О НАШЕСТВИИ НАРОДА ИЗМАИЛЬСКОГО ИЗ ЮЖНОЙ СТРАНЫ И ЗАВОЕВАНИИ ВСЕХ СТОРОН ВСЕЛЕННОЙ И О ТОМ, ЧТО ЭТО НАЧАЛОСЬ ОТ МАhМЕТА-ЛЖЕПРОРОКА

Помня слова патриарховы, пророчащие об Измаиле — «…руки его на всех» и [будет] «…от него великий народ» (Бытие, 16, 12; 17, 20), здесь мы изложим предсказания бодрых духом учителей наших о будущем.

В те времена, когда царствующий в Персии род Сасанидов приходил в упадок, появился некий муж по имени Маhмет [один] из лжепророков 1, о которых предупреждал Спаситель.

Свирепый, одержимый дьяволом 2, жил он в пустынях вооруженный луком. В один из дней дьявол принял вид дикого козла, свел его с неким пустынником по имени Баhира, [последователем] лжеучения Ария. А сам тут же исчез. Маhмет навел на того человека большой лук свой, а тот крикнул громко: «Не совершай греха, сынок, ибо я такой же человек, как и ты». И сказал Маhмет: «Если ты человек, зачем же живешь в пещере этой?». И тогда он позвал его к себе и стал учить Ветхому и Новому заветам по Арию, который считал Сына Божьего творением. И он [отшельник] велел рассказать дикому племени тачиков все то, чему он научился у скверного учителя [своего] и потребовал, чтобы об убежище его не знал никто.

А невежественное языческое и льстивое племя то, дивясь его рассказам о чудесах, спрашивало Маhмета: «Откуда же ты знаешь [все] это?» А Маhмет обманывал простодушное племя свое и говорил: «Ангел говорит со мной, как говорил с одним из первых пророков, говоривших с Богом». Тогда они тайно назначили соглядатаев, чтобы узнать, кто рассказывает ему это, или откуда он знает все это? Маhмет же, узнав об этих изменниках, тайно убил своего лжеучителя и зарыл его в песок. Затем он сел там, на том же месте, и [когда пришли] соглядатаи, сказал им: «Вот здесь является мне ангел и рассказывает о великих чудесах». Те, увидев его одного, пошли и рассказали [об этом] простодушному, заблудшему племени тачиков.

Тогда они, собравшись, огромной толпой пришли в безводную, дьявольскую пустыню и большими почестями окружили одержимого дьяволом Маhмета. Этим исполнилось слово Спасителя о том, что придут лжепророки (Марк, 13, 22). И Маhмет, соблазненный дьяволом, начал свое пророчество. Он говорил: «Если вы будете внимать моим проповедям и пророчеству, будете следовать им, то великая власть достанется нашему народу. Сказано в книге греков, что Бог даст нам власть за веру нашу». И места поклонений и жертвоприношений он назвал Куполом Авраама [146] или местами, где ступал Бог. И повелел он совершить там жертвоприношение, а день этот назвал днем Авраама 3. Он велел [также] помолиться в четырехугольной молельне, [велел] поставить каменный столп и прикладываться к нему во имя Авраама. Это о нем пророчил блаженный пророк: если муж отпустит жену свою, и она отойдет от него и сделается женою другого, и если возвратится она к мужу [своему], то не будет ли она осквернена совершенно? (Иеремия, 3, 1). Так и поступил сам Маhмет. Некий тачик, по имени Талб, имел красавицу жену. [Маhмет] послал вестника к нему о ней, мол, Бог велел тебе оставить жену свою. И Талб привел свою жену на площадь, где при свидетелях клятвенно отпустил ее. Тогда Маhмет взял ее себе и утолил с ней сладострастные желания свои. А после этого он вновь говорит Талбу: «Бог велел тебе взять свою жену обратно». И этот мерзкий закон, согласно которому отпускают жену и вновь берут ее обратно после того, как она ложится с другим, укоренился у них. Такой уж у них мерзкий закон — клянутся страшным именем Божьим и тут же нарушают клятву, когда же клянутся позором жен — клятву держат твердо. И много других мерзостей завещал он народу тому, являющемуся предтечей и воином антихриста, [народу], который еще [долго] будет его [антихриста] поклонником и соратником. Это о них говорил благословенный Павел: «…люди, оскверненные грехами, негодны в вере… их безумие обнаружится в день Страшного суда Божьего», и еще: «…со слезами говорю, я о врагах Креста Христова. Их конец — погибель…» (Послание к Филиппийцам, 3, 18-19).

В конце шестьдесят пятого года армянского летосчисления лжеучитель Маhмет появился в городе Медине 4. А в семидесятом году двинулся на Купол Авраама, [но взять его не смог] и в месяце сафаре вступил в тот город, который [ныне] называется его же именем — [город] Маhмета. Здесь он пробыл год и в течение всего этого времени устраивал вылазки из города. В начале месяца раби авал он напал на Купол Авраама и овладел им девятнадцатого числа месяца рамазана. То было на восьмой год его власти. Пятнадцатого числа месяца шаввал он сразился с персом Рефом.

В день равноденствия месяцу зу-л-када он прибыл в Мекку, а затем [вновь] возвратился в свой город, когда еще [от месяца] зу-л-када оставалось дней шесть. В Мекке он оставил амиром Се[и]да, сына Абусида. А друзья его возвратились в Мекку. Старшим среди друзей его был Абубакр 5, сын Абу Каhпа, и это был девятый год власти Маhмета. На десятом году своей власти, в понедельник второго числа месяца раби алауал, он скончался. В продолжение тринадцати лет проповедовал он свое лжеучение. Сорок лет было ему, когда он появился, а умер на шестьдесят третьем году.

ГЛАВА II

О ТЕХ, КТО СТАЛ АМИРМУМИНОМ 6 ПОСЛЕ ЛЖЕПРОРОКА МАhМЕТА

Вторым правителем тачиков после Маhмета был Абубакр Абу Каhпа и властвовал он лет девять 7.

[Затем] был Умар ибн Хатаб — лет семь, его убили 8. [147]

[Третьим] — Утман ибн Апан — одиннадцать лет, [после чего] Утмана низвергли и передали Абдале власть и честь красить шафраном волосы и бороду 9.

[Далее] Муавеа — лет девять 10.

Езид ибн Мусавеа — лет восемь 11. В его время жил hАджадж ибн Иусуп.

Абдлмелик ибн Мрван — лет одиннадцать 12.

Влид сын Абдлмелика — лет девять 13.

Сулейман ибн Абдлмелик — лет четырнадцать 14.

Умар сын Абдл Азиза — лет десять 15.

Езид ибн Абдлмелик — лет шесть 16.

hЭшм ибн Абдлмелик — лет двадцать 17.

Влид ибн Езид — один год. Его убили, и начались смуты среди тачиков.

Мрван сын Маhмата — года четыре 18. Этот убил шестьдесят мужей из Куришиков, главных [старейшин] тачиков — убийц амира Влида, лично подав знак своим людям.

Затем пришел Абдл Абас 19 и с помощью маров и войска Абу Мслима, правителя Хорасана, убил Мрвана и правил лет семь. Абдл Абас был сыном Абдалла Маhмата, сына Ага, сына Абдалы, сына Аббаса, сына Абд ал Муталиба, род которых ныне называется hЭшамиками [Хашемитами]. Достигнув власти, он тайно убил Абу Мслима. Но вскоре после его убийства умер и сам.

Абу Джапр 20, его брат, прозванный Абдла — двадцать два года. Этот умер в Куполе Авраама.

Маhади 21, звали которого Маhмат, сын Абдла — лет девять.

Мусэ — один год.

hАрун сын Маhади, звали которого Маhдиун — лет двадцать пять 22. Слишком много горя причинил он стране [нашей], вследствие чего [население] многих гаваров Армении бежало к ромеям.

Маhмат сын hАруна — года три. hАрун еще при жизни своей разделил власть между двумя сыновьями своими — Маhматом и Маймуном. По старшинству Маhмат получил власть в Багдаде и Хорасане. Но Маймун восстал и пошел на него войной. Маhмат был убит. И Абдла, прозванный также Маймуном, правил в обеих частях 23.

Ибраим — лет десять 24. hАрун был двадцать третьим по счету амирмумином после Маhмета.

И был двести восьмидесятый год армянского летосчисления.

ГЛАВА III

О НЕКОЕМ БАКУРЕ [ДИОФИЗИТЕ], СТАВШЕМ КАТОЛИКОСОМ АЛУАНКА, ПРИНЯВШЕМ ПО ОСВЯЩЕНИИ ИМЯ НЕРСЭС

После кончины блаженного Елиазара, католикоса Алуанка, некий последователь ереси халкидонской по имени Бакур, некогда рукоположенный в епископы Гардмана и названный Нерсэсом, тайно сговорился с супругой Вараз-Трдата, госпожой Алуанка Спрам, исповедовавшей ту же ересь, и заключил с ней союз, дабы осуществить свое тщеславное властолюбие, говоря: «Если ты желаешь, возведи меня в сан hайрапета Алуанка, и я обращу весь Алуанк в последователей [собора] [148] Халкидонского. И вняв ему, женщина зловерная уговорила епископов и вельмож Алуанка, и все они согласились исполнить ее просьбу, не подозревая в том предательства. Но всемогущий Святой Дух внушил Иовелу, епископу Мец Иранка, и тот потребовал у Нерсэса, чтобы он перед многочисленным собранием дал скрепленный своим перстнем дзернарк 25, грамоту, предававшую проклятию Халкидонский собор и послание [папы] Льва. И получил он эту грамоту, данную собору Восточного [края] согласно каноническим правилам и [лишь после этого] тот же епископ Иовел вместе с другими епископами удостоили его [Нерсэса] сана hайрапета святого престола Алуанка. И тут же епископ Иовел взял грамоту с проклятием и хранил у себя. После этого прожив еще лет четырнадцать, он почил во Христе.

Тогда Нерсэс нашел время подходящим, чтобы осуществить свой умысел, и немедля поспешил в гавар Мец Иранк, и в лице Закарии, настоятеля монастыря, нашел себе сообщника, пообещав рукоположить его в епископы и дать ему церковный hас, лишь бы он вернул выданную им грамоту, чтобы сжечь ее. И тот [Закария] вернул ему грамоту, данную священному собору. Взяв грамоту, он [Нерсэс] тут же сжег ее и рукоположил Закарию в епископы Мец Иранка. Заручившись, таким образом, необходимой ему дружбой, он возвратился к прежней мерзости, [осуществления] которой он ждал так долго. А госпожа Спрам заставила его, а с его помощью и других нахараров, принявших заразу [халкидонскую], разрушить алтари во многих церквах и вышла победительницей, преследуя и изгоняя [из страны] православных отроков церкви, достойных наследников ее. Прежде всего изгнали епископа Мец Колманка, блаженного Исраэла, чудотворца, обратившего многие области хазиров и гуннов в христианство, а вместе с ним и епископа Гардмана Елиазара. Однако некоторые епископы, как-то: Иовhаннэс — епископ Капалака, Саhак — епископ Амараса, Симэон — епископ hОша и великий князь Алуанка Шеро со своими азатами отвернулись от него и, созвав многочисленный собор церковной братии, предали проклятию Нерсэса со всеми другими еретиками и сообщили письмом в Армению об этих злосчастных событиях.

ГЛАВА IV

Дата: 2018-09-13, просмотров: 26.