Часть IV. Анжуйская династия

Итак, Италия надолго избавилась от угрозы германского владычества, и на большей части полуострова начался бурный расцвет: торговля, банковское дело, наука, образование, литература, искусство и т.д. Да, на большей части полуострова, но не в Неаполитанском королевстве.

Карл Анжуйский не имел больше серьезных конкурентов на Юге Италии, но имел большие замыслы, для осуществления которых требовались большие деньги, а их-то у него и не было, так как он ещё не расплатился с долгами, взятыми, в основном, у Флорентийских богачей, а также у банкиров Сиены, Венеции и т.д., а отдавать было не из чего. Уф! Так можно никогда и не закончить эту фразу. Ясно. Денег нет. Ты правитель крупнейшего государства и Италии и хочешь съесть и всё остальное. Также ты поддерживаешь стремление своего брата Людовика IX установить гегемонию Франции в Средиземноморском бассейне. А на какие, спрашивается, шиши?

Да, после победы на Карла Анжуйского обрушился град наград: сенатор города Рима, папский викарий в Тоскане, государь ряда городов в Ломбардии и т.д. Не все эти титулы подкреплялись реальной властью, но будили очень даже честолюбивые намерения. Наведя жестокий порядок в королевстве, Карл вместе с братом отправляется в крестовый поход в Тунис, а после смерти последнего в 1270 году остается во главе войск и добивается выгодного для себя мира.

В 1261 году прекратила свое существование Латинская империя, но Карл Анжуйский на всякий случай имеет и её в виду и выдает свою дочь за наследника последнего и изгнанного императора Балдуина II, выторговав заранее у него ряд территориальных уступок в несуществующей империи. А кто знает?! На всё нужны деньги, Большие деньги. А их нет!

Вот и приходится давать знати земли и привилегии, и появляется множество очень самостоятельных баронов, к чему Карл совсем даже и не стремился. Тогда Карл переводит столицу королевства из Палермо в Неаполь, и в противовес баронам наделяет большими правами верхушку городской знати, которые становятся верной опорой трона, но разоряют город непомерными налогами и монополиями. А старые должники требуют возврата вложенных средств, новые проекты требуют дополнительных вложений. Вечный вопрос: что делать?

Усиленно выколачиваются старые налоги и недоимки, вводятся новые налоги, королевские монополии, в том числе на хлеб. Но с долгами всё равно не расплатиться, и приходится кредиторам давать политические и экономические уступки. Вот уже венецианцы хозяйничают в Апулии, имеют там право суда и создают там базы для венецианского флота. Как очень современно всё это звучит! Вот флорентийские банкиры открывают свои филиалы на территории королевства и получают право беспошлинной торговли. Они дают королю и его приближенным значительные ссуды и окончательно запутывают финансы королевства. Многие флорентийцы за свои "заслуги" получают выгодные и почётные государственные должности. Флорентийцы почти колонизировали всё королевство.

Экономика Неаполитанского королевства и так была сильно подорвана длительными войнами, а тут хозяйничанье французов, флорентийцев, венецианцев и прочих привело её к глубокому упадку. В стране стало нарастать недовольство создавшимся положением и засильем иностранцев. Взгляды всех недовольных были обращены в сторону короля Педро Арагонского, который был женат на дочери погибшего Манфреда. Силен всё-таки дух Фридриха II!

Педро Арагонский был очень энергичным и предприимчивым человеком, а, кроме того, он оспаривал у французов их претензии на господство в Средиземном море. Очень кстати в Испании после битвы при Тальякоццо оказались один из главных гибеллинов сицилиец Джованни да Прочида, образованный и очень смелый врач, и калабриец Руджеро Лориа, который считался одним из лучших, если не лучшим, мореплавателем и адмиралом своего времени. Они и стали главными организаторами антифранцузского заговора. Король Арагона тоже был в курсе дела и даже участвовал в подготовке восстания, но сделал независимый вид и отплыл с войсками в Северную Африку.

Палермо в это время уже утратил столичный статус, но именно здесь 21 марта 1282 года и вспыхнуло восстание, известное в истории, как "Сицилийская вечерня" (Vespro Siciliano). Повод был достаточно банальным для того времени: один из французских рыцарей, как говорится, покусился на честь одной местной дамы. Но нужен же был какой-нибудь повод! Французский гарнизон Палермо был моментально поголовно вырезан, а восстание с быстротой ветра охватило весь остров. [Некоторые историки именно к этому эпизоду и относят возникновение сицилийской мафии. Может быть они и правы!] Все восставшие города объединились и пригласили королем Педро Арагонского, который очень быстро потерял всякий интерес к Северной Африке, и уже 30 августа 1282 года высадился со своими войсками в Сицилии. Население острова радостно приветствовало нового короля, который обещал населению старые вольности и привилегии, и вступил во владение островом.

Это был страшный удар для Карла Анжуйского, ведь Сицилия была продовольственной и зерновой базой королевства. Он начал готовиться к войне с арагонцем. Флорентийцы дали деньги, и наследник Карла Анжуйского (или Карла I, как неаполитанского короля), Карл II Хромой отправился во Францию за войском. Он сумел набрать довольно внушительную армию: 22 тысячи всадников, 60 тысяч пехоты и около 200 боевых кораблей с экипажами, - и начал боевые действия против Педро Арагонского, но успеха добиться не сумел. Папа Мартин III обрушил на головы арагонца и его приспешников множество церковных проклятий и отлучений, но это не производит на Педро ни малейшего впечатления.

3 июня 1283 года испано-сицилийский флот под командованием Руджеро Лориа наголову разбил флот анжуйцев, а через год, 5 июня 1284 года попал в плен и Карл Хромой. Сицилия оказалась окончательно утерянной анжуйцами. Карл I не дождался окончания войны, так как умер 7 января 1285 года. В этом же 1285 году умер и Педро Арагонский, Сицилия досталась его младшему сыну Федерико и отделилась от Арагона, что только усложнило ситуацию, так как с тех пор все три стороны: Сицилия, Арагон и анжуйцы, - враждовали друг с другом. В 1288 году Карл II Хромой сумел освободиться из плена, вступил на Неаполитанский престол и продолжил борьбу за Сицилию.

Война прекратилась только в 1302 году, когда в Кальтабелотто был заключен мирный договор. По этому договору Сицилия временно оставалась в руках Арагонской династии, но между дочерью Карла II Хромого и сицилийским королем Федерико был заключён брачный союз, а после смерти последнего Сицилия должна была вернуться Анжуйской династии. То есть анжуйцы на неопределенное время смирились с потерей ценнейшей части своего королевства, так как было совсем даже неясно, как будет в дальнейшем выполняться этот договор.

Карл II Хромой не забывал и о восточном направлении своей политики. Ещё в 1290 году его старший сын Карл Мартелл от брака с венгерской королевной Марией предъявил свои права на венгерский престол. Поцарствовать там ему не удалось, да и Карл II Хромой так и не узнал, чем там дело кончилось, так как умер в 1309 году. Но в 1310 году сын Карла Мартелла - Карл Роберт воцарился в Венгрии, и почти на сто лет закрепил венгерский престол за анжуйцами. Это создавало предпосылки для экспансии Неаполя на Восток и Юго-Восток, но этим надеждам так и не суждено было сбыться.

Часть V. Король Роберт.

Итак, в 1309 году умер Карл II, и корона неаполитанского королевства перешла к его второму сыну Роберту, которого часто называют просто Робертом Неаполитанским. Раньше я уже упоминал о том, что старший сын Карла II, Карл Мартелл, был отправлен в Венгрию, где его сын Карл Роберт, еще известный как Кароберт, в 1310 году вступил на престол.

О короле Роберте Неаполитанском многие современники, да и в более поздние времена, отзывались с восхищением. Восторгались его покровительством наукам и искусствам, восхваляли его заслуги в укреплении мощи государства и его расширении. Некоторые исследователи договариваются даже до того, что объявляют период царствования Роберта вершиной в истории Неаполитанского королевства. Однако внимательный и критический взгляд позволяет увидеть, что большая часть этих восхвалений относится к намерениям короля, его сверх амбициозным планам, а не к его способности эти планы осуществить.

Придерживаясь заветов своего деда Карла I, король Роберт стремился поддерживать самую тесную связь со своей исторической родиной, Францией, которая при Филиппе IV Красивом достигла большого могущества. Опираясь же на поддержку такого мощного союзника можно было приступать к реализации своих поистине грандиозных планов, которые заключались в завоевании господствующего положения на Балканах, укреплении позиций на Ближнем Востоке, а главное заключалось в том, чтобы, используя зависимое положение папства от французской короны (Авиньонское пленение), добиться господства во всей Италии.

Скромненькие такие планы! Да вот одна загвоздочка получилась: у Роберта не было ни денег, ни сильной армии, чтобы реализовать свои амбиции. А честолюбия новому королю было не занимать! И вот он, вместо того, чтобы заняться укреплением своей власти в своем собственном королевстве, принялся укреплять влияние Анжуйского дома в мире с помощью системы браков своих родственников, а также путем различных дипломатических ухищрений и сложной системы договоров.

Начнем с того, что сам король Роберт был женат вначале на Иоланте Арагонской, а после ее смерти в 1302 году выбрал себе в жены Александру (Санчу) Майоркскую. Этими браками на различных испанских принцессах он пытался укрепить свое положение среди католических правителей для того, чтобы осуществить свою самую заветную мечту, превратившуюся в навязчивую идею, - вернуть Сицилию. К этой теме мы вернемся чуть позже, а пока заметим, что сделать это ему не удалось.

Для укрепления позиций анжуйцев на Балканах один из братьев короля, Филипп Таренский, женился на Итамар, которая была дочерью господаря Этолии и Ахарнании Никифора Дуки Комнина. Однако вскоре замаячили еще более привлекательные варианты. Тогда с помощью не очень сложной интриги Итамар была обвинена в прелюбодеянии с одним из баронов королевства, брак был расторгнут, а несчастную женщину заточили в монастырь. Вскоре выяснилось, для чего потребовалась устранение Итамар: Филипп Тарентский женился на одной из племянниц Филиппа IV Красивого, а именно на Екатерине де Куртенэ, которая являлась наследницей все еще привлекательного титула императора Латинской империи, а также владела на Балканах герцогством Ахайя. В результате этих браков Филипп Тарентский стал владельцем значительных территорий на Балканах, что и входило в планы короля Роберта по укреплению и расширению анжуйского господства на Восток.

Вскоре, однако, Ахайю пришлось передать Матильде д'Эно, но расстаться с такой жирной добычей анжуйцам очень не хотелось. Тогда король Роберт добивается того, чтобы Матильду против ее воли выдали замуж за другого брата короля Роберта, Иоанна (Джованни), который был герцогом Дураццо. Матильда не пожелала подчиниться такому насилию и бежала, но была схвачена и заключена в тюрьму в Неаполе. Используя эту историю и тесные связи анжуйцев с папой Климентом V, Джованни, закрепив за собой Ахайю, развелся с Матильдой и женился на дочери любовницы папы Агнессе де Перигор. Впрочем, ходили слухи, что она тоже была любовницей папы.

Наследник Неаполитанской короны и единственный сын Роберта Карл Калабрийский женился также на одной из племянниц Филиппа Красивого Маргарите де Валуа. Была заключена еще целая серия не столь значительных брачных союзов, которая вела к той же цели. И создавалось впечатление, что дела идут просто прекрасно! Установлены прочные родственные связи с Францией. Родственники короля контролируют значительную часть Балканского полуострова. Новый папа Иоанн XXII назначает Роберта в 1316 году папским викарием. Примерно в это же время он становится сенатором города Рима, где распоряжается практически авторитарно.

Анжуйцы всегда были не только сторонниками гвельфов, но и старались играть роль их защитников. Вот и теперь, используя угрозу, которую мог принести с собой император Генрих VII, Роберт не только укрепляет свои позиции в Риме, но и расширяет свое влияние в Италии. А после смерти Генриха VII в 1313 году Роберт становится "синьором и защитником" Флоренции, а затем и всей Тосканы. Вскоре он подчиняет своей власти Геную и захватывает власть в Ферраре. В его власти оказывается почти вся Италия. Кажется, что достигнут полный успех во всех его делах!

Вот в это время и сложились многочисленные истории о славном короле Роберте. В своем королевстве он в это же время пытается провести финансовую реформу, а также начинает большое строительство в Неаполе - свою столицу Роберт стремится всячески украсить и не жалеет для этого средств. Кроме того, он покровительствовал Джотто и Петрарке, а также ряду менее известных дарований. Упомянув о средствах на фоне столь внушительных достижений Роберта, придется напомнить, что король не был хозяином в своем собственном королевстве. Ведь анжуйцы для достижения победы даровали множество свобод и привилегий различным герцогам, графам, баронам, да и просто рыцарям, которые теперь не желали подчиняться королевской власти. Ведь у них были их свободы и привилегии! Они считали себя независимыми от королевской власти.

Кроме того, еще Карл I сделал многочисленные уступки различным банкирам и купцам, на деньги которых он и захватил власть. Так что реальными хозяевами экономической жизни в королевстве были богачи из Пизы и Сиены, Генуи и Феррары, а особенно из Флоренции и Венеции. Ко времени царствования Роберта главную роль в экономике королевства уже играли, в основном, богачи из Флоренции и Венеции, и именно при Роберте между ними началась открытая борьба за господство в королевстве. Король поддержал в этой борьбе флорентийцев, которые и победили в этой экономической схватке, и надолго обеспечили себе господство в хозяйственной жизни страны. Среди них особым могуществом выделялись фирмы Барди и Перуцци, которые щедро финансировали различные честолюбивые замыслы Роберта, а взамен получали все новые привилегии, в частности они добились монополии на вывоз хлеба и производство шерстяных тканей.

Быструю карьеру делает в королевстве и Аччайоло Аччайоли, который был вначале младшим компаньоном в доме Перуцци, но затем выгодно женился на одной из флорентийских Пацци, втерся в доверие к королю и довольно быстро сделал очень приличное состояние. Но благодаря обретенным после выгодной женитьбы связям, он делает и политическую карьеру. Вначале он становится послом Флоренции в Неаполе, а затем добивается благосклонности Роберта и становится королевским викарием в Прато. Его сын Никколо Аччайоли родился в 1310 году уже знатным бароном Неаполитанского королевства и сделал блестящую карьеру. Став совершеннолетним, он стал вращаться в кругах близких к Екатерине де Куртенэ, которая играла заметную роль при дворе и во всех дворцовых интригах. Вскоре молодой человек становится доверенным лицом Екатерины, а затем и ее любовником. Вскоре Никколо наследует викариат Прато и получает ряд значительных феодов, в том числе и герцогство Коринф. Вскоре Никколо Аччайоли становится одним из крупнейших феодалов Неаполитанского королевства, а его потомки захватят всю Аттику и будут править там с титулом герцогов Афинских вплоть до турецкого завоевания в 1462 году.

Но я немного отвлекся. Среди различных проектов короля Роберта главное место в его сердце занимала проблема возвращения или отвоевания Сицилии. Он плел различные интриги и неоднократно начинал военные действия против сицилийских королей, но все было напрасно. Кто бы ни правил Сицилией, а при своей жизни Роберт столкнулся с тремя королями Сицилии: Федериго (1296-1337), его сыном Педро (1337-1342) и его внук Луиджи (с 1342), - никаких результатов добиться Роберту не удалось. С мощным, умным и деятельным Федериго справиться Роберту было явно не по силам, а когда власть перешла к его слабым потомкам, королевство Роберта и само уже пришло в упадок.

Война за Сицилию требовала огромных средств и истощала ресурсы государства, а ее безрезультатность подрывала престиж Роберта и его влияние в Италии. Дела Неаполитанского королевства стали ухудшаться уже в двадцатые годы, а после смерти единственного наследника Карла Роберт и вовсе стал терять нити управления страной. К середине тридцатых годов он утратил все свои позиции в Италии, и под его контролем оставалось только собственное королевство, в котором он, как мы видели, не был полновластным хозяином. А реальная власть переходила к вдовам его братьев: Екатерине де Куртенэ и Агнессе де Перигор, а точнее к шайке их фаворитов и прихлебателей. Начинаются бесконечные увеселения во французском стиле, которые истощают последние ресурсы не только государства, но и его кредиторов. Недаром, вскоре после смерти короля Роберта в 1343 году потерпели банкротство и рухнули дома Барди и Перуцци. Картину нравов того времени при королевском дворе можно найти в книге Боккаччо "Фьямметта".

Слабеющий король все же был очень обеспокоен судьбой короны Неаполитанского королевства. Роберт добился от папы разрешения на заключение брака между своей внучкой Иоанной (Джиованной) и вторым сыном венгерского короля Кароберта - Андреем, который приходился Роберту внучатым племянником. Корона должна была остаться в Анжуйском доме! В 1333 году венгерский король привозит своего сына семилетнего Андрея в Неаполь, где в торжественной обстановке и происходит его (Андрея) свадьба с тоже семилетней Джиованной.

В обстановке всеобщего упадка проходят последние годы царствования короля Роберта, который скончался 20 января 1343 года, а корона перешла к его внучке Джиованне.

Дата: 2019-05-29, просмотров: 113.