Действие уголовного законодательства в пространстве

 

Истории известно множество способов решения проблемы выбора уголовного закона, подлежащего применению в случаях, в зависимости от государственной принадлежности преступника и места совершения преступления. Так, в средневековой Европе выбор закона зависел от национальности преступника: «франк судился по законам франков, аллеман — по закону аллеманов, бургунд — по закону бургундскому и римлянин — по римскому»; позже нередко применялся закон места задержания преступника[45].

В современном уголовном праве действие уголовного закона в пространстве определяется несколькими принципами: территориальным, гражданства, универсальным и реальным.

 

Территориальный принцип

Если преступление совершено в пределах территории определённого государства, то ответственность наступает по уголовному законодательству этого государства независимо от того, кто совершил преступление: гражданин данного государства, иностранный гражданин или лицо без гражданства[46].

В соответствии с положениями международного права к территории государства относятся суша, воды (внутренние и территориальные), недра и воздушное пространствов пределах его государственной границы.

Ширина территориальных вод в различных государствах составляет от 3 (Великобритания) до 24 морских миль[47]. Конвенция ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 года устанавливает максимальную протяжённость территориальных вод в 12 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, предусматриваемых конвенцией (по общему правилу это линия наибольшего отлива вдоль берега, указанная на официально признанных прибрежным государством морских картах крупного масштаба). К внутренним водам в соответствии с этой конвенцией относятся воды, расположенные в сторону берега от исходной линии территориального моря (за исключением государств-архипелагов).

При этом устанавливаются ограничения в отношении осуществления уголовной юрисдикции по преступлениям, совершённым на борту морских судов, находящихся в пределах территориального моря, и воздушных судов, находящихся в пределах воздушного пространства иностранного государства. Ст. 27 Конвенции ООН по морскому праву устанавливает, что юрисдикция прибрежного государства распространяется только на случаи, когда последствия преступления распространяются на прибрежное государство, либо преступление нарушает спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море, либо если капитан судна или дипломатический(консульский) представитель государства флага обратится с просьбой о помощи к местным властям, либо если эти меры необходимы для пресечения незаконного оборота наркотических или психотропных средств.

В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву суверенитет государства (в том числе и связанный с осуществлением уголовно-правовой юрисдикции) распространяется на континентальный шельф в целях его разведки и разработки его природных ресурсов. Кроме того, этой конвенцией государствам предоставляется право устанавливать за пределами своих территориальных вод исключительную экономическую зону, ширина которой не должна превышать 200 морских миль; уголовная и иная юрисдикция государства в отношении исключительной экономической зоны распространяется на отношения, связанные с использованием и разведкой природных ресурсов, созданием и использованием искусственных островов, установок и сооружений, морскими научными исследованиями, защитой и сохранением морской среды.

Согласно Конвенции о международной гражданской авиации 1944 года, все государства обладают полным и исключительным суверенитетом над воздушным пространством над своей территорией. Однако Токийская конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 годаустанавливает, что в отношении преступлений, совершённых на борту воздушных судов других государств, находящихся в территориальном воздушном пространстве, уголовная юрисдикция осуществляется лишь если преступление имеет последствия на территории государства, либо совершено гражданином (резидентом) или в отношении гражданина (резидента) такого государства, либо направлено против безопасности государства, либо связано с нарушением правил воздушных полётов, либо если вмешательство требуется для выполнения международных обязательств данного государства.

По Договору о принципах деятельности государств по исследованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, государство, которому принадлежит объект, запущенный в космическое пространство, в том числе находящийся на небесном теле, сохраняет над ним и его экипажем контроль и осуществляет в отношении него уголовную юрисдикцию.

В отношении Международной космической станции соответствующим договором[48] установлен специальный уголовно-правовой режим: государства-участники вправе осуществлять уголовную юрисдикцию в отношении своих граждан, находящихся на борту МКС. Однако если преступление затрагивает жизнь или безопасность гражданина другого государства-партнера либо совершено внутри или на орбитальном элементе другого государства-партнера или причиняет ущерб такому орбитальному элементу уголовную юрисдикцию может осуществлять также государство, интересы которого были затронуты преступлением, по соглашению с государством гражданства преступника или если это государство не предоставило гарантий осуществления уголовного преследования в отношении этого лица.

Международным правом могут устанавливаться исключения из территориальной уголовной юрисдикции. Одним из наиболее известных таких исключений является дипломатический и консульский иммунитет. Дипломатическим иммунитетом от уголовной ответственности обладают глава дипломатического представительства (посол, посланник, поверенный в делах), советник, торговые представители и их заместители; военные, военно-полевые и военно-воздушные атташе и их помощники; первый, второй и третий секретарь, атташе и секретарь-архивариус, а также члены их семей, не являющиеся гражданами государства, в котором действует дипломатическая миссия, и проживающие с ними совместно.

Ограниченным иммунитетом от уголовной юрисдикции, связанным с выполняемой данными лицами деятельностью, обладают консульские должностные лица, сотрудники обслуживающего персонала дипломатических представительств, а также представители и должностные лица международных организаций, члены парламентских и правительственных делегаций.

Если такие лица совершают преступление, как правило, за этим следует их объявление персоной non grata и их высылка[49]. Известны также случаи лишения таких лиц дипломатического иммунитета той стороной, представителями которой они являются, чтобы дать стране пребывания возможность привлечь их к уголовной ответственности[50].

Не является территорией иностранного государства территория его посольства в другой стране; тем не менее, здания посольств и автомашины послов пользуются иммунитетом от осуществления в отношении их действий правоохранительных органов иностранных государств, связанных с уголовным преследованием[51].

 

Принцип гражданства

Государство может распространять свою уголовно-правовую юрисдикцию на всех своих граждан, где бы они ни находились. Если гражданин государства совершает преступление за рубежом, и не был осуждён судом иностранного государства, по возвращении он может быть подвергнут осуждению по уголовному законодательству своего государства. При этом также могут быть приняты в расчёт положения уголовного закона иностранного государства, касающиеся преступности деяния и максимального наказания за него[52].

Может также устанавливаться конкретный перечень деяний, за которые гражданин государства подлежит ответственности, даже если они не являются преступными по законам того государства, где совершено деяние[53].

В случае, если лицо, имеющие двойное гражданство, совершает преступление в третьем государстве, законодательство, по которому оно должно нести уголовную ответственность определяется исходя из принципа «эффективного гражданства»: применяется закон того государства, в котором это лицо постоянно проживает, имеет движимое и недвижимое имущество, работает и осуществляет свои гражданские и политические права[54].

 

Покровительственный принцип

Покровительственный или специальный принцип предусматривает распространение уголовной юрисдикции государства в соответствии с международными договорами на ограниченные контингенты его граждан (например, военнослужащих), находящиеся на территории иностранных государств. Например, в отношении воинских частей, дислоцированных на территории иностранных государств, в соответствии со сложившейся международной практикой, применяется следующая схема распределения юрисдикции: за преступления, совершённые вне территории таких частей ответственность наступает по законам страны пребывания, а за преступления, совершённые на территории воинской части — по законам страны, которой принадлежит данная воинская часть[55].

 

Универсальный принцип

Ответственность за некоторые разновидности преступлений (прежде всего, преступления против мира и безопасности человечества, но также и фальшивомонетничество, захват заложника и др.) предусматривается не только национальным законодательством, но и международными договорами. В отношении лиц, совершивших такие преступления, любое государство — участник соответствующих международных договоров имеет право осуществлять свою уголовную юрисдикцию независимо от их гражданства или подданства и места совершения преступления[56].

 

Универсальный принцип

Ответственность за некоторые разновидности преступлений (прежде всего, преступления против мира и безопасности человечества, но также и фальшивомонетничество, захват заложника и др.) предусматривается не только национальным законодательством, но и международными договорами. В отношении лиц, совершивших такие преступления, любое государство — участник соответствующих международных договоров имеет право осуществлять свою уголовную юрисдикцию независимо от их гражданства или подданства и места совершения преступления[56].

 

Реальный принцип

Уголовное законодательство может предусматривать защиту интересов принявшего его государства и его граждан от посягательств, исходящих со стороны граждан иностранных государств, установив, что такие лица могут быть привлечены на территории данного государства к уголовной ответственности в соответствии с его законами[57].

 

Оккупационный принцип

В случае, когда два государства находятся в состоянии войны, и войска одного государства оккупируют часть территории другого государства к лицам, совершившим преступление на оккупированной территории, временно (как правило, до создания на ней собственных органов власти и судов) применяется уголовное законодательство государства, чьи войска осуществляют оккупацию[58].

Оккупационный принцип применялся, например, в период оккупации Японии вооружёнными силами США, когда все американские военнослужащие были неподсудны судам Японии и подчинялись уголовной юрисдикции США[59].

Аналогичный характер носил также применявшийся до середины XX века режим капитуляции, согласно которому граждане колониальных государств за преступления, совершённые в колониях или иных странах с подобным режимом, отвечали за них по законам своего государства, а не по уголовному закону места совершения преступления[60].

 

Экстрадиция

Экстрадиция или выдача — институт, в соответствии с которым лицо, находящееся на территории государства, передаётся другому государству, на территории которого это лицо совершило преступление, для применения к нему мер уголовной ответственности; экстрадиция осуществляется в соответствии с международными конвенциями (например, Европейской Конвенцией о выдаче лиц, совершивших преступления от 13 декабря 1957 года), двусторонними или многосторонними международными договорами[62].

В международной практике обычно признаётся, что выдача может быть запрошена государством при соблюдении следующих условий[63]:

  • Преступление совершено на его территории.
  • Преступник является гражданином данного государства.
  • Преступление было направлено против этого государства или причинило ему вред.

В отношении экстрадиции государствами обычно устанавливаются следующие ограничения[63]:

  • Отказ от выдачи собственных граждан.
  • Отказ от выдачи лиц, которым предоставлено политическое убежище.
  • Отказ от выдачи, если преступление совершено на территории запрашиваемого государства (приоритет территориального принципа над принципом гражданства).
  • Отказ от выдачи лица, уже привлечённого к уголовной ответственности за то же деяние (вступил в законную силу приговор суда) или освобождённого от неё в связи с тем же деянием .
  • Отказ от выдачи лица, которое не может быть подвергнуто уголовному преследованию на территории запрашиваемого государства вследствие истечения срока давности или по иным основаниям.

Кроме того, достаточно часто государства оставляют за собой право не выдавать преступников, если преступление наказывается смертной казнью и запрашивающей выдачу стороной не будет предоставлено достаточных гарантий неприменения этого вида наказания.

В отношении экстрадиции действует принцип «выдать или наказать»: если лицо не выдаётся запрашивающей стороне, оно всё равно подлежит уголовной ответственности и предаётся суду в стране пребывания[64]. Принцип, согласно которому национальное уголовное законодательство подлежит применению к иностранцам, находящимся на территории данного государства, в том числе и совершившим преступление за его пределами, в уголовно-правовой теории получил название принципа представительной компетенции[65].

 

Политическое убежище

Существует также практика предоставления политического убежища лицам, в отношении которых в государстве, гражданами или резидентами которого они являются, осуществляется преследование по мотивам гражданской принадлежности или за их общественно-политическую деятельность и убеждения; политическое убежище предоставляется, если деятельность лица не противоречит общепризнанным демократическим принципам и нормам международного права[66].

Лицо, которому было предоставлено политическое убежище, не может быть выдано иностранному государству.

 

Дата: 2019-05-29, просмотров: 25.