Трудности и противоречия НЭПа
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Административно-командная система, сформировавшаяся в 30-е годы, зародилась в рамках нэповской экономики. Она, с одной стороны, продолжала традиции «военного коммунизма», но с другой — зрела в рамках самого нэповского общества. Каким же образом из нэпа, с его демократическим потенциалом, ориентацией на личный интерес и т. д., вырастает его отрицание — адми-нистративно-командная система? Можно ли считать ее полным отрицанием нэпа, или между ними более тонкая связь?

Глубокое осмысление действительной картины 20-х годов 6локирует романтизированное восприятие нэпа, нежелание видеть созревший в рамках нэпа его антипод. Несмотря на трестовский хозрасчет, без сильных административных подпорок изначально не могла существовать государственная промышленность. С момента введения нэпа партия сознательно избегала использования рыночных механизмов во взаимоотношениях между тяжелой и легкой промышленностью.

Взаимоотношения между рабочими и администрацией на заводах и фабриках регулировались не работой на конечный результат, не хозрасчетными формами, например коллективным подрядом, а традиционной системой норм, тарифов и расценок. В результате была слаба материальная заинтересованность рабочего в конечных результатах, да и у самого коллектива предприятия заинтере­сованность носила специфический характер, потому что его прибыль обезличивалась в едином балансе треста. Действовавшая в государственной промышленности си­стема была, образно говоря, хозрасчетом для начальников.

Для рабочих переход от одной системы управления (хозрасчетной) к другой (административно-командной), по сути, ничего не менял. Не чувствуя новую экономическую политику непосредственно на производстве, рабочий класс не стал той социальной силой, которая за принципы нэпа держалась бы и боролась.

Да, нэп улучшил материальное положение рабочих, но не проник вглубь, на производство. И когда в 1927 году обострились социальные проблемы, возникли продовольственные трудности, когда в 1928 году начали вводить «заборные книжки» (карточная система снабжения продуктами), индустриального рабочего к «традиционному» нэпу уже ничто не привязывало.

Более того, в конце 20-х годов административные методы — зародыш будущей административно-командной системы — как раз и создавали для рабочего класса си­стему определенных социальных гарантий. Парадокс? Только на первый взгляд.

Надо учесть, что доведенный до рабочего места хозрасчет в той или иной мере поставил бы материальное положение рабочего класса в зависимость от стихии частного рынка, Административное вмешательство государства в экономику, когда оплата производилась не по конечному результату работы коллектива, а за выполнение определенных операций, по нормам и тарифам, освобождало рабочих от последствий неизбежного в условиях хозрасчета хозяйственного риска.

Поэтому и сам рабочий класс требовал гарантировать его интересы административным путем. Отдельные слои, главным образом новички на предприятиях индустрии, стремились даже к утверждению уравнительности в оплате труда, что и было частично реализовано в ходе тарифной реформы 1928 года.

Казалось бы, абсолютно привязанной к нэпу силой было крестьянство. Но так ли это? 35 процентов крестьян, освобожденных от уплаты сельхозналога, пролетарские, полупролетарские, люмпен-пролетарские и бедняцкие элементы деревни — были ли они заинтересованы в сохранении нэпа? Те льготы, классовые гарантий, которыми пользовалась деревенская беднота в 20-е годы, гарантировались ей непосредственным государственным вмешательством в экономику.

Были ли привязаны крестьяне к нэпу не через стихию частного рынка, а через различные госкапиталистические формы — прежде всего низшие формы кооперации? Казалось бы, да. Но за массовым развитием этих форм в 1925—1927 годах руководители сельскохозяйственной кооперации видели «огосударствление» кооперации. Они даже считали, что в 1927 году кооперативное движение уже представляло собой нечто новое, в отношении чего трудно применять слово «кооперация», что необходимую степень соединения частного торгового интереса с общим еще не совсем удалось найти на практике.

Некоторые партийные руководители еще в начале 20-х годов поняли, что, в принципе, нэп может прийти к собственному отрицанию. На IV конгрессе Коминтерна (1922 год) Бухарин говорил, что пролетариат после победы революции сталкивается с проблемой соотношения между формами производства, которые он может рационально организовать, и такими, которыми в начальной стадии строительства социализма он управлять не в состоянии.

Пророческими оказались его размышления о том, что если пролетариат возьмет на себя слишком много в плане регулирования, то это приведет к созданию колоссального административного аппарата для выполнения экономических функций мелких производителей. Возникнет такая административно-командная система, которая попытается взять на себя регулирующие функции рынка. Но расходы по ее содержанию могут в конечном итоге оказаться несравненно значительнее издержек, являющихся следствием анархического состояния мелкого производства.Значит, сама по себе возможность прорастания из нэпа административно-командной бюрократической системы вполне осознавалась вполне осознавалась.

Стратегия свёртывания НЭПа

 

К 1926 году закончен восстановительный период. Страна вплотную подошла к новому периоду развития. Необходимость индустриализации, широкого обновления аппарата в промышленности, перевода предприятий на новый технический базис понимали все. Произвести на предприятиях страны новую технику было невозможно без обновления средств производства.

Основной статьей дохода государства был экспорт хлеба. Решено было увеличить количество экспортируемого хлеба. Решение вопроса о хлебозаготовках привело к возникновению оппозиции в лице Каменева и Зиновьева. Они потребовали увеличения экспорта сельскохозяйственной продукции за счет наступления на зажиточные элементы в деревне, поскольку заготовка хлеба шла не совсем гладко.

План заготовки хлеба в 1925 году не был выполнен. И хотя в 1926 году заготовка увеличилась, необходимого количества хлеба собрано не было. Необходимо было в условиях хозрасчета повысить заготовительные цены и налоги, что стимулировало бы продажу зерна государству и позволяло бы при помощи налога изъять часть прибыли, но этого нее было достигнуто. Поэтому государство приступило к внеэкономическому принудительному изъятию зерна у крестьян, что, естественно, вызвало волну недовольства.

В середине 20-х годов давление на власть со стороны мелких производителей, нуждающихся в более благоприятных условиях для развития своих хозяйств, стало нарастать. На сельских сходах и беспартийных конференциях высказывались требования снизить размеры обложения и увеличить цены на зерно. Крестьяне отказывались выполнять налоговые задания. Недовольство проявлялось и в том, что уменьшилось число избирателей, участвовавших в выборах в местные Советы.

Осенью 1924г. вспыхнуло восстание в Грузии. По своим масштабам оно, конечно же, не представляло опасности для политического строя, но было воспринято как грозное предостережение. Под давлением снизу власти на протяжении 1925г. пошли на новые уступки мелким производителям. Было законодательно разрешено право аренды земли, облегчен найм рабочей силы в сельском хозяйстве. Практически произошла либерализация цен на хлеб.

Очень существенное значение как для крестьян, так и для городских мелких собственников имело снижение налогов. В общем русле экономических мер, отвечавшим интересам мелких производителей, лежат и важнейшие политические кампании 1925г. Были расширены права сельских Советов и укреплена их финансовая база. Началась «кампания по борьбе с бюрократизмом», целью которой было ограничение произвола чиновников, особо болезненно сказывавшемся на сельском населении. Объективно все эти меры были направлены на то, чтобы создать условия, необходимые для функционирования рыночных отношений.

Однако силы давления мелких производителей хватило лишь на то, чтобы заставить государство сделать первый шаг в сторону углубления товарно-денежных отношений. Данные о социальной структуре мелких собственников указывают на незначительную численность зажиточных групп в городе и деревне, низкие темпы их роста, медленное увеличение объема производства. Образно говоря, мотор, который должен был двигать вперед рынок, оказался слабым, начавшееся с 1926г. движение в сторону все большего ограничения экономической свободы мелких собственников не вызвало решительного отпора с их стороны.

После этого НЭП был обречен.

В исторической памяти народа режим личной власти Сталина оказался навсегда связанным с судьбой нэпа. В конце 1929 г. на конференции аграрников-марксистов Сталин высказал мысль, которая активно обсуждалась в то время: «По-новому ставится теперь вопрос о нэпе, о классах, о темпах строительства, о смычке, о политике партии». Но как «по-новому»? Ответы на этот вопрос давались разные.

Сталин уточнил: «Мы «отбросим нэп к черту», когда уже не будем нуждаться в допущении известной свободы частной торговли». [15] Хотя намерение было высказано в будущем времени, на деле оно уже осуществлялось путем уничтожения всякой индивидуальной хозяйственной деятельности. Широко пользуясь выражением «частник» и придав ему негативный оттенок, Сталин сознательно стер принципиальную разницу между частнокапиталистическими предприятиями и индивидуально-семейными хозяйствами.

С той же целью допустил он и смешение более конкретных понятий: «кулаки» и «зажиточные элементы деревни». Преднамеренная путаница в терминологии становилась теоретической основой для направления карательной политики государства не только против тех, кого статистика относила к эксплуататорским элементам общества, но против значительной части трудящегося населения страны, прежде всего из среды крестьян-середняков. А ведь именно они составляли главную базу формирования слоя «цивилизованных кооператоров», о котором как о будущем нашей деревни мечтал Ленин.

Отход от нэпа был облегчен неразработанностью теории научного социализма, переживавшей тогда как бы возраст отрочества. Однако именно на этой стадии она была догматизирована Сталиным. Ленинский теоретический прорыв, связанный с переходом к нэпу, был отброшен.

Непосредственным поводом к демонтажу нэпа стал хлебозаготовительный кризис 1927—1928 гг. В сущности, эти трудности были преодолимы путем разумной, сбалансированной политики цен. Но она требовала большого хозяйственного искусства и экономических знаний. Однако ими владели не все, от кого зависело решение.

В январе 1928 г. Политбюро ЦК ВКП(б) сочло возможным в виде исключения применить административный нажим в отношении тех наиболее крупных кулаков, из которых каждый придерживал более 30 тонн «излишков» зерна. Фактически же Сталин настоял на применении административных мер против всех, кто отказывался продавать государству хлеб. Это означало отказ от исходного принципа нэпа, давшего крестьянству гарантированное право распоряжаться по своему усмотрению излишками сельскохозяйственной продукции, оставшимися после уплаты налогов. Теперь крестьянин обязан был сдавать эти излишки по низким государственным ценам. В случае отказа он объявлялся кулаком, привлекался к суду по обвинению в спекуляции, а хлеб конфисковывался. Это напоминало продразверстку. За сокрытие хлеба крестьяне привлекались к уголовной ответственности.

В ряде мест сопротивление крестьян вылилось в бунты (в 1929 г. их было около 1,3 тысячи). Над страной вновь нависла угроза широкого хозяйственного и политического кризиса.

Бухарин опубликовал статью “Заметки экономиста”, в которой писал, что кризис был вызван неправильной политикой цен, эта политика вела к разорению крестьянина, что в конечном итоге ударит по индустриализации.

Однако опасность подмены экономической политики командно-административными методами не была осознана в полной мере ни теоретически, ни политически. Это привело к новому укреплению положения Сталина, использовавшего в своих интересах контроль над кадровой политикой партии и насаждавшего своих сторонников в партийных и государственных органах.

Резко изменилась политика. Нэп окончательно был отброшен. Трезвое, требующее большого искусства планирование, как и предвидел Бухарин, сменилось «организованной бесхозяйственностью», отбивавшей у людей возможности, желание и умение эффективно работать.

 Изменение политики потребовало и иных методов достижения поставленных делей. Нэп с его установкой на хозрасчет, на материальные стимулы, из которых вырастают инициатива и энтузиазм людей, заменялся командно-бюрократической системой руководства. В рамках этой системы главный удар делался на дисциплину приказа.



Заключение

 

В результате проведённого исследования по теме: «Экономический и политический кризис конца 1920-1921 гг. Переход к НЭПу, его сущность, значение, трудности и противоречия» можно сделать ряд выводов:

1. По окончании гражданской войны борьба за выживание легла тяжелым бременем на крестьянство, террор вызвал протест и недовольство простых масс. Даже авангард Октябрьской революции - моряки и рабочие Кронштадта,- и те подняли восстание в 1921 году. Эксперимент «военного коммунизма» привел к неслыханному спаду производства. Национализированные предприятия не поддавались никакому государственному контролю. «Огрубление» экономики, командные методы не давали эффекта. Дробление крупных владений, уравниловка, разрушение коммуникаций, продразверстка - все это привело к изоляции крестьянства. В народном хозяйстве назрел кризис, необходимость быстрого решения которого показывали растущие восстания.

2. Решениями X съезда РКП(б) было положено начало перехода к новой экономической политике. Первой и главной мерой НЭПа стала замена продразверстки продналогом, составившим сначала 20 % от чистого продукта крестьянского труда (он был в два раза меньше, чем во время военного коммунизма), затем он был понижен до 10 % и принял денежную форму. Остальной продукт крестьянин мог продать, обменять и т.д.

В промышленности были ликвидированы Главки, вместо них были созданы тресты, объединявшие однородные или взаимосвязанные между собой предприятия, получившие полную хозяйственную и финансовую независимость.

3. В промышленности и торговле возникает частный сектор. Ряд предприятий были денационализированы. Были разработаны планы создания новых предприятий с числом рабочих не более 20. Среди арендованных были заводы и фабрики, насчитывающие от 200 до 300 человек. На долю частного сектора приходиться 20-25 % промышленных предприятий и 48 % предприятий розничной торговли.

4. Нэп удивительно быстро принёс благотворные перемены. С 1921 года происходит робкий вначале рост промышленности. Начиналась её реконструкция: развёртывалось строительство первых электростанций по плану ГОЭРЛО. В следующем году был побеждён голод, стало расти потребление хлеба. В 1923-1924 гг. оно превысило довоенный уровень

Несмотря на значительные трудности, к середине 20-х годов используя экономические и политические рычаги НЭПа, в стране удалось в основе восстановить хозяйство, перейти к расширенному воспроизводству, накормить население.

5. Успехи восстановления народного хозяйства страны были значительны. Однако экономика СССР в целом оставалась отсталой. СССР оставался страной многоукладной, аграрной, промышленность давала лишь 32, % всей продукции, а 67,6% - сельское хозяйство, в основном мелкое, единоличное. Преобладала лёгкая промышленность, а тяжёлая индустрия была слаба развита. Отсутствовал ряд важнейших отраслей, производящих средства производства. Техническое состояние промышленности было низким, оборудование изношенным, что отрицательно сказывалось на производительности труда и себестоимости продукции. Ещё более отсталым было сельское хозяйство.

6. Именно к середине 20-х годов в СССР сложились необходимые экономические (успехи в восстановлении народного хозяйства, развитие торговли и государственного сектора в экономике) и политические (большевистская диктатура, определённое укрепление на основе НЭПа отношений между рабочим классом и крестьянством) предпосылки для перехода к политике развёрнутой индустриализации.

7. Демонтаж НЭПа начинается в 1926 году. В 1929 в стране был ликвидирован рынок. Доминирующей основой в экономике страны стала административно-командная система, которая окончательно сформировалась к 1933-му году.


Библиографический список литературы

 

1. Белгородский край в истории СССР. – Воронеж: Ценрально-Черноземное кн. изд-во, 1982. - 143.

2. Берхин И.Б. История СССР — М.: Высшая школа, 1972.- 728 с.

3. Бордюгов Г. И. , Козлов В. М. История 20-30 годов и современная общественная мысль. Сб. «Вождь. Хозяин. Диктатор». - М.: Патриот, 1990. - 575.с.

4. Борисов Ю. С. Эти трудные 20-30-е годы. Страницы истории советского общества. – М. Политизат, 1989. – 447с.

5. Булдаков В.П., Кабанов В.В. "Военный коммунизм": идеология и общественное развитие. /Вопросы истории.-1990. -№3. С. 40-58.

6. Вайнштейн А.Л. Цены и ценообразование в СССР в восстановительный период 1921-1928 гг. - М., 1972.- 345с.

7. Ленин В.И. Полное собрание сочинений.

8. Отечественная история / под ред.Н.А.Лысенко. — Белгород: БелГТАСМ, 2002. – 342 с.

9. Очерки краеведения Белгородчины. – Белгород: Изд-во БГУ, 2000. – 471с.

10. Пятецкий Л. М. Справочник по истории России с древнейших времён до наших дней – М. Московский лицей, 1995. – 246 с.

11. Экономическая энциклопедия. Т.2. – М. , 1975.- 678с.


[1] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 312.

[2] Белгородский край в истории СССР. – Воронеж: Ценрально-Черноземное кн. изд-во, 1982. - С.93. 

 

[3] Ленин В. И.  Полн. собр. соч. Т. 45. С. 282.

[4] См. там же. Т. 43. С. 63.

[5] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45.  С. 417.

[6] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 159.

[7] Берхин И.Б. История СССР — М.: Высшая школа, 1972. - С. 193

[8] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т . 42. С. 307.

[9] Берхин И.Б.Указ. соч. С. 201.

[10] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 322.

[11] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 340

[12] Там же. Т. 44. С 208.

 

 [13] Борисов Ю. С. Указ. соч.

 

[14] Очерки краеведения Белгородчины. – Белгород: Изд-во БГУ, 2000. – С. 121

[15] Борисов Ю. С.Указ. соч. С. 135



Дата: 2019-05-29, просмотров: 115.