воды.

И страх великий объял царя и всех вельмож. И царь послал [слуг] к матери той девушки и сказал: «Верни блюдо!» Когда принесли блюдо_ он положил на нее голову скверной девушки и отправил матери. И сказали ей: «На, возьми голову дочери твоей вместо головы Иоанна, которую ты просила». Когда увидела скверная женщина голову дочери, вскрикнула и сказала: «Сын старухи, отомстил-таки эа кровь свою». Взяв затем голову Иоанна, бросила ее наземь, попирала ее ногами и сквернословила. Тогда камень упал с небес и разрушил дом, и она осталась под камнем. А Ирод велел не трогать ее и никто не смел убрать ее. Ученики же Иоанна взяли тело его и похоронили на видном месте. А голова долгое время оставалась гам, пока не появились двое отшельников, дабы пойти и взять святую голову.

Они пришли в Иерусалим и на протяжении целого года постились и молились, прося сокровище святое. И однажды ночью они пришли к развалинам дома и уснули там. И во сне явился им святой Иоанн и указал пальцем, мол «тут [голова моя]». Пробудившись, они увидели, как яркий свет сиял на [месте] святой головы.

Раскопали и нашли [голову]. Взяли котомку, насыпали соломы и положили святую голову туда, чтобы никто ничего не знал, испошли. Встретился [ии] муж нищий и пожелал пойти с ними. Когда добрались они до скалы одной, сказали: «Поспим тут немного под тенью ее, затем продолжим путь». Задремали они, и тогда Иоанн явился нищему и сказал: «Я голова Иоанна, в котомке этой. Они спят, а ты возьми котомку и уходи, и будешь жить в достатке». А когда стемнело, они повесили котомку на шесте, сами же улеглись и уснули. Нищий же, взяв котомку, ушел в свою страну. А отшельники, проснувшись, кинулись сюда, кинулись туда, но не нашли ни головы [святого], ни нищего. Горевали они долго, пока явился им святой Иоанн и [175] сказал: «Не горюйте обо мне, ибо это я так пожелал. Ваше желание исполнилось. Теперь я желаю, чтобы исполнилось и желание других». И они воздали славу Богу. А нищий тот унес и положил святую голову в сундук и хранил, в доме своем, ибо приходили к нему многие больные, пораженные недугом и одержимые. А ночами он ставил посуду с водой в том доме, а по утрам, все кто умывался водой той или пил ее, тут же исцелялся от болезней и недугов.

После него [голова Иоанна] попала к гончару одному, и он также исцелял больных. Он сделал горшок и положил в него голову святую, а когда умирал, велел дочери свято и со страхом служить ему. Дочь гончара закопала горшок, и сама также многих исцеляла. После нее [голова] попала к князю одному, который увез ее в Истампол. Католики хотели похитить [ee] и увезти на Запад. Но князь, взяв ее, убежал на север, в Иверию. Здесь она попала к брату Джалала Дола — владетеля Арцаха.

В 1211 году Джалал Дола поехал к брату своему и попросил у него святую голову, но он не соглашался никак отдать ему добровольно. Тогда [Джалал Дола] силою отнял ее у брата и привез в края Гандзак, в гавар Арцаха, в родовую усыпальницу свою. И поместил он ее там и над ней построил удивительную и восхитительную церковь католике во славу Бога Христа и Крестителя Его святого Иоанна. А день освящения церкви назвал ее именем святого Иоанна Гандзасара. Здесь же, кроме того, [находится] и законоучающая святая челюсть Лусаворича, и десница святого Захария, отца Иоанна, и мощи святого Пандалиона, великого мученика, и мощи других святых, которые исцеляют [больных] во славу Христа Бога нашего, благословенного во веки веков!

Комментарии

37. Константин — старший сын Ираклия от брака с Евдокией носил титул цезаря. Как известно, Константин неожиданно скончался в 642 г. через три месяца после вступления на престол. Стало быть здесь *** — года три описка переписчиков, которую следует исправить на *** — месяца три.

38. Костас или Константин — разница в 2 года в царствовании Костаса налицо и в известной ктиторской надписи Аручского храма (см. коммент. 115 ко второй книге). Так именуют армянские историки сына Константина Константа (642 — 668), внука Ираклия. В 11-летнем возрасте после неожиданной смерти отца он был возведен на престол. Царствовал 27 лет, а не 29.

39. А на шестом [году Костаса] тачики вторглись в Армению, и город Двин был взят ими. Пленных [армян] насчитывалось тридцать пять тысяч. Это неточно. Шестой год Костаса соответствует 648 г., взятие же Двина арабами, избиение 12 тысяч жителей и пленение остальных имело место в 640 г. Более подробно об этих событиях рассказывают Себеос, Левонд, Степаннос Асолик. Однако даты первого вторжения арабов в Армению и взятия Двина в сведениях армянских и других авторов не совпадают. Уточнением этих дат занимались многие армянские исследователи, в том числе Алишан, А. Амбарян, Я. Манандян. На основании подробного анализа и сопоставления сведений армянских, арабских и сирийских авторов ученые пришли к выводу, что первое вторжение арабов в Армению произошло не раньше 640 г., поскольку арабы не могли бы двинуться на Армению, не завоевав главных городов Ирака, что как известно, имело место в 639 — 640 гг. Первое вторжение арабов в Армению и взятие г. Двина датируется 6 октября того же 640 г. (см. ***).

40. На девятнадцатом году того же [Костаса] католикосом армянским был избран владыка Нерсэс — лет двадцать. Католикос армянский Нерсэс III Ишханеци или Тайеци был избран в 642 году, а не на девятнадцатом году Костаса. Нерсэс католикос был прозван *** — Строитель, за широкую строительную деятельность. В его годы был построен храм Звартноц (см. ниже коммент. 44).

41. И было это в сто одиннадцатом году армянского летосчисления. Дата неточна. Сто одиннадцатый год армянского летосчисления соответствует 662 году, и хотя это и совпадает с девятнадцатым годом Костаса, однако следует отметить, что это год смерти католикоса Нерсэса, а не его избрания.

42. В тексте: ***. Это тот же Костас, упоминавшимся выше, которого армянские авторы называют также Константином по имени его отца. В юные годы Нерсэс жил и учился в Константинополе. Получив блестящее для своего времени образование, он поступил на военную службу и был приближен к византийскому двору. Видимо, в отроческие годы Костаса Нерсэс был приставлен к нему наставником. Слово *** К. Патканян и Ч. Довсет перевели как духовный отец, spiritual father.

43. В рукописях: *** — Калакудашт. Одно из названий города Валаршапата.

44. ...построил великолепную овчарню для разумной паствы. О построении храма св. Григора или Звартноца (Бдящих сил) сообщает и Себеос. Строительные работы продолжались примерно 20 лет и завершились в 662 году. На освящение храма, как сообщает чуть ниже, Каланкатуаци, был приглашен император Константин (см. коммент. 38). Развалины величественного храма Звартноц и католикосского дворца многие века находились под землей. Они были обнаружены архимандритом X. Дадяном под небольшим холмом в трех километрах от современного г. Эчмиадзина. Научные раскопки Звартноца вел выдающийся исследователь истории армянской архитектуры Т. Тораманян. Им же предложена реконструкция храма (см. ***).

Храм Звартноц и патриарший дворец были построены архитектором Иоhаном, барельефное изображение которого сохранилось на архивольте храма, с высеченным на нем именем ***. По подсчетам Т. Тораманяна, строительство храма Звартноц было начато в 643 г. и завершено в 662 г. (см. ***).

45. ...пригласил императора ромеев. Это вышеупомянутый Костас, византийский император Константин. В это время, т. е. в 652 г., Константин во главе 100000-й армии находился в Армении и действительно присутствовал на торжественном освящении Звартноца (см. Себеос, перевод Ст. Малхасянца. Ереван, 1939, с. 117 и 119).

46. В некоторых рукописях, а также в издании Н. Эмина данный отрывок искажен переписчиками: ***. Имея под рукой рукопись с этим искаженным отрывком, К. Патканян переводит: и на праздник освящения он пригласил царя. Тот, дивясь зданию, приказал строителям идти за ним, чтоб такую же церковь построить в столице. Но он не успел прибыть на родину и скончался по дороге. Константин, однако, не умер в пути, как это вытекает из данного предложения. Известно, что Константин был убит гораздо позже, в 668 г. в Сиракузах.

В тексте составленном В. Аракеляном и в издании К. Шахназаряна конец предложения выглядит так: ***, т. е. Но галатос не достиг [Константинополя] и умер в пути. В рукописях А и Н в этом предложении вместо подчеркнутого слова *** имеют: ***. Нетрудно заметить, что *** в издании Н. Эмина и разночтения в рукописях А, Н — суть искажение слова *** что означает мастер-каменщик, в смысле архитектор-строитель.

Достоин сожаления тот факт, что Ст. Мнацаканян, касаясь сообщения Каланкатуаци о приглашении Константином архитектора Звартноца в столицу Византии, считает его позднейшей легендой, лишенной исторической достоверности. Основываясь на искаженном чтении данного отрывка и переводе К. Патканяна, С. Мнацаканян ошибочно полагает, что будто по свидетельству Каланкатуаци по дороге скончался сам император Константин, а не мастер-архитектор (см. ***). Правильное чтение *** — архитектор-строитель не оставляет места для сомнений в том, что свидетельство Каланкатуаци вполне достоверно, тем более, что. как отмечали выше, Константин был убит в Сиракузах гораздо позже. Таким образом, по пути в Константинополь умер архитектор строитель храма Звартноц Иоhан (см. коммент. 44 к третьей книге).

47. Маhмет второй — это Мухаммад ибн Мруан, назначенный халифом Абд ал-Маликом правителем Армении.

48. В том же году прекратился род святого Григора... Это предложение, но всей вероятности, является позднейшей интерполяцией. Род св. Григора Лусаворича прекратился еще в V веке со смертью в 440 г. Саhака Партева, у которого не было наследников мужского пола. Очевидно, так полагал и Н. Эмин, взявший данное предложение в скобки.

49. ...великими клятвами, коварством и обманом собрал у себя всех главных армянских [нахараров] — восемьсот мужей, угнал их в город Нахчаван, запер их в церкви и сжег живьем. Четыреста других мужей [из армянских нахараров] он сжег в Храме, а остальных предал мечу — город Нахчаван и село Храм находились в гаваре Голтн исторической Армении, недалеко друг от друга, где но велению халифа Валида в 706 г. было совершено чудовищное истребление армянских нахарарских фамилий.

Мухаммад бен-Окба, арабский правитель Армении, поручил Касиму обманом пригласить к себе в Нахчаван всех влиятельных армянских нахараров с их дружинами якобы для учета всадников и назначения им жалованья из казны халифата, а на самом деле, чтобы предать всех огню. Этот год, год истребления армянских нахараров, вошел в историческую литературу как «год огня». Об утих событиях рассказывают и другие армянские историки Левонд,. Товма Арцруни и т. д. Более подробно об этом рассказывает Левонд, который сообщает имена некоторых нахараров. Считаем нелишним привести его свидетельство об этом неслыханном, варварском избиении армянских нахараров с некоторыми сокращениями. «Влид в первый год своего правления хотел истребить роды нахарарские с их всадниками из ненависти к Смбату Куропалату... Получив приказание беззаконный Махмед повелел некоему Касму, который был его делопроизводителем в странах нахичеванских, чтобы он пригласил к себе вельмож армянских вместе с их дружинами всадников под предлогом внести их в список для получения жалованья... как скоро они прибыли туда, отдано было приказание разделить их на две части, из которых одной половине приказано было собраться в церкви нахичеванской, а другой — отправиться в село Храм и там поместиться в церкви. [Когда это было сделано], поставили стражу у церквей и рассуждали, как бы погубить заключенных в церквах армянских вельмож и всадников, и вскоре приступили к делу. Вывели только князей из заключения, а остальных, запертых вместе с церковью, предали огню, чтобы они сгорели под сводами божественного алтаря... Князей же заключили в тюрьму, мучили их невыносимыми пытками, требовали у них на вес золота и серебра, обещая оставить их живыми за выкуп серебра, и мучители клятвою подкрепляли ложное свое обещание. Князья, в страхе от мучений, дали им большое количество сокровищ, скрытых ими от притеснителей своих в морях и на суше, думая хоть сокровищами спасти себя. Когда князья отдали все свои сокровища, беззаконники все же наложили на них руки, предали их смерти, казнив на виселице. Так погибли: Смбат, сын Ашота из рода Багратуни, Григорий и Корюн из рода Арцруни, Варазшапух и брат его из рода Аматуни и многие другие из родов владетельных князей, из которых я не в состоянии поименно назвать каждого, все они были умерщвлены. Таким образом осиротела страна наша: не стало ее владетелей. После того, как страна наша лишилась нахарарских родов, жители ее, как овцы, были преданы волкам. Тогда непрестанно наносили нам всякого рода бедствия, жителей держали в таком страшном трепете, что они, измученные этим тяжким игом, посылали свои вздохи и стоны к небу» (см. «История Халифов вардапета Гевонда, писателя VIII в.». Перевод К. Патканяна, СПб., 1862, с. 21-24).

Истребление армянских нахарарских родов в Нахчаване и Храме в 706 г., по образному выражению Н. Адонца, явилось катастрофой, молнией поразившей нахарарство, которая унесла цвет армянской знати на кострах и виселицах.

Следует отметить, что хотя в «Истории страны Алуанк» истребление армянских нахараров приписывается Мухаммаду ибн Мруану, однако оно произошло после него, в правление халифа Валида (705-715).

То, что город Нахчаван и городок Храм, где было совершено избиение нахараров, находились в гаваре Голтн на берегу реки Аракс ни у кого не вызывало сомнений. Но в последнее время З. Буниятов выступил с новой «локализацией», заявляя, что упомянутый в армянских источниках Нахчаван не есть современный город Нахичеван на берегу реки Аракс, а речь идет о Нахичеване Карского вилайета (см. его «Размышления по поводу книги А. Н. Тер-Гевондяна «Армения и Арабский халифат», «Известия АН АзССР», серия истории, философии и права, 1977, № 4, с. 115-116). Как можно вопреки фактам предлагать ничем не оправданную локализацию Товма Арцруни, историк X в. конкретно указывает местоположение Нахчавана и

Храма: ***.»Вилд (т. е. халиф ал-Валид. — Ш. С.) сын Абдлмелика [царствовал] лет десять. Этот замышлял еще большее злодеяние. Коварством и обманом он заманил нахараров страны Армянской и всех предал огню в городе Нахчаване и аванс Храм, что расположен ниже монастыря Астапатского, на берегу Аракса» (см ***).

Более четкое указание на местонахождение Нахчавана и Храма мы находим еще у Мовсэса Хоренаци: *** «...Первую жену Аждахака, Ануйш, и многих дев от его семени вместе с юношами и множеством других пленных — числом более десяти тысяч — поселил (Тигран) за восточным хребтом великой горы до пределов Гохтна, т. е. в Тамбате, в Оскиохе, Дажгуйнке и в других виллах, стоящих у берега реки, из которых одна называется Вранджуник, насупротив крепости Нахчавана. [Он отводит им] также три пригорода: Храм, Джуху и Хошакуник» (Хоренаци, I, гл. 30).

Как видим, и Мовсэс Хоренаци и Товма Арцруни четко указывают местонахождение Нахчавана и Храма — в пределах гавара Голтна, на берегу реки Аракс, близ Джухи и Хошакуниса.

Подробно об этом см. А. Ганаланян, Л. Хачикян, А. Тер-Гевондян, Об очередных «размышлениях» З. Буниятова, «Вестник общественных наук Ан АрмССР», 1978, 5, с. 95-104.

50. Кто этот Мруан, будущий ли халиф Мруан ибн Мухаммад, близкий родственник халифа Хишама (724-743), назначенный им правителем Армении и Атрпатакана? Но ведь он пришел в Армению после Абдел Азиза. Вообще в этой главе нарушена хронологическая последовательность событий, много неточностей в указанных датах.

51. В том же году Абдел Азиз перешел через реку Куру. Жестокости Мухаммеда бен-Окба в Армении вызвали такое всеобщее недовольство, что халиф Валид отозвал его и назначил нового правителя Армении — Абдел Азиза, который вел уже более терпимую умеренную политику. Направив послания перешедшим на сторону Византии армянским нахарарам, он предложил им вернуться в свои владения, гарантируя им безопасность. Левонд пишет о нем: «...Управляя Арменией, оградил ее от неприязненных нападений и сильными мерами остановил угрожающее коварство сынов Исмаила; он возобновил город Двин сильнее и обширнее, чем прежде, укрепил его воротами и запорами, окружил стены городские рвом и наполнил их водою для защиты крепости» (см. Левонд, с. 24-25).

52. В тексте: ***. Речь идет о переписи hЭрта. Это должно быть Harth ibn Schureich, который на некоторое время восстал против Хишама (см. G. Weil, Geschichte der Kalifen, t. I, S. 631, 695).

О переписи hЭрта в 725 году рассказывают также Левонд и Мхитар Айриванеци. Левонд пишет: «Затем после него властвовал Шам, он же hЭшм в продолжение двенадцати лет. Этот в первый же год своего воцарения замышлял злое, и военачальника одного, по имени hЭрт он отправил в Армению, чтобы провести перепись по всей стране с целью еще туже затянуть иго податей и рабства всевозможными злодеяниями» (см. Левонд, с. 71, см. также ***, М., 1860, с. 51). Следует отметить, что К. Шахназарян правильно понял, что hЭрт собственное имя и передал его через заглавную букву, в то время как Н. Эмин передает строчной. К. Патканян, очевидно, не зная о переписи hЭрта из других источников *** перевел: очередная перепись. Неправильно перевел и В. Аракелян: *** дословно повторяя ошибку К. Патканяна. Правильно в переводе Ч. Довсета. Перепись hЭрта охватила не только все население Армении, но и весь скот, все обрабатываемые земли. Подати теперь должны были взиматься не от каждого ерда или семьи, как это было до этого, но с каждой души, скотины, с каждого обрабатываемого участка земли. Я. Манандян отмечает, что это был переход к новой системе сбора податей — подушной, которая вскоре стала настоящим бедствием для армянского народа. Это тяжелая, непосильная налоговая система являлась причиной бурных восстаний армянского народа против арабского халифата в VIII веке (см. ***).

53. В тексте: ***. В. Аракелян перевел: ***. Непонятно, почему слово *** — княжич переведено *** — князь Асорорди?

54. Степаннос Сюнеци — епископ Сюника, один из выдающихся армянских ученых, философ и переводчик, оставивший богатое литературное наследие, в том числе множество духовных песен (тараканов), посланий, речей и толкований, а также переводы трудов греческих авторов. Житие Степанноса Сюнеци, наиболее полно составлено Мхитаром Айриванеци (XIII в.), где сообщаются некоторые подробности о раннем периоде его жизни, о смерти и похоронах (см. русский перевод Жития Степанноса Сюнеци в кн.: «Памятники армянской агиографии», вып. 1. Перевод с древнеармянского, вступительные статьи и примечания К. Тер-Давтян, Ереван, 1973, с. 60-70).

55. В тексте вместо *** — сундуки с книгами, стоит *** — святых. Явная описка переписчиков, которую следовало исправить, однако В. Аракелян так и перевел: *** — чтобы открылись сундуки святых? В издании Н. Эмина исправлено *** — книг. Правильно и в «Житии Степанноса Сюнеци» и у Орбелеана. В «Житии» переведено ...попросил открыть перед ним древлехранилище святых книг (см. «Памятники армянской агиографии», с. 64).

56. Здесь и ниже в тексте: *** — в гаваре Мозн. Но в Сюнике нет гавара под этим наименованием. Должно быть *** — в аване Мозн, как у Степанноса Орбелеана. Повествуя об этих событиях, Орбелеан пишет: ***. Развалины авана или местечка Мозн находятся в 3-4 км к юго-востоку от современного села Малишка, на правом берегу реки Арпа.

57. В тексте: ***. В своем переводе В. Аракелян пишет через заглавную букву — ***, отмечая в примечании, что это неизвестное название. Предлог *** В. Аракелян принял за первую букву названия. Между тем правильный вариант данного названия *** засвидетельствован у Мхитара Айриванеци и Степанноса Орбелеана, авторов XIII в., более подробно рассказывающих об убийстве и похоронах епископа Степанноса. Так, Айриванеци в «Житии Степанноса Сюнеци» пишет: «Когда достигли села Арказан, к ним навстречу вышла толпа людей и парон села, тесть Бабгена. С великой скорбью оплакав его подобающим образом, они уговорили церковнослужителей положить святого в келье, которая была построена в честь отважного воина Христова святого Христофора...» (см. «Памятники армянской агиографии», с. 67). Слово *** — обычно означающий «комната», на древнеармянском языке имело значение также небольшой кельи или часовни, как правильно перевел К. Патканян: «Тело его было перенесено в часовню села Арказан, и оттуда отправлено на покой в монастырь Танатац». Арказан небольшое село, лежащее на пути от села Мозн к монастырю Танаhатац. Следовательно, *** в тексте должно быть исправлено на *** — в Арказеане.

58. Монастырь Танатац или Танаhатац (прямая форма ***). Монахи монастыря, довольствовались лишь травами и овощами, отказываясь есть не только мясо и масло, но даже сыр и пахтанину, почему и были прозваны — ***. Буквальный перевод слова *** — отвергающие пахтанину, пахтанье. Отсюда и название монастыря.

Существовало два монастыря Танаhат. Один — в гаваре Цлук, который, как свидетельствует Орбелеан, был построен за 400 лет до армянского летосчисления, а другой — недалеко от местечка Мозн, упоминаемый в связи с похоронами Степанноса Сюнеци. Поскольку главная церковь и в том, и в другом монастыре носила одно и то же название св. Степанноса, то до последнего времени все сведения историков относились к монастырю Танаhатац в Вайоц дзоре. С. Бархударяну удалось обнаружить древнейший монастырь Танаhатац в историческом гаваре Цлук, где сохранилась церковь св. Степанноса, которая представляет собой древнюю базилику. Расположение монастыря и надписи на стенах церкви полностью совпадают с описанием Орбелеана.

Как явствует из рассказа Каланкатуаци, в Вайоц дзоре еще в VIII в. также существовал монастырь Танаhат, однако древние его постройки не сохранились. Сохранившаяся ныне церковь согласно Орбелеану построена в 1279 г. под фундамент которой был положен гроб с останками Степанноса Сюнеци (см. ***).

59. В тексте: ***, в буквальном переводе: Ущелье стенаний. Прав К. Патканян, отмечающий, что название Вайоц дзор встречается еще у Хоренаци и Елишэ, авторов V в. и, следовательно, происхождение названия Вайоц дзор нельзя связывать с землетрясением VII в. Вайоц дзор засвидетельствовано и у другого автора V в. Лазаря Парпеци.

Осмысление ***, как Ущелье стенаний — результат народной этимологии. Научную же этимологию названия предлагает Гр. Капанцян в своем труде «Историко-лингвистическое значение топонимики древней Армении». Приведем его объяснение несколько более пространно:

Vayoc dzor, пишет Гр. Капанцян, следует понимать «как этническое имя некоего vai «вай», т. е. район Vay-oc (род. п., мн. ч.) dzor и перевести через «ущелье вайев». т. е. ущелье народца или племени вайев. Этническое же vai мы производим от древнего biai, — т. е. от имени народа, давшего свое имя и исторический Biaina. т. е. Урарту-Халдии». Указывая, что в урартских надписях их страна называется Biaina, а столица (современный Ван) называлась Tuspa, Гр. Капанцян далее продолжает: «Само имя страны Biaina «Биайна», как сейчас выясняется, представляет образование из корня bia(i) — и суффикса -ina... Если начальное bia(i) перешло в армянское va — (слово Van), то это же bia(i) — дало армянское vay в имени области Vay-oc dzor. Племя «biai» было, видимо, оборигенное до прихода халдов-урартов в Ван (см. Гр. Капанцян, указ. соч., Историко-лингвистические работы, т. II Ереван, 1975, с. 128-130).

60. В тексте, во всех изданиях и переводах ...*** — вернуться в страну Азию. Неверно, следует исправить на ***, т. е. возвратиться из страны Азиатской, из Азии.

60. В тексте: Павел, должно быть Иаков (см. Послание Иакова, 5, 9).

61. Конец предложения в рукописях не очень ясен: ***. He понятен И перевод В. Аракеляна *** — но от просьб каждого остался след горестной госпоже. Видимо, после слов *** переписчиками пропущено слово *** — нет. Мы предлагаем восстановить текст следующим образом *** — не осталось ни следа. Правильно перевел К. Патканян. По настоятельной просьбе и следов не осталось ея печали.

62. Это Савада бин-Абул-Амид Джааф, представитель арабского племени Кайсиков, упоминаемый в арабских источниках. Женатый на княжне нахарарского рода Багратуни, он претендовал на некоторые их владения. Будучи не в состоянии бороться против него с оружием в руках, спарапет Смбат Багратуни присоединился к нему, когда тот восстал против арабского халифа. С ним были и некоторые другие армянские князья, в том числе и Саhак Сюни. Однако восстание Савада не имело успеха и он был разбит арабским отрядом. Саhак Сюни пал в битве с арабами. Савада перебрался в Сюник и укрепился в Шалате, откуда он совершал набеги на все области Армении.

63. Бабан, женившись па дочери Васака, владетеля Сюника, в свою очередь рассчитывал завладеть частью края. Однако он встретил сопротивление других князей Сюника. В этой главе далее рассказывается о произволе и жестокостях, чинимых Бабаном в Сюнике, что в конце концов привело к его гибели.

64. В тексте: *** — двенадцать лет владели гаварами. Л. Алишан предлагает *** — лет исправить на *** — месяцев, диктуемого контекстом (см.***).

65. В тексте: ***. Выше мы уже говорили, что греков-византийцев в армянских источниках называли *** — ромеи. Следовательно, нельзя считать верным перевод К. Патканяна: которая находится под властью римских святителей. Неверно перевел и В. Аракелян, ***.

66. Принадлежат ли эти два последних предложения к тексту, или они являются позднейшей интерполяцией? Почему благословение мирры армянами должно считаться еретичеством и сектантством, мы не беремся объяснять. Отметим, что И. Эмин не включил их в текст.

67. ...тачик Мамун задумал двинуться войной на ромеев. Халиф Мамун (809-833) сын халифа Харун ар-Рашида. после смерти которого вспыхнула ожесточенная борьба за власть между двумя его сыновьями — Эмином и Мамуном. В 813 г. Эмин был убит, и вся власть перешла Мамуну. В последние годы своего правления Мамун предпринял три похода подряд против Византии: в 830, 832, 833 годах. В этих походах в числе других военачальников (Афшин и др.) с ним были также брат его Мухаммад Абу-Исхак и сын Аббас.

68. Мамун не предпринимал похода на Константинополь, хотя, по свидетельству Якуби, он выражал такое намерение.

69. Мамун не был убит, а умер от лихорадки 7 августа 833 г., назначив наследником престола своего брата — вышеупомянутого Мухаммада Абу-Исхака, известного под именем Мутасим-Пилла (833-842), которого армянские историки называют Абраhам, Абу-Саhак.

70. Давид Арамонаци — католикос армянский в 728-741 гг.

71. В рукописях *** — начальник шуртаев. Родительный падеж, множ. число от слова *** — шурта. Незасвидетельствованное в других источниках непонятное слово. Отрывок, в котором дается описание судебной палаты амирмумина, отсутствует в ряде рукописей, и потому его нет ни в парижском, ни в московском изданиях. Нет его и в переводе К. Патканяна. Интересующий нас отрывок Ч. Довсетом включен в текст. Термин *** им переведен дословно, без объяснений: chief of Llie surta.

В. Аракелян, приняв слово *** за собственное имя, пишет его через заглавную букву, с чем, однако, согласиться нельзя. Через заглавную букву пишет он и слово ***, принявшего за топоним. Между тем в данном контексте *** означает судебная палата, присутственное место, как в нашем переводе.

Этимологию слова *** дал С. Авакян. Он восстановил свидетельство слова *** в надписи князя Торсайича Орбелеана в монастыре Нораванк. на северной стене мавзолея князя Смбата с наружной стороны, датированной 1247 годом. С. Авакян выводит слово *** от арабского корня sorla — стража, полиция. Это должностные лица, непосредственно связанные со сбором налогов и выполнением повинностей. Объяснение весьма приемлемое и подтверждается текстом «Истории страны Алуанк». В нашем контексте *** — старший шуртаев, означает начальник городской охраны, полиции или какую-то другую высшую полицейскую должность (см. С. Авакян, ***).

72. ...мечом захватил и полонил великий город Еморию... Это предложение так же из отрывка, не нашедшего места в московском и парижском изданиях и русском переводе К. Патканяна. Отрывок, выпавший из текста «Истории страны Алуанк», был обнаружен X. Дадяном в рукописях № 2561 и № 1725 и опубликован в 1897 году в журнале ***.

В последних переводах «Истории страны Алуанк» на английский и на новоармянский языки этот отрывок справедливо включен в текст. В. Аракелян вместо Емория пишет *** — Земоврия, а в примечании указывает, что вместо Земоврия в тексте «должно быть Зенобия — город на берегу реки Евфрат». Далее он поясняет, что это есть византийский город-крепость, построенный императрицей Зенобией, при этом он ссылается на труд Прокопия Кесарийского. Следует отметить, что это недоразумение. Царица Пальмирии Зенобия (ГРЕЧ.) и построенный ею город-крепость на берегу Евфрата не имеют никакого отношения к городу Аморию (ГРЕЧ.) (Amorium). находящемуся на берегу реки Сангарис во Фригии, о котором идет здесь речь. Из армянских историков этот город известен также Левонду в форме *** — Амурия и Вардану — в форме *** — Амурра, что может быть следствием неверного чтения *** вместо ***.

О походе халифа Мутасима 833 года на Аморию, с почти полумиллионным войском (данные о численности его войска колеблются между 200000 и 500000 воинов) подробно рассказывают арабские авторы — Якуби, Масуди и, в частности, Табари.

73. Абу Саhак — см. коммент. 67 к третьей книге.

74. В тексте: ***. Подчеркнутые названия стран Булхар, Хойта, Патгос нам не известны из других источников. Их нет и в ***-e. Несколькими строчками ниже упоминается некий хазр патгос. По контексту патгос, видимо, название административной должности. Его правильная форма, вероятно, падгоспан. Вспомним, что у Себеоса один из полководцев царя Хосрова Шаhэн называется патгоспаном. Эта же должность засвидетельствована и у ат-Табари, который, рассказывая об административных мероприятиях персидского царя Хосрова I после его вступления на престол, отмечает, что Хосров «разослал письма четырем падгоспанам, управлявшим четырьмя краями Персии» (ат-Табари, I, с. 892). Как полагают Г. Гюбшмаи и Н. Адонц, слово падгоспан такого же происхождения как и marz-pan, и значит хранитель или начальник страны, края. Н. Адонц указывает, что слово *** встречается в пехлевийской литературе и значении провинция и может означать также правитель, чиновник в смысле patkos-pan (см. Н. Адонц, Армения..., с. 215).

75. В тексте: *** — в переводе Бараний рог.

76. Саhак Исмаилеан — арабский эмир в Тбилиси, восставший против халифа. Асолик называет его — *** — сын Исмаила, Товма Арцруни — Саhак исмаильтянин — сын Исмаиля (II, 9).

77. Князь гавара Геларкуник, сын Габура. (см Орбелеан, IV, Драсханакертци, XIII. 115, 116, 170, 136).

78. Более подробно об этом землетрясении рассказывает Драсханакертци.

79. Есаи сын Шеха. В рукописях *** — арабский правитель (остикан) в Армении с 870 г. У Товмы Арцруни и Драсханакертци *** — Иисэ.

80. Тогда епископ Мец Колманка Самуэл..., Этот же Самуэл в XXIV главе, в списке hайрапетов Алуанка именуется епископом Мец Куенка.

81. ...сам же принимает недействительное рукоположение. В тексте: *** (О недействительном рукоположении см. коммент. 26 третьей книги).

82. В тексте: ***. В переводах К. Патканяна и В. Аракеляна слово *** стоит в множественном числе: князьям. Между тем речь идет об Ашоте Багратуни, князе Армении, упомянутом в начале главы. Следующее предложение в тексте начинается словами ***... Но он благоразумно... Под местоимением он следует подразумевать епископа Самуэла, который сумел успокоить князей Алуанка, чем и вызвал проклятие армян.

83. ...в году триста тридцать шестом... удалось возвести Ашота Багратуни на царский трон Армении.

Во второй половине IX в. арабский халифат был охвачен восстаниями и переживал период упадка. На окраинах халифата одно за другим возникали полузависимые княжества. Когда в 887 г. армянские нахарары через арабского правителя Армении Иисэ сына Шеха обратились к халифу Мутасиму Пилла с просьбой воцарить в Армении Ашота Багратуни, пользовавшегося заслуженным авторитетом среди них, халиф пошел навстречу их желанию и через того же Иисэ отправил Ашоту царскую корону и одеяния. Ашот был торжественно помазан и коронован католикосом Георгом. Вслед за арабским халифатом армянское царство Багратидов было признано и Византийской империей. Государство Багратидов в Армении, основателем которого стал Ашот I (887-891), просуществовало до 1054 г. Последним представителем династии Багратидов был Гагик II, сын царя Ашота. На царский престол он был возведен в 18-летием возрасте, в 1042 г. Приглашенный в Константинополь якобы для переговоров, он был задержан там. Византийское войска в 1045 г., в который уже раз, вторглись в Армению и, в результате измены, взяли столицу Багратидов — город Ани. Гагик II был убит византийцами в 1065 г.

84. ...в доме Торгома уже давно было упразднено царское достоинство. Низложением юного Арташэса (423-428) прекратилось царствование Аршакидской династии в Армении.

85. ...hайрапета армянского Георга, взяв в плен и заковав в железные цепи, увели в Партав. Здесь, по всей вероятности, речь идет об Афшине — сыне Абу-Саджа Девдеда, правителя Атрпатакана в 889-890 гг. После ужасного землетрясения в 894 г., когда под развалинами города Двина было заживо погребено около 80 тысяч жителей, и царь Смбат был всецело занят восстановительными работами, Афшин, воспользовавшись этим, неожиданно вторгся в Армению, дошел до Двина и занял его. Католикос Георг, который неоднократно ездил к Афшину с мирными предложениями от царя Смбата, был задержан Афшином в качестве пленника. Смбат встретил войска Афшина на склонах Арагаца и разбил его. Оказавшись в трудном положении, Афшин был вынужден вступить в мирные переговоры, и, собрав подати, оставил пределы Армении. Католикос Георг был освобожден за большой выкуп. Об этих событиях подробно рассказывает и Драсханакертци.

86. ...великий ишхан Васпуракана Абумруан. Это Гагик Абумруан, внук Ашота I по матери, назначенный опекуном над тремя несовершеннолетними сыновьями князя Васпуракана Григора-Дереника. Неверно утверждение о том, будто он был убит своими воинами. Убил его Хачик-Гагик, один из трех сыновей Григора-Дереника (см. Товма Арцруни, с. 271).

87. В том же году вторично пришел в Армению надменный тачик. Это также об Афшине, о его втором вторжении в Армению. Афшин не упускал случая вторгнуться в Армению, стремясь любыми средствами поставить эту страну в зависимость от Атрпатакана. Царь Смбат не сумел организовать сопротивление и уклонился от встречи с ним. Путь Афшина на этот раз лежал через Алуанк и Иверию, где он занял Тбилиси и некоторые другие крепости, продвинулся в Карталинию, Джавахк, Вананд. Узнав, что царица армянская и жены некоторых влиятельных нахараров, а также царские сокровища находятся в крепости Карса, он осадил ее и взял без особых усилий. После этого Афшин продиктовал царю Смбату ряд унизительных условий. Этим, однако, Афшин не ограничился и стал ждать нового повода для вмешательства в дела Армении. Пользуясь отсутствием единства среди армянских нахараров, он не раз вторгался в Армению, причинив много бед армянскому народу. Более подробно об этих событиях рассказывает и Драсханакертци.

88. Это уже о нашествии Юсуфа ибн Абу-Садж Девдеда, брата Афшина, который в 884 г. был назначен вали в Мекке. В 901 г., узнав о смерти брата, он прибыл в Атрпатакан, и, прогнав Девдеда — сына Афшина, захватил власть, с целью поставить Армению в дальнейшем в зависимость от Атрпатакана. На протяжении двух лет (909-910) в Армении развертывались военные действия. Перед грозным и жестоким противником армянские нахарары проявили политическую близорукость и не смогли сплотиться против общего врага. Юсуфу удалось заманить на свою сторону некоторых нахараров. Другие же, отчаявшись, отдались Юсуфу на милость. Несмотря на свой преклонный возраст, царь Смбат сделал попытку дать отпор Юсуфу. Однако войска царя Смбата под предводительством молодых царевичей Мушела и Ашота потерпели поражение под Дзкнавачаром ***. Царь Смбат сдался в плен Юсуфу, чтобы прекратить разорение страны. Юсуф, однако, расправился с царем самым жестоким образом, распяв его на кресте в 914 г.

89. ...с севера нагрянул народ незнакомый и чуждый прозванный рузиками, [численностью] не более трех тысяч. Это первое упоминание в армянских источниках о русском народе. В тексте: ***, К. Патканян перевел: ...не более как в три раза..., а в комментарии поясняет: *** собственно означает время. Здесь же надо перевести, по нашему мнению, в три раза, т. е. в три приема». В. Аракелян перевел: *** — двигаясь не более, чем три часа. Невероятно, чтобы расстояние от ворот Чора до Партава можно было преодолеть за три часа. Ч. Довсет хотя перевел три дня, но отмечает, что он не знает другого случая, когда бы слово *** означало день. А. Абраамян, касаясь русского перевода этого предложения, отмечает, что слова *** бессмысленны и, ссылаясь на разночтение в рукописи № 2561, где имеется *** — двигаясь не более, чем три тысячи, считает, что *** искажение от *** (см. ***).

Эта поправка А. Абраамяна приемлема.

Обратим внимание на слово рузик — ***, что является древнейшим свидетельством о русском народе в средневековых армянских источниках. Выше мы говорили, что рузик одно из тех слов, которые В. Гукасян считает «албанизмом». Он утверждает, что форма рузик чужда армянскому языку в других армянских источниках не встречается, и в «Историю страны Алуанк» она попала, поскольку настоящий памятник переведен с «албанского языка». А. Мнацаканян уже показал, что слово рузик засвидетельствовано в трудах ряда других древнеармянских историков.

Мы же хотим отметить, что суффикс — *** в слове *** как и более древний ak, akh, имеет формативное значение для обозначения человека, принадлежавшего к такому-то роду. Как отмечает Гр. Капанцян, суффикс *** характерен для армянского словообразования и встречается весьма часто «в названиях *** parsik «перс», *** hndik «индус», *** xuzik «эламит», *** ruzik «русский», *** taеik «бедуин» и пр. и пр.». Таким образом, форма *** — рузик исконно армянское название русского народа и никак нельзя считать албанизмом» (см. Гр. Капанцян. Указ. соч., с. 124).

90. В тексте: *** — остальные возвратились со страхом. Здесь непонятно, кто эти остальные и почему со страхом? В нашем переводе мы пропустили эта два слова.

91. В тексте: *** — в переводе лютый, прозвище Hepceha.

92. В тексте: ***. К. Патканян перевел: ...покорил область Гардман, Кости, Фарна. Довсет: subjected the cantons of Gardman and K'ustip arnay..., а В. Аракелян переводит: ***. Названия гаваров искажены, поскольку гаваров под названием Кости или Коса не засвидетельствовано нигде в других источниках. Соседний с Гардманом юго-западный гавар назывался Кусти Парнэс или просто Парисос. Куст или кустак по древнеперсидски означает гавар, район, область. Мы восстанавливаем название гавара по ***-у — Кусти Парнэс.

93. В тексте: ***. В. Аракелян перевел: *** — но и стал князем главарей разбойников всего Дзорагета. Верно перевел К. Патканян, мы следуем его интерпретации.

94. Иовhаннэс-Сенекерим, старший сын Ишханануна. В пределы его царства, признанного персидским двором и Византийской империей, как видим, входили два гавара наhанга Утик — Гардман и Кусти Парнэс. Имя отца Иовhаннэса-Сенекерима Ишханануна К. Патканян, Ч. Довсет и В. Аракелян перевели неверно. Взята только первая часть составного собственного имени — Ишхан[анун]. В армянской ономастике известны и другие составные личные имена, второй элемент которых *** — имя: *** и др. (см. ***).

95. Список католикосов Алуанка мы находим и у Киракоса Гандзакеци, который хотя и имеет много общего со списком Мовсэса Каланкатуаци, однако трудно утверждать, что он переписал у него. В то время, как Мовсэс Каланкатуаци сразу после Елиша помещает Григориса — внука Лусаворича, у Киракоса Гандзакеци он стоит после Лазара. Отметим еще, что Мовсэс Каланкатуаци указывает годы католикосов, начиная от тэр Абаса, уделяя ему сорок четыре года, а Киракос Гандзакеци не указывает его годы. Эти несоответствия трудно считать опиской, хотя далее, Киракос Гандзакеци строго придерживается списка Мовсэса Каланкатуаци.

96. В рукописях названия проданных сел (или имений) искажены. Правильные формы этих названий восстанавливаются с помощью «Истории Армении» Киракоса Гандзакеци, где мы в соответствующем отрывке читаем: *** — Владыка Давид, этот продал неверным Дастакерт и Саhманахач (см. Киракос Гандзакеци, История Армении, текст подготовил и снабдил предисловием К. А. Мелик-Оганджанян, Ереван, 1961, с. 197). Верный выбор из разночтений сделали Н. Эмин, К. Шахназарян, Ч. Довсет. В переводе В. Аракеляна данное предложение искажено. *** — этот продал дастакерт Мадринка, а на межи установил крест.

96. См. коммент. 80.

97. 15 переводе К. Патканяна нет слов в Двине.

98. В переводе К. Патканяна: епископом Дима.

99. Так в издании Н. Эмина и в рукописях. В тексте: *** — и против воли католикоса Георга пришел в Алуанк и здесь был рукоположен. И этого также сам Георг рукоположил вторично. Мы следуем редакции Н. Эмина.

100. Здесь, главой XXIV третьей книги, под заглавием «Имена hайрапетов, годы и деяния их», кончается «История страны Алуанк».

Следует однако отметить, что к одной на рукописей «Истории страны Алуанк» приобщено повествование под заглавием «О том, как был доставлен в Арцах честной череп Иоанна Крестителя и помещен, в св. Гандзасаре, где престол Алуанка», которое, как позднее прибавление, в критическом тексте справедливо дано как приложение. Повествование о черепе Иоанна Крестителя безусловно является церковным преданием, имеющим целью особо подчеркнуть и возвеличить авторитет духовного центра Гандзасара чудотворной силой мощей Иоанна Крестителя. Но поскольку повествование это не имеет прямой связи с «Историей страны Алуанк», то составитель критического текста В. Аракелян дает его в приложении. Учитывая, что предание это связано с конкретной исторической личностью, а именно с именем владетеля Арцаха, князя Алуанка Джалал Дола hАсана, построившего замечательный храм св. Троицы в Гандзасаре, и представляет определенный интерес, мы также даем его в приложении. Строительство храма было начато в 1216 г., завершено в 1238 г. Строительная надпись гласит: ***

Именем Святой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа надпись сию повелел выбить я, слуга Божий Джалал Дола hАсан, сын Вахтанга, внук hАсана Великого, бнакавор властитель высокого и великого края Арцахского, царь Хоханаберда с обширными наhангами. Отец мой перед смертью своей [перед] безвозвратным уходом из мира сего завещал мне и матери моей Хоришаh дочери великого князя князей Саргиса построить церковь в кладбище отцов наших в Гандзасаре, [строительство] которой начали мы в 765 году армянского летосчисления (1216) с помощью Дарителя благ [Бога] и когда возвели восточную стену выше окна мать моя отказавшись от светской жизни в третий раз отправилась в Иерусалим, где надев власяницу и проведя многие годы в отшельничестве у врат храма Воскресения почила во Христе в день Пасхи *** и там же была предана земле. Мы же помня о многих напастях подстерегающих [нас] в жизни, поспешили завершить постройку и закончили милостью и благословением Всемилосердного Бога в 1238 г. (см. ***).

Дата: 2018-09-13, просмотров: 42.