Юркова И. А. О НЕКОТОРЫХ КЛИНИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЯХ ПСИХИЧЕСКОГО ИНФАНТИЛИЗМА

Печатается по изданию: «Дети с временными задержками развития» / Под ред. Т. А. Власовой, М. С. Певзнер–М.: Педагогика, 1971, с. 25–31. В статье рассматриваются вопросы клинического и психологического изучения детей с психическим инфантилизмом, испытывающие трудности в обучении.

 

Наше сообщение касается той группы детей с задержанным темпом психического развития, клиническая картина которой является наиболее очерченной и определяется многими как состояние психического инфантилизма, т. е. речь идет о детях с чертами незрелости, с теми особенностями психического и физического развития, которые свойственны детям более младшего возраста.

 

Динамическое изучение детей с психическим инфантилизмом показало неоднородность этой группы в клиническом отношении, что может быть обусловлено различными этиологией и патогенезом инфантилизма. У одних детей развитие с годами достигает соответствующего возрастного уровня, у других–состояние психического инфантилизма остается более стойким, а следовательно, лечебные и педагогические мероприятия должны быть различными.

 

Проведенные исследования позволили нам выделить два варианта психического инфантилизма.

 

При 1-м варианте задержка темпа развития обусловлена главным образом такими вредностями, которые оказывают токсическое влияние на организм ребенка или вызывают тяжелые расстройства питания. К таким вредностям относятся в первую очередь рахит, длительные кишечные расстройства, последовательно Протекающие инфекции, алкоголизм родителей. Именно эти причины большинством авторов считаются наиболее существенными в развитии инфантилизма.

 

В дошкольном возрасте влияние этих вредностей сказывается главным образом в таких симптомах, как задержка физического развития, повышенная возбудимость, плаксивость, нарушение сна и аппетита. Признаки незрелости психики выявляются чаще всего в возрасте 7–8 лет, при начале обучения в школе, когда дети оказываются несостоятельными в учебной деятельности:

не понимают своих обязанностей в классе, не испытывают чувства ответственности перед школой и перед педагогом. Из-за отсутствия интереса к занятиям, отсутствия способности к целенаправленной деятельности, из-за относительной слабости мыслительных процессов с трудом усваивают школьный материал и часто не могут освоить программу I класса массовой школы. Занятиям в школе мешают повышенная двигательная активность, быстрая пресыщаемость, неспособность к напряжению, что также свойственно детям более младшего возраста.

 

Интересы этих детей в 7–8 лет соответствуют дошкольному возрасту, основной формой деятельности остается игровая. К классным занятиям, к беседе с врачом, к эксперименту обследователя они относятся как к игре. В классе не расстаются с игрушками, занятиям предпочитают шумные подвижные игры с детьми более младшего возраста, высказывают желание остаться в детском саду и не ходить в школу.

 

Особенности эмоциональной сферы этих детей также говорят о незрелости психики. Отмечается большая живость эмоций (дети приветливы, доверчивы, добродушны, ласковы, всегда оживлены, легко откликаются на все занятия, которые вызывают у них удовольствие), но вместе с тем поверхностность их (нет стойких привязанностей к взрослым). Например, будучи в детских учреждениях, дети при свидании с родителями легко с ними расстаются, если их зовут играть или предлагают гостинцы. Они быстро забывают обиды, легко переключаются с одного переживания на другое, проявляют несамостоятельность в деятельности, легкую внушаемость, в поведении и играх следуют за другими детьми.

 

Психической незрелости соответствуют и признаки задержки физического развития: пропорции тела, рост детей соответствуют более младшему возрасту, у многих отмечается задержка роста зубов.

 

Таким образом, при 1-м варианте психического инфантилизма клиническая картина почти полностью исчерпывается лишь признаками незрелости психофизического развития. Такие синдромы остаточных явлений после перенесенных заболеваний, как астенический, синдром аффективной возбудимости, у этих детей не играют ведущей роли.

 

Мы проследили динамически тех детей с психическим инфантилизмом, которые в связи с неуспеваемостью в I классе были направлены на стационарное лечение. При проведении соответствующей терапии– общеукрепляющей и стимулирующей, а главное, при щадящем учебном режиме с учетом индивидуальных особенностей–дети становились целенаправленнее в занятиях и проявляли возможность более продуктивно усваивать учебный материал. В дальнейшем, дублируя I класс, они могли продолжать обучение в массовой школе, исчезала выраженная детскость поведения и свойственная ребенку двигательная расторможенность, хотя некоторая беспечность, несамостоятельность в действиях, внушаемость, ограниченность интересов оставались и при катамнестическом обследовании в возрасте 11–12 лет.

 

Все же, учитывая заметное уменьшение признаков незрелости психики, выравнивание уровня познавательных процессов, этот вариант психического инфантилизма правомерно было расценить как временную задержку развития с благоприятной динамикой.

 

Этим детям доступно обучение по программе массовой школы, однако надо учитывать, что именно в первые годы обучения созревание ребенка идет особенно медленно, требуется облегченный учебный режим, проведение соответствующей терапии, возможность прохождения программы I класса за более длительный срок. Такие условия обучения могли бы быть осуществлены, по-видимому, в условиях специальных санаторно-лесных школ. Санаторно-лесные школы для детей-психоневротиков имеются в, Москве и некоторых областях РФ, но в целом вопрос об организации таких школ остается еще открытым.

 

При 2-м варианте психического инфантилизма клиническая картина оказывается более сложной. Нарушение развития таких детей обусловлено рядом вредностей, перенесенных ребенком в раннем детстве: наряду с длительными истощающими заболеваниями у этих детей отмечаются и более грубые этиологические факторы (длительная асфиксия при родах, инфекции, протекавшие с мозговыми явлениями). Патогенное влияние этих факторов сказывалось уже на раннем этапе развития детей: задерживались сроки развития моторных навыков, становление речи шло медленно, были выраженными аффективная возбудимость и двигательное беспокойство.

 

Как и при 1-м варианте, черты незрелости психики выявляются в период начала обучения в школе, т. е. в 7–8 лет, когда из-за невозможности усвоить программу I класса дети направляются к психоневрологу. Однако наряду с признаками психофизического инфантилизма здесь отчетливо выступают и симптомы резидуального состояния после перенесенного органического поражения центральной нервной системы.

 

Выражена рассеянная неврологическая симптоматика в виде нарушения конвергенции, нистагма, асимметрии лицевых нервов, повышения и неравномерности сухожильных рефлексов.

 

Отчетливо выявляется цереброастенический синдром. При интеллектуальной нагрузке, при шуме, в душном помещении возникают головные боли. Повышенная утомляемость в классе сказывается либо в повышении суетливости, расторможенности, либо в появлении вялости и пассивности, вплоть до засыпания во время занятий. Относительно спокойные с утра, дети становятся возбужденными, расторможенными к вечеру, что также объясняется повышенной утомляемостью. У некоторых выявляются элементы назойливости, повышенное, с оттенком эйфории настроение, сочетающееся с раздражительностью и вспыльчивостью. Некоторым детям свойственны склонность к аффективным разрядам, неуживчивость, драчливость.

 

Интеллектуальная деятельность детей данной группы нарушена грубее, чем при 1-м варианте психического инфантилизма. С одной стороны, за счет выраженной двигательной расторможенности, отвлекаемости и утомляемости; с другой–из-за жалоб на снижение памяти. Особенные затруднения выявляются при целенаправленном запоминании ряда предложенных слов, имен окружающих.

 

Отмечается также относительно низкий уровень процессов обобщения и отвлечения. В конкретно-наглядном материале дети разбираются вполне удовлетворительно, но у них мал запас обобщающих терминов, они не могут объяснить значение отдельных отвлеченных понятий. Сравнение предметов на основе их сходства и различия вызывает большие затруднения, хотя при наводящих вопросах ответы улучшаются. При предъявлении серии последовательных картинок дети находят логическую связь только между теми картинками, которые наиболее близки к привычным для них ситуациям. Многие из этих детей не могут в период первого года обучения научиться считать отвлеченно.

В игровой деятельности и в рисунках у них отмечается слабость творческой инициативы, воображения и фантазии; игры и рисунки мало разнообразны и бедны по содержанию.

 

Как видно из приведенных клинических данных, возникает необходимость дифференцировать 2-й вариант психического инфантилизма от олигофрении.

 

Можно выявить признаки, которые помогают проведению дифференциального диагноза: у детей с психическим инфантилизмом значительно более сохранными остаются эмоциональные реакции, отмечается известная психическая живость. Дети проявляют любознательность, интересуются окружающим, задают вопросы о незнакомых предметах и явлениях; они умеют быстро ориентироваться в окружающей обстановке. Попадая в новый коллектив, они легко завязывают контакт с детьми и взрослыми, они наблюдательны, замечают все события, могут сделать меткое замечание по поводу поступка кого-либо из детей или взрослых. При обследовании эти дети охотно, живо и быстро отвечают на вопросы врача, могут понять ироническое замечание или шутку, сказанные в их адрес. Проявляют интерес к обследованию, заинтересованы в хорошей оценке их ответа, используют помощь исследователя, чтобы правильно выполнить задание, переносят опыт выполнения одного задания на выполнение другого. Для качества ответов большое значение имеет эмоциональный стимул: при большой заинтересованности результаты выполнения заданий значительно повышаются.

 

При катамнестическом обследовании выявилось, что динамика развития этой второй группы детей с психическим инфантилизмом оказалась неблагоприятной. Несмотря на пребывание в лечебном учреждении и проведенное соответствующее стимулирующее лечение, интеллектуальная деятельность этих детей не становится более продуктивной, в условиях массовой школы отсутствует продвижение в обучении. К 11–12 годам признаки перенесенного органического поражения головного мозга, а именно головные боли, истощаемость, чрезмерная двигательная расторможенность, становятся менее выраженными.

 

Уровень логических процессов далеко не достигает возрастных пределов. Проявления инфантильности психики остаются стойкими. При катамнезе отмечается отсутствие интереса к целенаправленной деятельности, несамостоятельность в действиях, внушаемость. Дети нуждаются в постоянной стимуляции со стороны педагога, так как не любят самостоятельно работать, отвлекаются на посторонние занятия, охотнее выполняют лишь то, что не требует напряжения в работе.

 

Таким образом, при 2-м варианте психического инфантилизма, когда психический инфантилизм является лишь одним из проявлений органического поражения мозга, трудно говорить о временной задержке развития. Речь идет о своеобразной и более стойкой форме интеллектуальной недостаточности, поэтому значительно труднее решить вопрос и о необходимых лечебно-педагогических мерах в отношении этих детей. В условиях массовой школы эти дети практически необучаемы. Возможности усвоения нового у них несколько выше, чем у детей-олигофренов, обучающихся во вспомогательной школе. Правомерно поэтому ставить вопрос об организации особых классов или же особых школ с облегченной по сравнению с массовой школой программой. Решение этого вопроса требует проведения специального исследования.

 

 

Дата: 2018-12-28, просмотров: 123.