ПЛАЧ НА СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ДЖУАНШЕРА

[***] О, дух искусства Божественного слова,

Сочини же ныне печальные элегии,

Чтобы голосом скорбным и дрожащим

Оплакивать непрестанно нашу тяжкую утрату.

[***] Великое крушение произошло в стране Восточной,

И гул разрушения разнесся по всей земле,

Народы и племена да услышат глас мой,

И все земнородные да горюют со мной.

[***] Сокрушен утес могучий и живой,

И стена неприступная развалена.

Сокрушена разумная башня.

Ограда строения разрушена до основания.

[***] Покой наш обратился в горькие вопли,

Орды разбойничьи осадят нас теперь,

Ибо разрушено славное царство,

И луч дивной власти нынче погас.

[***] Сбылись над нами все те проклятия,

Которыми грозил пророк Исайя.

В день праздника воздвижения Креста Господня

Ввергли нас в скорбь и великое горе.

[***] Вырыли безвыходную бездну гибели

Чтобы властелина доброго столкнуть в нее

Дух заблуждения убийцами водил.

И коварно скрывали западню смерти.

[***] Сидел он молча, как лев в логовище своем,

И в страхе, онемев, дрожали враги.

А князья и родоначальники все

С трепетом и любовью повиновались ему.

[***] По всей земле пронеслась слава его,

Имя его долетело во все концы света,

Силу разума его и гениальную мудрость

Вся вселенная торжественно прославляла. [118]

[***] Император греческий и царь страны южной

Рады были узреть владетеля [Алуанка].

С радостными приветствиями принимали его,

Почестями и славой венчали его.

[***] Но вот нежданно обрушилась беда.

Неотступный разврат предстал перед нами.

Прогневали Творца своими проступками,

И предал Он гибели правителя страны.

[***] Удалились прочь хранители его.

Силы небесные покинули его,

Ибо Господь удалился в тот черный день,

Оставив его злодею на попрание.

[***] Искуситель-враг свою натянул тетиву,

Отточив, как меч, коварство свое,

Жестоко, смертельно изранил его ночью,

Как было истреблено племя Моава.

[***] Коварно отведя в сторону князя,

Безжалостно наносил он рану за раной.

Ты был горд и прославлен среди племен вселенной,

И строго наказывал тех, кто тревожил тебя,

Но вот изменило солнце свой путь,

И восстали на тебя сыновья твоих слуг.

[***] То злое рождение, что согрешил ему,

Сын беззакония, истерзавший его,

Окутанный проклятием да пойдет он по свету!

Блуждать и скитаться ему, как Каину.

[***] Преграждены да будут тропы его бегства,

Хищные птицы да кружат над его головой,

Пусть вороны из ущелья устремляются за ним,

И звери хищные поджидают его.

[***] Да будет послан ему огонь Ирода,

Пусть страшные муки воспламеняются в нем,

Да родятся в нем и черви и мошки

И снедают тело убийцы владыки своего.

[***] Рука, поднявшаяся убить господина,

И ноги поправшие образ его дивный,

Да покроются проказой и иссохнут,

И моль снедающая да источит его.

[***] На покой лечь ему под тенью терновой,

Детеныши ехидны да ужалят его.

Яд василиска да вольется в него,

И потрескается страшно вздутое тело. [119]

[***] Был нам лампадой истинного мира,

Был кормчим, покоряющим бешеные волны,

Наш доблестный [князь] Джуаншер,

Усмиряющий гнев пленителей всяких 143.

[***] Слова мудрые сыпались из уст его, как жемчуг,

И жизнь его была чиста и светла.

[***] Просыпался ото сна, как львенок по утрам,

И, хватая, раздавал куски мяса овнов.

[***] Телом он дремал, но бдящей душой

Храбро вел колесницу Ареса меж звездами,

Неся [в руках своих] цветок мудрости.

[***] Дары благоверия обильно лились, как кровь из бока Иисуса

А из лона его, широкого, как море

Бессмертия исходило благоухание, как от Духа Святого.

[***] Стенания мои не плачь русалок или страусов,

Но горький вопль амбаруев 144 по детенышам своим,

По вас, оставшимся в покинутом им городе.

[***] Исключить бы из времени эти горькие дни,

Этот день, когда настала твоя печальная смерть.

Иссохнуть бы тому, кто истерзал тебя.

[***] Ты солнцем ярким был для нас, немеркнущим светом;

Какая ночь теперь несусветная тьма!

Какое непроницаемое тело закрыло твое лицо,

Бросив на нас, твоих ближних, нерассеиваемую тень!

[***] Охвачен пламенем, сгораю я в тревоге, видя,

Твой высокий трон, лишенный тебя.

[***] Твой уход закрыл путь утешения

И потому льют ручьи слез очи мои,

Горем израненные, оплакивающие тебя.

[***] Твои любимцы сгорают любовью твоей.

И помнит любовь твою каждый;

О, если б было можно нам как ладану благоуханному

Вскуриться на могиле твоей.

[***] Утеряна корона наша, сокрушен престол,

И слава дивная захоронена с тобой.

[***] Тивериадский залив и горы Ливана,

Что наслаждались твоим образом [дивным],

[Теперь], слившись в единое око, обращенное к ветру северному,

Спрашивают о тебе. Но нет тебя.

И гунны рубят топором гранатовые деревья. [120]

[***] Многие венценосцы оделись в траур по кончине твоей.

И покрылись пылью ложа новобрачных.

[***] Все плачут и рыдают, и горькие льют слезы.

[***] Иссыхают страдая, пребывая в пустыне,

Как пернатые, потерявшие своих птенцов.

[***] Спешат сбросить с себя опороченную славу,

На твоем примере убеждаясь вновь и вновь,

Что никому не дано остаться на этом свете.

[***] Хотелось бы еще многое сказать страдая неустанно,

Но слаще всего почить с тобою.

ГЛАВА XXXVI

О ВСТУПЛЕНИИ ВАРАЗ-ТРДАТА НА КНЯЖЕСКИЙ ПРЕСТОЛ ДЖУАНШЕРА. ГУННЫ МСТЯТ ЗА СМЕРТЬ ЕГО. [ВАРАЗ-ТРДАТ] ЗАКЛЮЧАЕТ МИР С ГУННАМИ

Затем, когда прошла печаль, утихло горе, и мучительное бедствие было несколько позабыто, все князья страны этой — нахарары и родоначальники, наместники, правители, вельможи пришли к великому архиепископу Елиазару думу думать о мире и благе страны Алуанк. Заботясь о власти в стране, они единодушно избрали одного нахарара, возвеличенного императором в сан апуипата патрикия, по имени Вараз-Трдат сына Вараз-Перожа, брата Джуаншера. Католикос и князья страны в единодушном согласии спешили как можно скорее завершить это дело. И тут же все вельможи распустили свои знамена с изображениями зверей, протрубили в трубы, подняли его на щит с золотым пупком и трижды подбросили его [вверх] восхваляя его.

Вот таким образом с превеликим ликованием, передав ему сан первого князя отеческого престола, они преподнесли новому правителю дары и подарки. Доблестный Вараз-Трдат еще прежде отличался своей мудростью, относясь ко всем с любовью и заботой. А когда достиг он престола правителя [страны] своими мудрыми и ласковыми словами, покорил и склонил к себе, сердца всех, хотя некоторые его родичи и завидовали ему, и вынашивали бесплодные мысли. Терпеливый, кротостью своей он подчинил себе страну в пределах прежнего владычества и скоро завладел также славной столицей Партавом.

В то самое время полководец и великий князь гуннов Алп-Илитуер, взяв с собой многочисленное свое войско и прибывших из разных мест страны Говг доблестных людей, вооруженных военачальников, со знаменами, отрядами лучников и щитоносцев, а также всадников, одетых в латы и шлемы, вторгся в страну Алуанк и стал опустошать [области] у подножия великих Кавказских гор и поселения гавара Капалак, как бы мстя за кровь Джуаншера. Сам он во главе своей многочисленной дружины пролетел через долины и, переправившись через реку Куру, перешел в гавар Ути, и стал сгонять людей и скот из того [121] гавара, грабил и угонял всех в полон. Затем все они [гунны] возвратились и расположились лагерем в долине у пределов Лпинка.

Князь же Алуанка Вараз-Трдат, узнав о том, что многочисленные полчища [гуннов] беспощадно разрушают все, грабят и уводят в плен [народ], весьма огорчился и пришел в недоумение. Затем отправил он к князю гуннов великого епископосапета Елиазара, чтобы через него выразить ему свою верную покорность и любовь, которую он [Вараз-Трдат] питал к нему, как к любимому брату, и передать, что они не причастны к убийству Джуаншера, и это преступное злодеяние совершено рукою одного подлого и мерзкого человека. Все это передал католикос Алуанка князю гуннов, добавив еще много изречений божественных, незнакомых тому, приблизив его тем самым ко страху и любви к Богу, склонив его к миру и нерушимой дружбе. Так он [Елиазар] убедил князя гуннов стать защитником и подмогой власти его [Вараз-Трдата]. И тот, [сняв лагерь], вернулся в свою страну.

ГЛАВА XXXVII

О ПРЕУСПЕВАНИИ ВАРАЗ-ТРДАТА И ПОЛУЧЕНИИ ГАhА И ПАТИВА ОТ [ПРАВИТЕЛЕЙ] РАЗНЫХ СТРАН. КОНЧИНА ДАВИДА, ЕПИСКОПА МЕЦ КУЭНКА. ПРЕСТОЛ ЕГО ЗАНИМАЕТ ИСРАЭЛ, СДЕЛАВШИСЬ ДОБРЫМ ПАСТЫРЕМ

После этого Вараз-Трдат, милостью Божьей избранный князем, день ото дня преуспевал в управлении страной. Могучим и царственным властелином тачиков он был утвержден на [княжеский] престол, получил право быть наместником Восточного края и властвовать над всем царством Алуанк и гаваром Утик. Побеждая и подчиняя себе всех, он радостно и твердо правил в своих пределах. В это самое время присоединился к отцам своим hайрапет Мец Куэнка блаженный Давид, который за свое рвение к добру был прозван добрым на земле, а на [небесах] сделался участником торжеств ангелов. Так как паства его осталась без пастыря, а церковь [пребывала] в печали, то благочестивый князь Алуанка посоветовался со своим полководцем и с католикосом [Алуанка] и со всеми епископами и нахарарами, чтобы поскорее осуществить божественное таинство, и говорит: «Давайте этого избранника Божьего Исраэла, мужа добродетельного назначим на престол божественного блюстителя в гаваре Мец Колманк 145, чтобы просвещал он их как мудрый законоучитель, согласно повелению Божьему». А он [Исраэл] хотя вначале противился, но когда принудили его княжеским повелением, не стал дальше упорствовать, вспомнив апостольские слова: «…Если кто епископства желает, доброго дела желает» (1 Послание к Тимофею 3, 1), а также вспомнил он видение, явившееся ему в юные годы в святой церкви в городе Валаршапате, и потому, воскликнув, сказал: «Да исполнится воля Божья».

Тогда князь срочно отправил мужей старейших из числа главных нахараров, чтобы они немедленно доставили к нему [Исраэла]. Те, прибыв в гавар Миджнарцах, нашли его в своей обители, в Глхованке. Там и был созван собор иереев епархии. Затем оттуда они были снаряжены в путь о соответствующей грамотой и [вместе с Исраэлом] [122] прибыли к католикосу и князю Алуанка и представили им воспитанного в святости Исраэла в монашеском облачении. Взяв похвальные грамоты паствы [католикос и полководец] заключили соглашение между сторонами, которое затем скрепили печатью полководец и нахарары 146.

Оказав ему [Исраэлу] нужные почести, католикос рукоположил его в епископы гавара Мец Колманк и отправил его в свой гавар с многочисленной свитой и с грамотой о посвящении. И прибыл он в прежний епископосаноц [в кафедральную церковь], называемый Талдзанк [***] 147, где был встречен сопрестольниками своими, старейшинами и всем народом с пышными почестями. [А сам Исраэл] проповедовал свое учение лучше, чем кто-либо прежде. Взяв крест славы, простирая руки, он возносил Богу молитвы о благе страны своей. И был он славен своим воздержанным благочестивым образом жизни, объезжал все гавары своей епископии и силой наставнического дара утверждал население в соблюдении заповедей православной веры.

Таким вот образом и примером своим он осуществлял богоучение, еще более озаряясь любовью Христа.

ГЛАВА XXXVIII

Дата: 2018-09-13, просмотров: 15.