ТАКСЫ, ИЛИ КАКИЕ ЖЕ ОНИ РАЗНЫЕ
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Не за морем-окияном,

Не за островом Буяном,

Не на небе — на земле

Жил старик в одном селе.

У старинушки три сына

 

П. Ершов «Конёк-Горбунок»

Как только не начинаются сказки… Жили-были; в некотором царстве, в некотором государстве; «…за горами, за лесами»…

В нашей сказке герой не такой уж и старый, и волею судеб у него появились три очаровательных щенка из одного помёта. Два братца и сестричка. Закоренелый холостяк сразу стал заложником этих маленьких сорванцов. Им было дозволено всё: грызть ножки у стола, прудить лужи на паркете, спать с хозяином в кровати… Существовало лишь одно табу — не разрешалось совать носики в лабораторию…

 

Ну, а как ты сам знаешь — если нельзя, то очень хочется! Так и наши щенки, где бы они не были, что бы они не делали, лапы сами приносили их к запретному месту. Здесь, пожалуй, пришло время поподробнее описать малышей. Это были гладкошёрстые лобастые комочки, тёмного окраса, с висячими ушками.

Старший, как самый воспитанный, постоянно пытался удержать брата и сестру от шалостей, но не мог справиться с их проказами.

Средний был так активен, что попросту не мог сидеть на одном месте и норовил облазить все закоулки в доме.

Ну, а младшая была девчонкой, и этим всё сказано. Любопытство было её второй натурой.

Поэтому, как только появилась возможность, её вездесущий носик тут же потянулся к щёлочке под дверью в лабораторию и принялся принюхиваться к незнакомым запахам, струящимся оттуда. Она так увлеклась этим занятием, что не заметила, как упёрлась лбом в дверь, раздался щелчок, и дверь приоткрылась…

Собачка от неожиданности отскочила в сторону, но тут же решила воспользоваться открывшейся возможностью изучить неизведанное. Она поспешила к манящему отверстию, но почувствовала, что кто-то схватил её за хвостик, это средний брат не хотел упускать шанс стать первооткрывателем. Упираясь лапами, он потянул сестру назад, та, вытягивая нюхалку вперед, что было силы, заскребла когтями по полу, пытаясь вырваться, и даже ухватилась зубами за порожек. В это время подоспел и старший щенок, толком не разобравшись, что происходит, он схватил брата и тоже стал тащить его прочь от комнаты, для устойчивости обвив ножку дубового стула хвостом. Средний не хотел пускать в запретную комнату сестру, но никак не ожидал, что его кто-то будет удерживать от посещения таинственного места, поэтому он изменил тактику и направил свои усилия на помощь сестричке. Дальше всё было, как в сказке о репке: «Тянем-потянем, тянем-потянем…», хвостик Старшего, не выдержав напряжения, отцепился и…, вся троица ввалилась в лабораторию. Щенки с недоумением уставились друг на друга. Их носы, хвосты и даже туловища вытянулись, получились собаки-сосисочки. Только долго удивляться им было некогда, надо было успеть осмотреть лабораторию до возвращения хозяина. Собачонки с любопытством завертели головами.

Вдоль стен комнаты располагались огромные, до самого потолка стеллажи заставленные книгами; посередине находился большой стол, множество различных баночек, колбочек, коробочек, стоящих на нём издавали незнакомые манящие ароматы. Сестричка принялась карабкаться по приставленной лесенке, скоро она уже бродила среди различных пахучих веществ, которые были разбросаны на столе. Она роняла на пол исписанные листы, принюхивалась к порошкам, опрокидывала спиртовки и реторты, пробовала лизнуть всё, что ей попадалось. Особенно собачку заинтересовала ванночка, наполненная белой жидкостью.

— Молоко, — решила малышка и принялась лакать густой напиток. С первым глотком она поняла: «это что-то другое», — но оторваться уже не могла, так было вкусно. Соблазнённый аппетитным почавкиваньем, Средний тоже попытался забраться повыше, но как только его морда появилась над столом, сестра повернула голову, фыркнула и, мелко распыляя из пасти жидкость, обрызгала его. Брат, недовольно бурча, принялся облизываться и вытирать лапами нос, он так усердно тёр его, что потерял равновесие и шлёпнулся на пол. Старший, который сначала остался около самой двери, привлечённый шумом, потрусил поближе. Увлечённые, они не заметили, как появился хозяин…

— Та-ак-с! — грозно произнёс он и посмотрел на Старшего, тот понял, что такс — это он и виновато опустил голову.

— Та-ак-с! — обвиняющее сказал человек и перевёл взгляд на Среднего, тот не сомневался, что такс — это он и заискивающе обнажил в улыбке зубы.

— Та-ак-с! АааА! — ужаснулся хозяин, заметив, что малышка, урча от наслаждения, облизывается, сидя рядом с пустой мисочкой. Та же, шаловливо наклонив голову, забила по столу хвостом, поднимая вокруг себя облачко из рассыпавшейся пудры, и не спорила, что она и есть такса.

Честно говоря, от увиденного разгрома наш герой, готов был вцепиться в шевелюру у себя на голове, но, ни один волосок не задерживался у него на макушке, он был абсолютно лысым, страшно комплексовал из-за этого и пытался создать в домашней лаборатории или мазь, или микстуру от этого «недуга». Химические вещества могут быть необыкновенно опасны, вот поэтому он и старался держать лабораторию на замке.

Убедившись, что щенки не пострадали, «ученый» задумался над тем, чем бы их занять.

Для начала он решил, что им необходимо чаще бывать на воздухе, тогда, вероятно, на шалости в доме у них просто не останется сил. Поэтому по утрам, забирая собак, он направлялся с ними на прогулку. Это был настоящий праздник. Таксы, неутомимо перебирая лапками, готовы были целыми днями напролёт сопровождать своего хозяина. Их носы постоянно находились в движении, принюхиваясь к разнообразным запахам. Однажды они наткнулись на нору, немного повздорив кому первому заглянуть в уходящий под землю лаз, щенки отдали пальму первенства Старшему. Хозяин и глазом не успел моргнуть, как тот с любопытством скрылся в длинном тоннеле, за ним поспешили и остальные. Долго они изучали хитросплетение ходов, пробираясь иногда чуть ли не на пузе (вот где пригодилось длинное и изворотливое туловище таксы). Нашим щенкам повезло, нора оказалась пустой, и никто не напал на них, однако, когда собаки выбрались на поверхность, они не сомневались, что их истинное призвание — искать зверя под землёй.

Ты не поверишь, но с тех пор, таксы боялись вырасти, ведь тогда высокие лапы мешали бы им проникать в подземные сооружения. Дома они заползали под кровать и выходили оттуда, только размяться, даже обедали они в этом тесном и низком пространстве и вскоре добились того, что их лапки перестали тянуться вверх, а остались коротенькими.

Та прогулка многому научила и хозяина, он так переволновался за своих питомцев, безрассудно кинувшихся в нору, что и ругаться-то на них не смог. Однако твёрдо решил, что малышам надо поставить сильный и громкий голос, чтобы они могли подавать его из норы, если обнаружат зверя. Теперь каждый выход на природу начинался у реки, где стремительный поток воды с рёвом и грохотом каскадом низвергался с высоты. Именно здесь наше трио и репетировало, пытаясь, перелаять не только друг друга, но и бушующую стихию. Вскоре из горла такс вырывался такой мощный, сочный бас, что ему позавидовал бы любой огромный пёс.

Казалось, всё наладилось в этом семействе, но…, спустя некоторое время поведение маленькой таксы в корне изменилось. Она не хотела выходить на улицу, сидела под креслом и наотрез отказывалась показываться на глаза. Более того недовольно ворчала, если её беспокоили, а однажды даже тяпнула хозяина за палец, когда он попытался вытащить затворницу на свет. «Химик» давно заметил, что в то время, как братья увеличивались в размерах, Младшая такса оставалась похожей на щеночка, только это не портило её, а скорее придавало некоторый шарм. Решив, что собачка будучи строптивой, упрямой и своенравной, просто капризничает, мужская часть семьи постановила на время оставить ее в покое. Поэтому тем утром она, как всегда, осталась дома, а на прогулку с хозяином отправились только братья.

Вскоре у реки старший пёс наткнулся на след и с визгливым лаем потащил хозяина за собой.

Средний, которого уже успели спустить с поводка, задержался у воды. Последнее время всё тело у него странно зудело, а на щеках пробивалась жёсткая щетина, поэтому он периодически отставал и почесывал задней лапой морду.

Пытаясь отвлечься, он потрусил вдоль берега, неожиданно на другой стороне в кустах, что-то промелькнуло, пёс непременно решил выяснить, кто это был, и перебрался через реку. Заметив между стволов движение, он потянул носом и упрямо направился за таинственным объектом. Долго они кружили по лесу, наконец, из-за ёлки раздалось потявкивание:

— Ты кто? Что тебе от меня надо?

— Я собака такса, хочу познакомиться.

— Ага, знаю я вас. Претворяетесь добрыми, а потом хвать за горло и к хозяину тащите, — проворчал незнакомец.

— При чём здесь хозяин? — изумился такс. — Я ищу новых знакомых, просто кроме сестры и брата я никого не знаю. Выходи, давай дружить.

— А не обманешь? — недоверчиво уточнили из-за дерева. И оттуда выглянула остренькая мордочка, потом показались белые лапки, и вскоре недалеко сидело красивое животное с густым рыжим мехом, роскошным пушистым хвостом, который зверь заботливо уложил вокруг тела.

— Привет, я Лис!

Собака подошла ближе, они обнюхались и разговорились, огненный красавец рассказал о себе, о жизни в лесу. За беседой незаметно прошёл день, солнце скрылось за деревьями, стало смеркаться. Таксе пора было возвращаться домой. Договорившись о встрече, Лис проводил пса, посмотрел, как тот переправился через реку, помахал на прощанье лапой и скрылся в лесу.

Что говорить, конечно, Среднему досталось и от брата, и от хозяина за самовольную отлучку. Он сидел, виновато повесив нос, делая вид, что внимательно слушает рассказ о том, как они, обнаружив пропажу, обегали весь берег в поисках проказника. На самом же деле он представлял новую встречу с лисом, строил планы, куда они направятся, и пропустил мимо ушей, рассказ Старшего, о том, как они познакомились с егерями, которые рассказали о специальной школе, где собак учат охотничьим премудростям. Старший такс сказал, что завтра он непременно решил там побывать.

Между тем, они приблизились к дому, где их ожидал новый сюрприз. Во дворе на лавочке сидела красивая дама, а на руках у нее уютно примостилось очаровательное четверолапое создание. Братья ощерились и грозно заворчали на непрошеную гостью, в ответ, собачонка, спрыгнув на землю, раскрыла пасть и ка-ак гавкнула… Мощный, сочный басок, вырвавшийся из горла, мог принадлежать только их обожаемой младшей сестричке. Они завертели носами вокруг неё и отказывались верить своим глазам, так изменился привычный облик маленькой таксы. Мягкая каштановая шерсть, струясь, спускалась на лапки, пушистенькие ушки кокетливо ниспадали вокруг мордочки.

— Так это Вы хозяин этой бедняжки, — сурово проронила дама, поднимаясь. — Я подам на вас в суд за жестокое обращение с животными.

— Минуточку, минуточку, я ничего не понимаю, — мужчина наклонился, поднял таксу и стал внимательно рассматривать её, лохматя пальцами нежную шубку.

— Эта малышка чуть не угодила под колеса моей машины… Посмотрите, она совсем исхудала…

— Не может быть, — лопотал хозяин, не слушая, — Эта шерсть, неужели она нашла секрет лекарства, если бы только я мог знать, что же она съела тогда в лаборатории. — При этом он недоуменно поглаживал свою лысину.

— Я забираю собачку. Знайте, я осталась только для того, чтобы посмотреть в глаза нерадивому хозяину, который не в состоянии заботиться о своих животных. — Красавица вырвала длинношёрстую таксу из рук невменяемого «химика», села в автомобиль и укатила…

Ты, конечно, подумал, что хозяин бросился, крича за машиной… Ничего подобного, он задумчиво побрёл в лабораторию, заперся там и принялся наугад смешивать все имеющиеся у него ингредиенты и натирать разнообразными мазями свою бедную лысую голову.

Братья, тоже не очень-то обеспокоились «похищением» сестрицы. Последнее время она редко уделяла им внимание, и они успели отвыкнуть от её общества. Кроме того, каждый из них был захвачен новым увлечением. Один грезил о собачьей школе, а другой мысленно разгуливал по лесам с новым другом.

Так они и зажили, хозяин безвылазно сидел в лаборатории, Старший пропадал на занятиях, а Средний бродил с Лисом.

Однажды Лис сказал собаке:

— Эх, такс, надоело мне в лесу под кустом ночевать, хорошо бы найти себе подходящую нору.

— Знаешь, Рыжий, а я тебе помогу, есть у меня на примете замечательное местечко, — проронил пёс, поводя лохматой мордой. Да, да, не удивляйся, но у Среднего такса выросла бородка, усы, и весь он покрылся жёсткой грубой бурой с подпалом шерстью.

— Так бежим скорей туда, — затрещал Лис, от нетерпения подпрыгивая на месте.

Они потрусили к брошенной норе, обнаруженной давным-давно нашими щенками. Велико же было их изумление, когда они заметили на пороге упитанного сероватого с тёмной рябью зверя, тело которого покоилось на могучих коротких лапах. Помахивая черной мордой, разделённой пополам широкой белой полосой, зверь деловито наводил порядок перед входом в дом, выметая из норы скопившийся мусор, ловко выгребая его длинными тупыми когтями и орудуя ими словно совковой лопатой.

— Ба-а-арсук! — протянул Лис. Он разочарованно шмыгнул носом и повернул назад.

— Стой! — позвал его такс. — Я был в этой норе, там довольно много места. Сейчас пойдем и попросим его поделиться апартаментами.

Глаза у Лиса округлились не то от страха, не то от изумления. Он отчаянно замотал головой, но такс вразвалочку уже спешил к полосатому зверю:

— Добрый вечер, Барсук! Не мог ли ты позволить моему другу лису пожить в одной из твоих комнат? — обратился пёс к толстяку.

Тот, повернув голову, подслеповато посмотрел на собаку, что-то невразумительно прохрюкал и неторопливо побрёл к ближайшему кустарнику, по пути запихивая в рот червей, личинок и даже лягушек. Такса, оскорблённая таким безразличием, последовала следом, пытаясь продолжить разговор, однако барсук с треском и шумом, протискиваясь сквозь ветки, даже не удостоил ее внимания. Жёсткошерстый не удержался и от обиды тяпнул наглеца за толстый зад, пытаясь вызвать интерес к своей персоне. Зверь вызывающе обернулся и наградил нашего просителя таким ударом мощной лапы, что тот, отлетев, замертво упал на землю, а барсук невозмутимо продолжил свой путь.

— Такс! Такс! — взвыл Лис, подскакивая к безжизненному телу, собака не отзывалась. Что ему было делать? Оставалось бежать за подмогой. Рыжий друг отважно поспешил к дому лысого химика, невзирая на опасность оказаться среди людей. Во дворе он поднял страшный шум: выл и тявкал до тех пор, пока дверь не отворилась, и на крыльце не показался человек, с накрученным на голове полотенцем, а на порог не выскочил энергичный, проворный гладкошёрстный такс. Увидев на улице лисицу, пёс, не раздумывая, бросился на неё. Пушистый зверь, орудуя хвостом, как рулём, пустился наутек. Хозяин, забыв про накрученную чалму, кинулся следом…

Знаешь, о чём я подумала? Давно в нашем рассказе не появлялась милая моему сердцу чаровница — Длинношёрстая такса. Где она, что сталось с малышкой? Предлагаю на время оставить наших охотников и последовать за дамой, которая похитила сестричку.

Помнишь, машина с визгом рванулась с места…

Собачка, поставив передние лапы на спинку сиденья, уставилась назад. Что скрывать, конечно, она ожидала, что братья со всех ног ринуться спасать её, хозяин будет в гневе потрясать кулаками…, но ничего подобного не случилось. Машина удалялась, и троица, которая даже не тронулась с места, скрылась за поворотом. Такса обессилено опустилась на кожаный диванчик. Она так исстрадалась за последнее время, что у неё не осталось сил даже заплакать…

С того страшного дня, когда она обнаружила, что на её горящем «огнём» тельце стала пробиваться густая растительность, она испуганно затаилась под креслом.

— Конечно, — думала бедняжка, — мало того, что я так и осталась размером со щенка, теперь еще и новая напасть.

Она ощупала себя лапками и поняла, что шерсть растёт не по дням, а по часам. Улучив минутку, когда все ушли из дома, крошка заглянула в зеркало и в ужасе отшатнулась. Со сверкающей поверхности на неё смотрело волосатое чудовище… От испуга, она пулей метнулась к двери, выскочила на улицу и опрометью понеслась через дорогу… Что-то огромное нависло над собачкой, она сжалась в комочек и замерла, над ней с визгом пролетела машина и остановилась невдалеке. Хлопнула дверка, по мостовой простучали каблучки, и ласковые руки подхватили беглянку, которая испуганно зажмурилась.

— Она жива, жива, — защебетал приятный голос. — Какая лапочка! Какое чудо! Красавица!!!

Такса приоткрыла глаза, как всякой девочке, ей непременно хотелось взглянуть, кого это так нахваливают? Перед собой она увидела приятной наружности молодую даму, которая с восторгом смотрела на неё.

— Я красавица? Не может быть, — удивилась такса, — я ведь волосатая уродина, если хозяин увидит меня такой страшной, он непременно выкинет меня на улицу. — Она содрогнулась, представив себя на помойке, в бродячей стае.

— Не бойся малышка, я не дам тебя в обиду. — Дама нежно ласкала длинные пушистые ушки собачки. — Худышечка, тебя совсем не кормят, ну, я этого так не оставлю. — И женщина решительно направилась к дому, откуда выскочила такса.

Что случилось дальше, ты знаешь. Таксу забрали из дома, однако на этом приключения Длинношёрстой только начались. Молодая дама оказалась известной актрисой. Каждый день был расписан у неё по минутам, то репетиция, то спектакль, то съемка, тем не менее, она не расставалась со своей новой четвероногой подругой. Скоро фотографы по достоинству оценили очаровательную собачью мордашку, и она замелькала в модных журналах и на рекламных плакатах. Успех таксы был ошеломляющим. Она закрутилась в «высших кругах» общества, забыв о доме, о братьях, о лысом учёном…

Однажды их с хозяйкой пригласили погостить на загородной вилле. Такса обезумела от счастья. Она нежилась на веранде, легкий ветерок приятно шевелил ее шёрстку, нос щекотали запахи садовых цветов, она лениво отмахивалась хвостом от назойливых мошек…

— Смотрите, кролик! — протянув руку, владелец дачи указывал на небольшого зверька, который, странно побрасывая задние лапы, пробирался между растений. Забытое чувство подбросило таксу вверх, и она припустилась за длинноухим, который сильными прыжками пытался оторвать от преследовательницы, вскоре они скрылись из виду.

Собака, уткнувшись носом в теплую землю, уверенно шла за добычей. Инстинкт, врождённое чувство охоты, гнал её вперёд, а нос уверенно привёл к небольшому лазу в нору, куда, спасаясь от погони, и заскочил кролик. Такса тенью скользнула следом, и начался гон по подземному лабиринту. Собаке казалось, что она вот-вот схватит кролика, но тот неожиданно выпрыгивал на улицу только ему одному известным выходом, и снова нырял в нору, пользуясь другим входом. К тому моменту, когда актриса с друзьями добежала до театра охотничьего действия, такса, уже изрядно подуставшая (сказался сидячий образ жизни), потеряла кролика в глубоких катакомбах. Смущенная, но не расстроенная, она вылезла на свет и предстала перед людьми во всей красе. Чумазая, выпачканная землёй, со свалявшейся шерстью, тяжело дыша от усталости, она азартно уставилась на хозяйку. Та подхватила собачку на руки и закудахтала над ней, как наседка.

— Домой, немедленно домой. В теплую ванную…, — и, не слушая уговоров друзей женщина увезла таксу.

С того дня, такса потеряла всякий интерес к «светской» жизни. Она понуро лежала на подстилке и не просилась к хозяйке на кровать, блестящая шубка потускнела, волоски стали ломкими и хрупкими, нос собачки стал сухим и теплым. По всему было видно, что девочка затосковала. Длинношёрстая вспомнила братьев, хозяина, который приучил её к длительным прогулкам и первым подарил ей радость общения с природой. Её мучил стыд, что она забыла о них. По ночам крошка плача, поскуливала и подвывала. Смотреть на неё было больно, и тогда актриса, поразмыслив, решила отвезти собачку навестить братьев. Она посадила таксу в автомобиль, и они отправились в путь. Когда машина подкатила к дому, случилось не предвиденное. Из двора выскочила рыжая лисица, следом переваливаясь на коротких лапках, пронеслась гладкошерстая такса, а за ней размахивая руками, торопился хозяин со странным сооружением на голове. Раздумывать было некогда, актриса, схватив Длинношерстую, поспешила в след этому каравану…

Лис торопился к месту, где он оставил своего бездыханного друга, на пятки ему наступал разгневанный старший брат Жесткошёрстного. Когда они выскочили на опушку, то наткнулись на среднего такса, который, потирая огромный синяк под глазом, сидел на траве. Вскоре вся компания толкалась возле избитого пса. Люди, стоя в сторонке, тихонько переговаривались, пока собаки радостно облизывали друг друга, радуясь встрече, несмотря на обстоятельства. Когда первый восторг прошёл, средний такс, показывая лапой на сидящего неподалеку лиса, поведал историю с барсуком.

— Что ж, надо непременно проучить невоспитанного громилу, — предложил гладкошёрстый. — Ждите меня здесь.

Он, не торопясь, направился к барсучьей норе и скрылся внутри. Скоро раздался приглушённый яростный лай, который перемещался глубоко под землей. Все поняли, что такс обнаружил зверя. Взволнованные люди опустились на колени и, придерживая руками оставшихся на поверхности любимцев, пытались заглянуть поглубже в нору, стукаясь лбами. Они не знали, как долго они оставались в таком положении, но вдруг лай перестал передвигаться и слышался только с одного места.

— Эх, лопату бы! — взволнованно проговорил химик, актриса крепко сжала его руку, и все снова замерли в ожидании, представляя неравный поединок, там, глубоко под землёй. Но недаром ловкий, смелый, изворотливый гладкошёрстый такс слыл лучшим учеником охотничьей школы. Он появился из норы, пятясь назад и вытаскивая за нос сконфуженного толстяка. Виновато похрюкивая, тот извинился перед Жесткошёрстным и пригласил Лиса пожить в норе, пообещав, выкопать для него отдельный вход. Барсук не пострадал, вот только морда у него так и осталась длинной, похожей на узкий клин.

Что еще можно добавить? Гладкошёрстый такс окончил школу с золотой медалью, его брат и сестра тоже стали примерными учениками.

Рыжего пригласили преподавать лесоведение и вести кружок «Повадки диких зверей». По выходным друзья собирались поболтать в норе у Лиса, угрюмый барсук хоть и ворчал, но не возражал.

Химик влюбился в актрису и забросил поиски необычного состава для роста волос, потому что ей он нравился таким, какой есть. Тем не менее, ему удалось запатентовать крем для сведения веснушек, что сделало его знаменитым в актёрских кругах.

 

Вот так и закончилась эта длинная история про одну из самых замечательных, самых необычных пород — таксу или «барсучью собаку».

 

А сейчас, позволь мне немножко отдохнуть, прежде чем я поведаю тебе новую историю.

 

Сказка 28. Бигль

БИГЛЬ ИЛИ ТАЙНА ГОНЧИХ ПСОВ

 

Мимо созвездия Девы,

Созвездий Льва и Весов

Несется по темному небу

Созвездие Гончих Псов.

 

Э. Асадов «Созвездие гончих псов»

Белоснежный щенок сидел, задрав голову, и любовался картиной безлунного неба. Там, высоко над землёй происходили разнообразные чудесные события. Вот пастух выгнал на звёздное пастбище своё стадо, а там юная прекрасная дева, прикованная к скале, замерла в ожидании страшного чудища, она не может повернуться и увидеть, что ей на помощь уже мчится благородный рыцарь. Ой, медведица потеряла своего медвежонка и, вытянув морду, напряжённо всматривается в бесконечные просторы, пытаясь разглядеть яркий талисман, Полярную звезду, которая всегда подсказывает ей, где искать маленького проказника…

 

Маленький мечтатель безотрывно наблюдал за далёкой звёздной жизнью, представляя себя среди этих далёких и таких недоступных жителей волшебного царства, называемого Вселенной.

Мать много рассказывала ему про обитателей небесных чертогов, называя эти истории легендами. Щенок ни как не мог понять почему? Ведь он каждую безоблачную ночь видит, видит всех персонажей этих сказок. Для него они живые, настоящие и как же обидно, что четворолапым, кроме Большого Пса закрыт туда доступ…

Но, что это? Стая поджарых грациозных псов с задорным лаем промчалась по ночному небу… Как? Собаки? Там?

— Бигль! Ты снова не спишь, ну, что за наказание! — вернул его на землю строгий голос.

— Мам, я видел космических собак, представляешь! — сбивчиво начал рассказывать щенок…

 

Что? Начала ли я рассказывать новую историю? Пожалуй, да, но не перебивай, пожалуйста, лучше просто слушай.

 

— Они пронеслись, как вихрь. Интересно, что они там делают, ты никогда не рассказывала мне, что собаки могут попасть на небо. Про Большого Пса я не говорю, но что это за свора так уверенно разгуливает среди ночных светил?

— Это…, это звёздные охотники, — мать подняла голову кверху и посмотрела на вожака, тот внимательно следил за их разговором, пытаясь удержать лапой огромное кучевое облако, которое, как пыльный бархатный театральный занавес, торопилось закрыть величественную сцену.

— Каждую ночь они устраивают гон, — продолжала она.

— Каждую ночь… — мечтательно протянул щенок. — А что нужно сделать, чтобы стать одним из них?

— Ну…, надо много тренироваться, иметь тонкий нюх, бежать по следу, не взирая ни на погоду, ни на усталость, ни на боль в лапах…, а главное надо знать секрет гончих псов.

— Расскажи, расскажи мне про этот секрет, — пёсик нетерпеливо вскочил на лапы, он затрепетал от предвкушения прикоснуться к великой загадке, глаза широко распахнулись и заблестели…

— Мне она не доступна, эту тайну строго хранят в клане гончих псов, чтобы её узнать надо стать посвящённым, стать членом их братства, — придумывала она для щенка новую легенду, краем глаза следя за неуклонно надвигающимися тучами, им уже удалось сломить сопротивление вожака, и они постепенно заволокли небесные дали вязким, липким киселём.

— А где же искать это таинственное братство?

— Ответ знает только Большой Пёс.

Малыш вскинул голову и…, хвост его понуро опустился. Густая пелена нависла над ними холодным влажным покрывалом.

— Я непременно узнаю эту тайну и обязательно буду гончим псом. — Уверенно прорычал Бигль ломающимся голоском.

Мать облизала его тёплым влажным языком и подтолкнула носом к будке, где сладко посапывали, прижавшись друг к другу братья и сестрички неугомонного малыша. Щенок рассеянно покрутился, устраиваясь поудобнее, сладко зевнул и провалился в объятия сна, который, как всегда, подкрался незаметно…

Собака ласково посмотрела на своего младшенького и аккуратно прилегла рядом, стараясь не потревожить деток.

«Ох, уж этот фантазёр Бигль! — подумала она. — За ним постоянно глаз да глаз нужен, никогда не сидит на месте, всё хочет узнать, всё изведать. Его задорно торчащий к верху хвостик всегда дрожит от нетерпения, вот и сейчас во сне он тоже куда-то спешит, носик принюхивается, лапки подрагивают. Теперь вон, что удумал, стать звёздным охотником». Она улыбнулась: «Но ничего на ближайшие несколько месяцев можно быть спокойной. Пришёл сезон дождей Мансун, и Большой Пёс ещё долго будет скрыт от глаз её мечтателя, а ведь больше никто не сможет ответить ему на вопрос, где искать гончих псов. За это долгое время малыш подрастёт и забудет о детских глупостях». Так, неспешно размышляя, она тоже уснула.

Как же собачка ошибалась. Время шло. Щенок рос, учился азам собачьей премудрости и больше не приставал к ней с расспросами, но каждую ночь перед тем как отправиться спать, он вскидывал голову к тёмному, недоброму небу и, отряхиваясь от капелек дождя, норовящих щелкнуть его по носу, ждал появления на небосводе знакомой фигуры.

И вот однажды глубокой ночью маленький пёс услышал:

— Бигль! Бигль, проснись! — он открыл глаза и увидел нависшую над ним лохматую седую морду вожака.

— Ой! — от неожиданности пискнул собакин и перевернулся на спину, отчаянно размахивая лапами, но тут же извернулся и, вскочив, затараторил.

— Уважаемый Большой Пёс, я так рад, так рад… Скажите, пожалуйста, где мне найти гончих псов, мне просто необходимо узнать у них секрет, чтобы стать звёздным охотником. Это моя самая большая мечта, я готов на всё, чтобы осуществить её. Скажите, скажите, не томите… — Малыш лопотал так отчаянно, с таким напором, что голос его то срывался на визг, то хрипло удушливо клокотал в горле. При этом, набычившись, он шаг за шагом бесстрашно наступал на огромную фигуру, заставляя Пса медленно отступать.

Старый мудрый четверолапый гигант, наконец, не выдержав натиска, присел, заткнул лапами уши, замотал головой, зажмурив глаза, и попытался вставить в этот нескончаемый поток вопросов хоть одно слово.

— Тише, ты всех перебудишь! — увещевал он настыру. — Для этого я и спустился с небес. Уже много дней я наблюдаю за тобой, не каждому на земле дано видеть тайны небесного бытия. Однако тебе открыто окно в наш мир, поэтому я и решил помочь. Держи эту волшебную косточку, она укажет тебе путь. Следуй за ней, и ты отыщешь гончих псов.

Вожак прочертил лапой в воздухе замысловатые знаки, и перед носом Бигля завертелась светящаяся косточка, на одном из концов которой была нарисована бегущая по следу собака.

— Но знай, тайна гончих открывается только упорному, бесстрашному и неутомимому сердцу. Ты будешь перебегать из своры в свору до тех пор, пока не узнаешь секрет или не прекратишь поиски. Готов ли ты немедленно отправиться в путь?

— Да-в, д-ав!

— Тогда с этого момента начинается твой гон, я буду следить за тобой. При свете солнца твой звонкий переливчатый лай укажет мне твоё местонахождение, тёмной ночью белый кончик твоего хвоста станет для меня ориентиром. Помни, высоко поднятый хвост или гон, как его теперь будут называть, символизирует у гончих готовность идти к намеченной цели, как только хвост твой поникнет, прекратится и сам гон, тогда ты никогда не станешь звёздным охотником. А теперь в путь! — и он тихонько подтолкнул Бигля.

Тот, осторожно ступая, подошёл к матери, на прощание лизнул её в нос, сверился по светящейся косточке с направлением, задорно поднял хвост и начал свой гон.

Мать, проснувшись, уже не застала своего беспокойного сына на месте, она укоризненно посмотрела на вожака, и тот поспешил вновь спрятаться за облаками.

Дни и ночи напролёт Бигль упорно шагал вперёд по незримому следу. Погода постепенно портилась, холодный пронизывающий ветер всё чаще окутывал собаку ледяным дыханием. На усах и бровях пилигрима образовался иней, уставшие лапы вязли в снегу, сил почти не осталась. Вокруг высились стволы вековых деревьев. Внезапно ноздри собаки защекотал призывный запах. Забыв обо всём, Бигль вильнул в сторону, налетев на торчащую из снега корягу. Из-под неё вынырнуло длинноухое существо, и резко оттолкнувшись задними ногами и совершив кульбит в воздухе, пропало из виду. Азарт овладел собакой и погнал за ловким акробатом. Бигль обиженно тявкал, но не останавливался, вскоре он нащупал след зверька, и в его голосе появились залихватские нотки. Погоня так захватила нашего путешественника, что через некоторое время он, не переставая, голосил от восторга.

Не знаю, как долго длилась бы эта погоня, и хватило бы у меня слов для её описания, только заяц, а это был именно он, внезапно остановился и, отдуваясь, произнёс:

— Хорошо, хорошо! Ты меня загнал, сдаюсь, где экзаменаторы? Ставлю тебе отлично.

Пёс недоуменно покрутил головой и заметил, что они вернулись к той самой коряге, под которой прятался косой. Рядом стояли рослые серьёзные псы:

— Ты кто такой? Зачем тебе понадобилось срывать экзамен? — сурово обратился к нему старший.

— Я Бигль, собака, которая ищет гончих, чтобы узнать у них секрет звёздной охоты. Большой Пёс дал мне светящуюся косточку, — он указал главе стае на свой путеводный компас и замер, его стрелка указывала прямо на стоящую перед ним собаку.

— Вы гончая? — замирая и не веря своему счастью, пролепетал Бигль.

— Да, мы русские гончие, и ты сорвал нам экзамен, но раз тебя послал сам Большой Пёс, то милости просим.

В тёплой уютной будке нашего странника обогрели, накормили вкусной похлёбкой и приготовились слушать. Когда маленький пёсик поведал гончим, зачем он искал их, они призадумались:

— Так ты хочешь узнать наш секрет? — собаки недоумённо переглянулись. Сердце Бигля затрепыхалось в груди: «Неужели они не откроют мне тайну? Как же мне уговорить этих гостеприимных хозяев».

— Что ж нам нечего скрывать от тебя, отдохни, отоспись, а при наступлении сумерек мы разбудим тебя и возьмём с собой, завтра как раз наступает время нашей звёздной охоты.

На том и порешили. Малыш был уверен, что не сможет уснуть, но усталость сморила его, тепло, идущее от печки, убаюкало, и вскоре он сладко посапывал, вытянувшись у камелька.

С наступлением темноты, как и было обещано, его разбудили.

— Малыш, — обратился к нему старший, — понимаешь, секрет гончих не объяснить словами, его можно только увидеть. Постарайся не отстать от нас, тогда, возможно, тебе и повезёт. И вот ещё, накинь на себя попонку, она сбережет тепло, и все вокруг будут знать, что ты сдал экзамен по преследованию зайца, кроме того сделает твою белоснежную шкурку более похожей на окрас гончей собаки.

С этими словами он набросил на Бигля покрывало, которое мягко опустилось на собаку, прикрыв заодно и его задорно торчащий гон, оставив при этом нетронутым белоснежный кончик.

Всё было готово, ночь неслышно расправила свои тёмные крылья и опустилась на землю.

Собаки радостно взвизгнув, устремились вперёд, их длинные сильные лапы несли их словно по воздуху. Куда там Биглю было за ними угнаться на коротеньких ножках, он успел только увидеть, как стая скрылась за косогором и показалась уже на небосводе недалеко от Волопаса, который приготовился доить Капеллу — звёздную козочку, чтобы получить волшебное молоко. «Ав-у-у-у! Ав-ав-гав!» — еле слышно доносилась до земли их песня…

От разочарования хвостик собачонка дрогнул, шевельнулся и… замер. Он, конечно, ничего не успел заметить, но и сдаваться Бигль не собирался, он знал, что на свете существуют ещё гончие, поэтому решил попытать счастья в других сворах. Волшебная косточка, словно почувствовав настроение своего хозяина, весело завертелась и указала ему новый путь.

Топ, топ-топ по тропинкам, чавк-чавк-чавк по болотам, плюх-плюх-плюх лапами по воде… Вперёд, только вперёд и не останавливаясь…

Много разных псов встречалось ему по дороге. Последнее время при разговоре они странно раскатисто рычали, но гончие среди них не попадались. Наш малыш совсем было пригорюнился, уши уныло повисли, когда порыв ветра донёс до него чарующие, ни с чем несравнимые звуки собачьего хора. Бигль замер, боясь упустить хоть одну нотку из этого необыкновенного концерта.

Над землей летела, билась и трепетала песня… На фоне тихого хорового бурчания, одна из собак внезапно вскрикивала высоким дисконтом: «Ах!» — затем замирала, словно набирая в грудь побольше воздуха, и заливалась страстным напевом полным темперамента и напора: «Ай, ай-ай-ай! Ай-и-и-и!» Ей вторили другие голоса, перетекая из мягких теноров через тягучие альты прямо в глухие, хрипловатые басы. Небольшие паузы, позволяли Биглю всхлипнуть от упоения, чтобы с рождением нового яркого вызывающего звука снова проваливаться в бездну восторга… Он и не заметил, как стал подтявкивать и подвывать в унисон. Лапы самостоятельно понесли его навстречу этому манящему феерическому песнопению…

Среди редких лиственных деревьев пёс заметил вдалеке конный экипаж охотников: верховых в специальных одеждах, с надетыми через плечо охотничьими рогами для подачи сигналов, некоторые держали в руках короткие пики. В шорохе листьев протяжно протрубил рог: «Тууу-то», — и Бигль словно очнулся после продолжительного магического сна.

Волшебная косточка пульсировала и подрагивала, гончая на её конце призывно светилась. Навстречу неутомимому путешественнику потянулась из леса возбужденная охотой, усталая, но довольная свора трехцветных собак. Они негромко перелаивались между собой:

— Удачный сегодня день, славно повеселились.

— Да, только р-р-рановато доезжачий дал отбой. Мы бы еще погоняли эту своенрр-равную косулю…

— Что ж, по тр-р-радиции лучшему звер-р-рю достается помилование…

— Ну, ничего… у нас впер-р-реди…

Путешественник кинулся им на встречу:

— Простите, вы гончие? — с надеждой поинтересовался он.

— Да, мы фрр-ранцузские гончие, что случилось малыш?

— Я ищу секрет звёздных охотников, русские собаки пытались мне помочь, даже наградили меня, — сбивчиво затараторил вислоухий пёс, — но они не бежали, они мчались над зёмлей, и я не успел, — тут Бигль повесил нос и пробормотал, — не успел ничего рассмотреть и понять.

— О-ля-ля! — прищёлкнул языком предводитель стаи. — Да ты оказался неровным им по ногам, но мы это испр-р-авим. В нашем селении пр-р-роживает стар-р-ая Выжловка, у неё есть специальное снадобье и заговор-р-р для укр-р-р-епления собачьих лап.

— А секр-р-рет? — робко проронил Бигль, невольно передразнивая вожака. — Выжловка откроет мне тайну?

— Сначала пррриведем в порядок твои лапы.

Так за беседой они притрусили на большой, просторный двор, где стояла невообразимая суета: расставляли столы, накрывали скатерти, ноздри щекотали пряные ароматы… Однако вожак прошагал мимо и остановился перед небольшой будкой:

— Бабушка, я гостя привёл, ему необходимо твое чудодейственное искусство, — вежливо пролаял он в глубины домика.

— Почему не помочь, добро пожаловать, — прошелестел низкий гортанный голос.

И не успел Бигль ничего ответить, как его втолкнули в темноту. Когда глаза его освоились, он заметил перед собой худую, сгорбленную собаку, глаза её слезились, но смотрели на маленького пса прямо и с интересом.

— Значит, ты хочешь стать гончей? Путешествуешь по свету за волшебной косточкой в поисках чуда?

— А, а откуда Вы знаете? — растерялся собачонок.

— Нам ведуньям открыты собачьи помыслы. Ты вот присядь у очага, а я приготовлю волшебную мазь Бегунец.

Старуха, бормоча себе под нос, принялась что-то растирать в ступке, активно орудуя пестиком. Затем она велела Биглю прилечь на соломенную циновку и стала, приговаривая, втирать в его лапы коричневатую смесь:

 

Мать, сыра земля,

Силу дай для пса.

Лапы укрепи,

С ветром подружи.

 

Постепенно белые лапы стали приобретать рыжевато-багряный цвет, только носочки остались белыми, как и кончик хвоста Бигля. С каждым прикосновением мышцы наливались мощью и крепостью.

— Что ж, пожалуй, хватит, — сказала Выжловка и заглянула в ступку. Колдовского снадобья там было в избытке. — Эх, не пропадать же добру.

И она быстро принялась обмазывать голову и висячие уши малыша:

 

Награди умом

Слухом и чутьём.

В тайну посвяти,

К звёздам приведи.

 

Когда земляной крем закончился, старушка устало опустилась на циновку.

— Всё, малыш, можешь идти, теперь у тебя лапы настоящего гончего пса, тебе под силу загнать любого зверя. Ступай, да поможет тебе Большой Пёс.

Как только Бигль высунул нос из домика старой ведуньи, французские гончие тут же потащили его к накрытому столу. Чего там только не было: и разнообразные сорта сыра, и сочные антрекоты, и румяные омлеты, и душистые котлеты. Изюминку угощения составляли лягушачьи лапки под лимонным соусом и виноградные улитки с зеленью и пряностями. От такого изобилия яств у нашего пёсика даже слюна с языка закапала.

— Сегодня мы празднуем фест ноз или «ночной праздник», так в нашей стае издревле повелось отмечать начало звёздной вахты. Танцы, песни, вкусная еда, но как только на небосводе засияет пояс Ориона, мы отправимся на звездную охоту. А там, смотри всё примечай, может быть, ты и узнаешь великую тайну гончих псов.

 

Веселье было в полном разгаре, когда вожак подал сигнал, и стая понеслась. Маленький Бигль чувствовал необыкновенную силу и легкость в лапах. «В этот раз я ни за что не отстану», — уверенно думал он. Собаки бежали и бежали, наращивая темп, упрямый малыш не выпускал их из виду. В темноте послышался шум волн, разбивающихся о берег, но собаки не останавливались, продолжая свой гон. Одна за другой они резво взмывали над водой и продолжали свой бег уже среди безбрежного океана Вселенной…

Бигль опешил, растерялся и резко затормозил у кромки воды. Он плюхнулся на мокрый песок, поднял нос к небу и обиженно завыл. Большой Пёс, который внимательно наблюдал за ним, огорчённо покачал головой и отвернулся.

«Как же так? Ничего не понимаю, — уныло размышлял собачонок. — Неужели я никогда не стану настоящим гончим псом?»

Он заметил, что волшебная косточка вертится над морской гладью и манит его за собой. «Эх, была, не была», — мотнул лобастой головой пёс и шагнул в пучину, он отчаянно забил по воде лапами и скоро уверенно поплыл за своей «путеводной звездой».

Много ли времени прошло мало ли, никто не засекал, только пловец благополучно достиг берега и выбрался на сушу. За спиной остался длинный водный рукав или Ламанш. Биглю казалось, что он отдал все силы, преодолевая эту преграду. Неожиданно мимо его носа проскользнул рыжий зверь, какая-то невидимая пружина распрямилась в груди собаки, подбросила его на уставшие лапы и выстрелила крепкое сбитое тело в погоню за добычей. Сзади на него накатывал своей мощью слаженный хор собачьих голосов. Наш герой присоединился к его яростному пению и ещё быстрее заработал лапами. Он нёсся по следу, упоённый азартом преследования, ничего не замечая вокруг. В мире остались только он, зверь и бег. Как только не петляла лисица, стараясь запутать след и пытаясь оторваться, но Бигль не отставал и не выпускал её из виду. Постепенно уставшая плутовка стала замедлять ход и вскоре остановилась и без сил упала на землю. Пёс опустился рядом. Так их и нашла стая некрупных крепко сложенных собак. Перед носом Бигля заметалась, ярко вспыхивая, волшебная косточка, в пылу гона он совсем забыл про неё. От стаи отделился вожак:

— Разрешите представиться — английская гончая или фоксхаунд. — Он протянул Биглю лапу. — Хорошая работа! Поздравляю! Ты настоящий гончий пёс!

Бигль ответил на лапопожатие:

— Я просто Бигль, а не гончая, — смущенно промямлил он.

— Что за чушь! — нахмурился пёс. — Я, конечно, старый, но не слепой. На тебе попона русских гончих, а значит, ты сдал экзамен по преследованию зайца. Лапы твои впитали заклятие старой французской Выжловки, а в сердце горит огонь настоящего преследователя.

— Но я так и не узнал секрет гончих, — пристыжено проскулил собачонок. И поведал убелённому сединами фоксхаунду историю своего путешествия.

— Подожди, подожди. Я не понял, так ты хотел стать гончей и попасть на небо?

— Я надеялся стать звёздным охотником, но так и не узнал вашей тайны.

— Послушай малыш, я расскажу тебе историю гончих псов.

— Давным-давно, когда Большой пёс распределил собак по породам и составил Великую Родословную, мы попали к Ориону. Он был самым лучшим охотником в человеческой стае — сильный, смелый, ловкий, ни один зверь не мог убежать от его стрелы. Ни один, кроме златорого Тельца, которого не брали волшебные стрелы Ориона. Однажды, преследуя быка, мы загнали его на вершину каменного утёса. В колчане оставалась последняя стрела, Орион натянул тетиву… Телец, видя, что у него нет возможности спастись, оттолкнулся от мшистых камней и… взлетел в небо. Его копыта, удаляясь, застучали по звёздам Млечного Пути. Отбросив ненужный лук и выхватив палицу, Орион вскричал:

— Что же вы застыли, как каменные изваяния! Вперёд мои верные псы! Наша погоня ещё не окончена… — И бросился за быком, размахивая оружием.

У нас не было выбора. Все мы поклялись в верности своему хозяину. Взвыв от страха, от отчаяния, наша стая рванулась за своим охотником, и произошло чудо. Мы оказались в небесных чертогах и понеслись от звезды к звезде, продолжая начатый на земле гон…

— Вы догнали златорогого Тельца? — затаив дыхание, спросил Бигль.

— Нет, малыш. Там в звёздном мире, свои законы. Там мы обречены вечно бежать во след упрямому быку, повинуясь зову азартного Ориона…

Мы бы остались там навсегда. Однако Большой Пёс повелел нам вернуться назад. Он сказал, что на земле нас ждут другие охотники, которым тоже нужны верные помощники. Но повелел, чтобы каждую ночь одна из стай гончих собак поднималась в небеса нести свою звёздную вахту.

— А секрет…?

— Ты так ничего и не понял? — прорычал фоксхаунд. — Нет никакого секрета гончих псов.

— Значит мне никогда не стать звёздным охотником? Большой Пёс посмеялся надо мно-о-у-о-й!!! — безнадежно завыл малыш.

— Глупый, маленький Бигль. — Гневно тявкнул старый вожак. — Секрет не в гончих, секрет в твоей голове.

— В моей голове? — собачонок поводил носом, почесал за ухом, высунул язык и непонимающе уставился на фоксхаунда.

— Большой Пёс отправил тебя на поиски тайны. Ты успешно прошёл все испытания. Неудачи не остановили тебя. Ты выучил ведущую партию в собачьем хоре. Ты переплыл океан в погоне за мечтой. Ты ни разу не прервал свой гон и не опустил в отчаянии хвост. Бигль, ты стал гончим псом, а настоящую гончую не остановит никакое препятствие! Ты хочешь быть звёздным охотником — так стань им! — пёс поднялся и потрусил прочь, оставив маленького путешественника наедине со своими мыслями. Волшебная косточка сияла у Бигля над головой.

Смеркалось. На небосводе робко зажглась первая звёздочка и заморгала, ободряя и призывая, к себе маленького пса. Бигль поднялся на свои крепкие, выносливые лапы, задрал хвост, заливисто гавкнул и помчался навстречу этой манящей жительнице Великих чертогов, наращивая темп и увеличивая скорость… Он увидел, как там высоко над головой забил копытами златорогий Телец. Затаился под кустом крошка Заяц, величественно поднял голову Единорог и… заулыбался во всю пасть Большой Пёс…

 

Что? Ты спрашиваешь, стал ли Бигль звёздным охотником? Конечно. Там в Небесном королевстве недалеко от Большого Пса зажглось новое созвездие. Присмотрись к нему хорошенько, и ты узнаешь нашего старого знакомого. Да, да — это Малый Пёс: веселый, выносливый и неутомимый Бигль. Он хотел быть звёздным охотником и стал им. Ведь, если к чему-то очень стремишься, то обязательно добьешься! Помни об этом.

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 399.