УВЕРОВАНИЕ ВЕЛИКОГО ПОЛКОВОДЦА ТОБЕЛЬЦЕВ В ХРИСТА, ЧТО ОН ЕСТЬ БОГ, И О МУЧЕНИЧЕСТВЕ ЕГО ВМЕСТЕ С СЫНОВЬЯМИ, ВОИНАМИ И СОНМОМ СВЯЩЕННИКОВ ОТ РУКИ СВОЕГО ЖЕ ЦАРЯ В СТРАНЕ АЛУАНК

Когда свет истины достиг сердца приближенного к Богу князя Теофила 128, он велел распустить пленных, сам же утром в день Пасхи со святыми священниками и многими другими верующими и Агистросским полком двинулся в путь. Прибыл он в гавар Ути и разбил свой лагерь на берегу Куры, близ гавани у моста Зомакатак. Между тем великий царь росмосоков со всем своим войском вернулся после набегов с многочисленными пленными и несметной добычей, переправился к тому времени через Куру с восточной стороны и разбил лагерь напротив, на другом берегу. Дьявольски исступленно он приказал принести жертву своим богам, как в дни празднеств в капищах. Увидев это, украшенный Христом Теофил и полк Агистросский в свою очередь согласно правилам христианской веры, с благословения святых священников, принесли жертвы Богу, а свои знамена украсили изображением креста. Тогда огорченный и раздраженный дэвами царь варваров, свирепый и беззаконный, велел позвать к себе святого полководца Теофила вместе с тридцатью другими мужами. И стал он говорить с ним сперва ласково, а потом разгневанно и сказал: «Был ты любим в нашем царстве и, побеждая доблестью своей, был весьма чтим мною, за что и предпочтен всем остальным и прославлен, имея начальство над третьей частью войска моего. Зачем же ты оставил благородных богов своего народа, которые дали нам победу в этих набегах? [Зачем] ты восстал со своими воинами против меня и теперь поклоняешься Богу, [64] которого мы не знаем? За это, если ты не принесешь жертву нашим богам, то будешь казнен, а с тобой и твои воины».

Ответил исповедник Христа, храбрый полководец Теофил царю: «Мудрость человеческой жизни есть дитя добродетели. А добродетель с добрыми делами — мать богопочитания. И вот, если ради умножения славы, Христово рождество слилось с нашим существом, и мы благодаря свету познали Бога творцом небес и земли, единосущую святую Троицу, которая по благости своей пожелала освободить нас от вредного [поклонения] гнусным идолам, то неужто ты можешь запретить нам небесную благодать, или ты хочешь сравнить вашу мимолетную почесть с божественной почестью? Или ты думаешь устрашить нас своими угрозами, чтобы мы, оставив Бога, выбрали преходящую жизнь и служили немым идолам?» Тогда рассвирепел, зарычал царь и велел немедленно пытать до смерти святого полководца Теофила с его тридцатью сподвижниками и святыми священниками, которые мужественно перенесли эту битву на поприще подвижничества и добрым мученичеством своим приняли венец победителя. Так, святой исповедник Теофил вместе с сонмом священников и тридцатью воинами перенеслись в небесную обитель.

Увидев это, блаженные Мовсэс и Анерологис, сыновья святого полководца Теофила, Агистросский полк и остальные, обратившиеся [в христианство], бросились к своим коням, чтобы спастить бегством от беззаконника — царя, считая за лучшее быть преследуемым ради Христа, нежели жить нечестивой и преходящей жизнью. [Они] предпочли поругание ради Христа отцовским сокровищам. И двинулись они к югу и добрались до высокой вершины больших гор, которые окружали многие гавары страны.

Тогда по приказу безжалостного царя от войска гуннов отделились отряды воинов и погнались за беглецами. Догнав [и окружив] их на вершине горы, они старались всякими уговорами [вновь] склонить их к поклонению идолам и повиновению царю. Но убедить их им не удалось, и на том же месте они предали их мечу. Так закончили свой путь [земной] святой Мовсэс, с блаженным братом, вместе со всем христолюбивым Агистросским полком. Приняв от Христа венец мучеников, они засияли немеркнущим светом с севера, обретя бессмертную обитель со всеми святыми. Аминь.

Завершилась первая книга Истории страны Алуанк.

Комментарии

90. В тексте: ***. Смысл этой фразы трудно уловить, и поэтому переводчики перевели ее по-разному и неверно. К. Патканян, например, перевел: Проснувшись от сна он себе сказал: ты пошел рано в церковь. А ведь Хочкорик еще не был в церкви. После ужина иерей Иакоб пошел в церковь вместе с другими двумя иереями, а не с Хочкориком. Во-вторых, святые, явившиеся Хочкорику в видении, сказали ему: Пойди в церковь, значит он еще не был в церкви. В-третьих, как следует из последующих событий, и Хочкорик, и иерей, увидевшие одно и то же видение, спешили сообщить друг другу об этом: Иерей вышел из церкви, а Хочкорик направился к нему в церковь, зная что он там. Они встретились, рассказали обо всем друг другу и лишь после этого, все вместе — иерей Иакоб, Хочкорик, два других иерея и двое юношей — двинулись к церкви. Стало быть, и речи быть не может о том, что Хочкорик пошел рано в церковь. Как нам кажется, вернее было бы перевести рано лег... Английский перевод Ч. Довсета также неверен.

91. В тексте *** горцакалами, как отмечает Н. Адонц, назывались нахарары занимавшие какую-либо государственную должность при армянском дворе, как, например, *** — спарапетство, hазарапетство, ***, т. е. горцакалство. главного судейства и т. п. (см. Н. Адонц, Армения в эпоху Юстиниана, СПб., 1908, с. 444-447).

92. Как было сказано выше (коммент. 65), о гибели Григориев на поле Ватнеан *** подробно рассказывают и другие армянские историки — Мовсэс Хоренаци и Фавстос Бузанд. Очевидно, здесь Мовсэс Каланкатуаци имеет в виду этих авторов.

93. Иоhан Мандакуни — армянский католикос в 478-490 гг. Автор многих церковных сочинений и назидательных речей. В 485 г. перенес католикосский престол в Двин. Основатель монастыря в Текоре, о чем свидетельствует надпись храма — древнейший эпиграфический памятник армянской письменности. Надпись на южном тимпане храма гласит: *** «Саhак Камсаракан построил сей мортирий во имя св. Саргиса в свое заступничество и всего рода своего и супруги своей и чад своих и любимых. Основана сия обитель Иоhаном, католикосом армянским, и Иоhаном, епископосом Аршаруника, и Тайроном, настоятелем Текорского монастыря, и hазарапетом Мананом».

94. В тексте: *** буквально: я покажу тебе обозначенное место, как и перевел К. Патканян. Так перевел и В. Аракелян — ***. Мы, однако, решили, что смысл предложения нужно передать более точно, потому и перевели: где установлен крест. Думается, мы имели на это право, так как чуть ниже, рассказывая события следующего дня, сам автор употребляет слово крест. *** — все вместе пришли к кресту и на том месте разбили царский шатер.

95. В тексте: ***, в рукописях имеется ***, должно быть *** — сосуд, употребляемый во время литургии.

96. Епископосапет — ***, то же, что и католикос или hайрапет. В армянских нарративных источниках так именуется глава армянской церкви. Иногда глава армянской церкви сам себя называл просто епископом, как, например, католикос Гют в послании к царю Алуанка Вачэ (см. гл. XI).

97. В тексте: *** — старшего епископосапета Шупhалишо. Словосочетание *** — старший, главный епископосапет (как перевел К. Патканян) Б. Улубабян считает недоразумением, ибо епископосапет уже означает глава епископов, старший среди епископов. Замечание Б. Улубабяна считаем верным, поэтому в нашем переводе пропущено слово старший (см. ***).

98. В тексте: ***, по контексту здесь речь идет о пророке Илии. Переводчики оставили как в тексте: Елисей, Elicha, ***.

99. В тексте и во всех рукописях слово *** — апостолы во множественном числе — апостолов. Следует, однако, исправить *** — апостол, поскольку здесь, как известно, речь идет об апостоле Петре (Деяния, 9, 39-40).

100. Собор в Алуэне — точная дата созыва Алуэнского церковного собора не указывается в армянской историографии. В научной литературе собор датируется 488 г. Это мнение разделяет большинство ученых — К. Патканян, М. Орманян, С. Еремян и др. Новую дату предложил С. Ованнисян. Полагая, что деятельность Вачагана II ошибочно приписана Вачагану III Благочестивому, он находит, что Алуэнский собор мог быть созван между 372-387 гг. (см. ***). С этим, однако, не согласен Б. Улубабян. Он особо подчеркивает, что поскольку среди участников Алуэнского собора упоминаются Шупhалишо — епископ Партава и Маттэ — иерей из Партава, для отрицания историчности которых нет никаких оснований, то Алуэнский собор мог быть созван лишь после 459 г. (первый год воцарения Пероза), по повелению которого, согласно «Истории страны Алуанк», был построен город Партав, первоначально названный Перозапатом (см. ***). Каноны, утвержденные собором в Алуэне, отражают социально-экономическое и правовое состояние средневековой Армении, в частности, Северо-Восточного края Алуанка, а также отношения между церковью и паствой. Они дошли до нас также в составе «Свода канонов армянской церкви», как отдельная группа под заглавием «Каноны царя Алуанка Вачагана» и издавались на древнеармянском языке (см. ***). Каноны Алуэнского собора в большинстве своем основываются на постановлениях предыдущих соборов армянской церкви, в частности, Шаhапиванского (443 г.), а также на канонах армянского католикоса Саhака Партева (387-439 ). Вместе с тем они отражают и местные особенности, связанные с экономической жизнью и традициями Северо-Восточного края Армении.

В последнее время некоторыми исследователями высказано мнение, будто «История страны Алуанк» первоначально была создана на «албанском» языке, а затем уже переведена на древнеармянский. Значит, все материалы, вошедшие в нее, в том числе и Алуэнские каноны, ничего общего не имеют с армянской действительностью. По их мнению, Алуэнские каноны являются памятником «албанской» словесности и отражают социально-экономические и церковно-правовые отношения лишь средневековой Албании, причем под термином «Албания» подразумевают не Собственно Алуанк *** с проживающими там «алуанскими племенами», а весь Северо-Восточный край Армении, т. е. наhанги Утик, Арцах и часть Пайтакарана с армянским населением.

Однако эти утверждения являются голословным заявлением, результатом неверного осмысления исторической действительности, царившей в Закавказье в средние века (см. коммент. 22 к первой книге).

В самих Алуэнских канонах, в некоторых пунктах имеются ссылки на постановления предыдущих соборов армянской церкви. Так, в 15-м каноне читаем: «...как это написано в канонах», в 16-м каноне: «...судить их согласно канонам», а в 21-м: «...лишь после того, как он уплатит пеню, установленную канонами». Из этих намеков явствует, что при составлении Алуэнских канонов имелись в виду, как мы уже сказали, прежние каноны армянской церкви, а в некоторых случаях налицо полное соответствие.

Подробно об Алуэнском соборе и деятельности царя Алуанка Вачагана Благочестивого см. ***).

101. Хореепископ — в восточных церквах хореепископами назывались епископы сел и гаваров. До середины IV в. хореепископов было довольно много, и они обладали полным статусом епископа. В дальнейшем их права, постепенно урезываются и в конце концов они полностью подчиняются городским епископам. Институт хореепископов к VI в. уже был упразднен.

102. Азаты — низшее дворянское сословие. В армянских источниках они всегда упоминаются после нахараров — крупных феодалов. Это свободные от податей вассалы крупных феодалов, самостоятельное сословие населения Армении. Слово азат заимствовано из пехл. aezat, перс. azad. Я. Манандян считает верным мнение Н. Эмина, И. Карста и И. Джавахова о том, что в Армении азатами назывались мелкие феодалы. Однако Я. Манандян отмечает, что этот термин, помимо обычного значения, имел и более широкое значение и охватывал всех феодалов вообще. Из них в основном набиралось армянское войско, о чем свидетельствуют термины ***.

103. Рамики — низшее сословие, основной производящий слой народа. По Г. Гюбшману, слово *** восходит к парф. ramik, которое соответствует новоперс. ram, rama, что следует и переводить gemeines Volk, gemein, (H. Hubschmann, Armenische Grammatik, S. 253) как низший социальный слой населения в смысле толпа, масса. Рамиками назывались вообще простолюдины — как шинаканы, так и городское население — ремесленники, т. е. все те, кто не принадлежал к сословиям азатов — дворянства или духовенства.

104. В тексте: *** — Это первое упоминание о селе Каланкатуйк в «Истории страны Алуанк», находившегося на расстоянии 9 фарсахов (приблизительно 52 км) от современного села Барда, на берегу реки Трту. Каланкатуйк соответствует Каланкатусу — Qalgatus, или Qalangatus, упомянутому Истахри. В армянской топонимике обычно правильная форма именительного пад. мн. числа оканчивается суффиксом (*** т. д.), который в винительном падеже превращается в *** — (*** то же название встречается в и т. д.). В письменных источниках одно и обеих формах, как, например, *** и т. д. Согласно Маркварту, Qalangatus лежал на пути из Двина в Партав и дальше, на берегу реки Трту, недалеко от села Дютакан (см. ***, а также J. Markwart, Das Lunerar von Artaxata nach Armastica, Wien, 1928, S. 56).

105. Драм — денежная единица, пехл. dram, перс. direm, заимствован из греческого Jracmh. Мера веса в древней Греции = 3,4 грамма. Согласно Анании Ширакаци, драм — четвертая часть сатера, или 1/80 часть литра.

106. В тексте: ***. К. Патканян переводит: — Когда рукополагают священника или дьякона, то 4 драхмы священнику, 2-дьякону, 3-человеку свободному или из царской крови и т. д. Переводчик по ошибке соединил два канона в один. В подстрочном примечании он пишет: Переведено слово в слово. Смысл многих параграфов не ясен.

107. В тексте: *** — церковный налог, подать, десятина, взымаемые от паствы, приношения и возношения священнослужителям, установленные в Библии Птул — десятина из земледельческих продуктов — плоды и злаки, а hас — налог из продуктов животноводства и жертв, приносимых богу. «И возьми грудь от овна вручения, который для Аарона, и принеси ее, потрясая пред лицем Господним; и это будет твоя доля. И освяти грудь приношения, которая потрясаема была, и плечо возношения, которое было возносимо, от овна вручения, который для Аарона и для сынов его» (Исход, 29, 26, 27). Эти приношения священнослужителям, установленные в Библии впоследствии, были переняты и христианской церковью и утверждены специальными канонами на местных соборах (см. ***).

В канонах армянской церкви и судебниках размеры птула — церковной подати установлены: десятая доля (десятина) от продуктов земледелия и определенная часть продуктов животноводства.

108. Туаник — по Н. Адонцу зажиточный крестьянин, заимствован из пехл. tuanik, перс. tuvana — сильный, мощный, корень zend. tau (см. Н. Адонц, Армения в эпоху Юстиниана, СПб., 1908, с. 486, подстроч. примеч. 2).

109. Грив — мера сыпучих. Греч. metron, saton. Согласно подсчетам Я. Манандяна, грив равен 9,729 граммам (см. ***).

110. В тексте: ***. Пас — мера жидкостей. Засвидетельствован в армянских нарративных и эпиграфических источниках. Размер паса установлен С. Авакяном. По его расчетам, 1 пас равен 10 ксестам. Как полагает Я. Манандян, 1 ксест равен 532 г. (см. ***). Следовательно, 1 пас равен приблизительно 5,5 литра (см. ***).

111. В тексте: *** — сок виноградный, Glecoz.

112. Гзат — вообще шерсть, мех, от сирийского gezzeda. Из данного контекста следует, что гзат означал определенное количество шерсти, вес которого не установлен.

113. Шинаканы — основное крестьянское население средневековой Армении, платящее феодалам подати, от которых были свободны привилегированные феодальные сословия — азаты и духовенство. Иногда они называются *** — аназат, то есть неазаты, но это не значит, что они были совершенно бесправными, рабами. Как указывает Я. Манандян, из канонов Шаhапиванского собора следует, что шинаканы, прикрепленные к своим землям, пользовались личной свободой, имели некоторые личные права. Так, они могли иметь личную собственность, приобретать недвижимое имущество, которое могли оставить своим детям или наследникам. Шинаканы, совершившие, преступления, платили штраф, который был лишь вдвое больше штрафа, уплачиваемого азатами в подобных случаях, и только по решению суда можно было подвергнуть их телесным наказаниям.

Резюмируя подробный анализ многочисленных свидетельств армянских первоисточников о шинаканах, Я. Манандян приходит к выводу, что по своему правовому положению шинаканы в древней Армении напоминают крестьян Сасанидской Персии, византийских колонов, немецких крестьян, называемых Hoerig, и определяет их правовое состояние как *** — полусвободные крепостные. При этом Я. Манандян допускает возможность существования также общинного землевладения (см. ***). Поскольку Армения являлась главным образом аграрной страной, то шинаканы составляли подавляющее большинство рамиков. Шинаканы, как и рамики, противопоставляются азатам-нахарарам., духовенству.

114. В тексте: *** — гайтанк от глагола *** — поскользнуться, оступиться, допустить ошибку, в данном случае в смысле совершить нарушение христианских канонов.

115. В тексте: ***. К. Патканян переводит: сына взять в церковь. Неверно перевел и В. Аракелян: ***, т. е. возвратить краденное в церковь. Правильное объяснение слова *** дал Г. Гюбшман. Как он полагает, *** означает Gueter, Besitz от новоперс. xvasta, т. е. имение (см. Н. Hubschmann Armenische Grammatik, S. 161).

Как полагает Я. Манандян, шестой канон царя Вачагана свидетельствует о том, что священникам выделялись земельные участки для пользования, но не в полную собственность, а как dominium util, то есть в наследственное пользование, однако высшее право собственности dominium directum принадлежало церкви. Следовательно, в данном предложении *** означает взять у провинившегося настоятеля или монаха его имение dominium util и вернуть церкви (см. ***).

116. Гусан — ***, вообще народный певец, сказитель. Гусаны в древней Армении, переходя из одного района в другой, под аккомпанемент различных музыкальных инструментов пересказывали легенды и предания, песни и поэмы, иногда и свои собственные произведения. Здесь *** употреблено в значении музыканта, аккомпанирующего плакальщицам.

117. У армян-язычников был обычай оплакивать умерших, скорбеть по ним и причитать. Вспомним, например, описание похорон царя Арташэса (см. Мовсэс Хоренаци, кн. II, гл. 60, 61). После принятия армянским народом христианства церковь упорно боролась с языческими обычаями и обрядами, укоренившимися в народе. Эта борьба отражена в данном каноне, который устанавливает строгое наказание для тех, кто еще оплакивал покойников по языческим обычаям.

Перевод В. Аракеляна гласит: ***. Смысл канона искажен. Наказание налагалось на всех вообще за оплакивание покойников, а не только за оплакивание главы семьи, как вытекает из его перевода. Канон предписывает наказание только хозяину дома, главе семьи, оплакивающей покойника и гусанам, а не всем оплакивающим.

118. В тексте: *** — анашхарhик — здесь означает пришелец, чужестранец, то есть поселившийся где-либо, пришелец из других мест. Слово это засвидетельствовано и у других армянских авторов — Агафангела, Елишэ. Разгневанный отказом Григора (будущего армянского католикоса), преподнести венок из цветов языческой богине Анаhит, царь Трдат говорит ему: «Ты муж чужестранец и анашхарhик, пришел, примкнул к нам... (см. Агафангел, § 50). Ч. Довсет перевел. stranger — в смысле чужестранец.

Некоторые исследователи полагают, что термин *** армянских авторов восходит к древнеперс. ansahrik и означает военнопленный, обращенный в раба, а позже — просто раб (см. С. Еремян, Экономика и социальный строй Албании III-VII вв. Очерки истории СССР, М., 1958, с. 310). Этого мнения придерживаются также Н. Пигулевская и А. Периханян. Б. Улубабян усмотрел в термине иной, буквальный смысл *** — несветский, то есть отшельник, пустынник (см. ***). Однако с этим нельзя согласиться.

119. Рассматривая вопрос о локализации области Гардман, З. Буниятов как-то вскользь заметил, что грузинская крепость Хунани, расположенная на восточном краю области Гардмани при впадении реки Кциа (Храма) в Куру, носящая ранее название Мткуарис-Цихе, позднее стала называться арабо-тюркским именем Кыз-каласы (см. Albanica III, «Известия АН АзССР», серия обществ, наук, 1964, № 4, с. 88, подстроч. примеч. 3). Замечание это интересное. Отметим, однако, что переименование крепости Хунани (армянское название — ***) не единственный случай. Начиная с XII-XIII вв., когда на территории Армении осели тюрко-сельджукские кочующие племена, древнеармянские географические названия менялись ими повсеместно в соответствии с произношением этих племен или по народной этимологии. Так, например, город Партав был переименован в Барда, монастырь Амараса в Аг-оглан, монастырь Танаhата в Кара-ванк, церковь Воскепар в Аскибар, гора Дизапайт в Зиарат, гавар Дизак в Замзур, озеро Севан в Гокча, река hРаздан в Занги и т. д., и т. п.

Более того, совершенно вытеснены армянские географические названия Утик, Арцах, Сюник, Пайтакаран и многие другие, существовавшие тысячелетиями. Только на небольшой карте, помещенной в конце статьи З. Буниятова (с. 92), охватывающей лишь отдельные гавары наhангов (областей) Гугарк, Утик и Арцах, отмечены река Занги, Хунзур, Инджа-чай. Тарс-чай, Гасан-су, Зегамчай, Шамхорчай, Джагирчай, Кашкар-чай, Кюрек-чай, крепости Агджа-кала, Кала-Боюн и др., названия, которые не засвидетельствованы в древних армянских источниках. Эти новые названия ничего общего не имеют с исторической топонимкой Армении. Трансформирование или замена одного названия совершенно другим не случайны и имеют свои причины. Явление это отнюдь немаловажное. Эти глубокие изменения в топонимике могут объясняться лишь появлением на данной территории новых этнических групп, в данном случае турко-сельджукских племен, вторгавшихся в Закавказье в XI веке.

В статье Albanica III З. Буниятова нет четкого представления о понятиях *** — наhанг (область, провинция) и *** — гавар (район). Ему неизвестно, что по *** VII века Великая Армения состояла из 15 наhангов или ***-ов (краев), административно-географических единиц, обширных областей, каждая из которых в свою очередь делились на более мелкие административно-географические единицы — гавары. Не зная об этом, З. Буниятов стирает исторически сложившиеся границы между наhангами Арцах и Утик, распространяя границы Утика к северу от реки Куры, а всю территорию к северу от озера Севан объявляет Гардманом, что не соответствует исторической действительности (кстати, З. Буниятов пишет Ути, что неверно, должно быть *** — Утик). Результатом незнания исторической географии является также утверждение З. Буниятова о том, что якобы «восточная граница Гардмана доходила до реки Ганджачай, западная же менялась в зависимости от политических событий, однако она постоянно доходила до реки Акстафачай. В состав Гардмана входили также округа Парисос, Кусти и Заве», поскольку Парисос (должно быть Парнес, ибо Парисосом называлась крепость в гаваре Парнес), Кусти и Заве (должно быть Мец-Куэнк) являлись гаварами наhанга Арцах. между тем Гардман являлся одним из гаваров наhанга Утик и лежал узкой полосой на правом берегу реки Куры. Гавар Гардман никогда не был таким обширным, как это представляется З. Буниятову. Границы наhангов и их гаваров не изменялись так легко. Изменения могли претерпевать границы владений того или другого князя, расширяясь или сужаясь, тот или другой гавар мог стать в конкретный отрезок времени самостоятельным княжеством. Как, например, в IV в. указанные З. Буниятовым Колбопор и Джорапор (неверно, должно быть Дзоропор от армянского слова *** — дзорущелье), но это отнюдь не означает, что географически они перестали принадлежать наhангу Гугарк.

Считаем необходимым отметить, что в научных исторических исследованиях следует приводить не современные названия, а исторические, т. е. топонимику, засвидетельствованную в древних нарративных источниках.

120. Здесь нелишне привести поправку Н. Акиняна: «Отрывок Вардан Храбрый — владетель Гардмана, Хурс Германосан», упомянутые в числе родоначальников, вычеркнув «Вардан Храбрый», читаю следующим образом: «владетель Гардмана — Хурс Германосан», что следует понимать: Хурс сын Германоса (?) владетель Гардмана (подчеркнуто Н. Акиняном — Ш. С.). Благодаря этому восстановлению во второй раз на историческую арену вступает упоминаемый с похвалой Корюном «Князь Гардмана, которого звали Хурсом» (12, 1), приютивший вардапета Маштоца, приблизительно в 417 г.» (см. ***).

121. Речь идет о великом армянском ученом Маштоце (361-440), создавшем на рубеже IV-V вв. письмена для армянского народа, иверов и гаргарийцев. В древней столице Армении — Валаршапате или Нор калаке им были открыты первые национальные школы, где велось обучение на армянском языке. Многие его ученики, после окончания местных школ были отправлены для усовершенствования своих знаний в культурные центры античного мира — в города Афины, Александрию, Рим, Эдессу и т. д. Возвратившись на родину, они развернули неутомимую литературно-переводческую деятельность. Некоторые труды античных авторов сделались достоянием современной цивилизации благодаря армянским переводам тех времен, поскольку оригиналы их утеряны безвозвратно.

Имя Маштоц учеными объяснялось различно. Ссылаясь на новые работы советских востоковедов, в частности на исследования П. Рости, Г. Меликишвили и Э. Грантовского о переходе zd в st, А. Мнацаканян дает новую этимологию имени Маштоц, основой которого, по его мнению, является мазд — мает первоначально означающий, твердый, крепкий, сильный, прочный, впоследствии обретшие и значения сверхсильный, сверхмудрый, сверхсовершенный, всесильный, какими являются иранский бог Аhура-Мазда, и армянский Баг Машту-Арамазд ***.

Подробно о создании алфавитов и о просветительской деятельности Маштоца см. Корюн, Житие Маштоца. Перевод с древнеармянского Ш. Смбатяна и К. Мелик-Оганджаняна, Ереван, 1981; см. также ***).

122. О паломничестве Маштоца в Иерусалим и о частице Креста Господня, якобы приобретенной им, из других армянских источников неизвестно ничего. Трудно сказать, из каких источников черпал Мовсэс Каланкатуаци эти сведения.

123. Биограф Маштоца, его ученик и соратник Корюн рассказывает о проповеднической и просветительской деятельности Маштоца в гаваре Голтн и в Иверии. Свидетельство Мовсэса Каланкатуаци о том, что Маштоц распространил свою деятельность вплоть до Кавказского хребта и до ворот Чора, не следует понимать буквально. Автор, видимо, имеет в виду деятельность учеников Маштоца, продолжавших его дело.

124. В Тексте: *** где слово *** искажено и непонятно. Перевод К. Патканяна дикие горские племена по смыслу можно считать правильным, однако следует отметить, что неверно переведена последняя часть предложения. Так, слова *** нельзя переводить он знакомил их с письменностью их языков, ибо на их языках не существовало письменности. Почти так же перевел и Ч. Довсет: А perfect preacher and apoctle to the barharous mauntain tribes, he taught them to write in their own language.

Неверен также перевод В. Аракеляна: ***. Подчеркнутому нами слову *** — саростайнов (вин. падеж от ***) засвидетельствованному только в «Истории страны Алуанк», в примечании 119 В. Аракелян дает следующее, ничем не обоснованное объяснение: «Саростанцы — племена, проживавшие на Северном Кавказе, которых, согласно Каланкатуаци, Маштоц обучал грамоте» (на их же языке). Но это недоразумение, такого племени не было. Восстановив правильную форму от *** многие авторы включили его в свои словари. Так, например *** мы находим в *** и в словарях Гр. Пештмалчеана, Р. Ачаряна, Ст. Малхасянца, причем *** и Гр. Пештмалчеан объясняют его «горцы, жители Кавказа», Р. Ачарян же, связывая слово *** со словом *** — царский, княжеский город и ссылаясь на Каланкатуаци, приводит *** и объясняет — *** — жители гор. Ст. Малхасянц, заимствовавший это слово из предыдущих авторов, пытается более точно передать смысл слова, отождествляя *** с ***, что означает горцы, народы, проживающие в горах, с чем, разумеется, нельзя согласиться. Как нам кажется, слово *** неподдающееся объяснению, есть искажение от *** — саротнеайцн. Отметим, что еще Н. Эмин в своем издании исправил его ***. Правильнее *** (саротнеайцн) — сложное слово, состоящее из армянских слов сар (гора) + вотн (нога, подошва, ступня) + еай (суф.) + ц (показатель множ. числа род. п.), означающее — жители подножия гор. Оно составлено по аналогии с другим сложным словом *** — лернотеайсн, засвидетельствованным Мовсэсом Хоренаци, имеющим тот же смысл (подробно см. ***. Наше объяснение данного слова подкрепляется и словом *** — саротн, также засвидетельствованным только в «Истории страны Алуанк», имеющим значение подошва горы (см. коммент. 87 ко второй книге). Исходя из вышеизложенного можно сказать, что ни на Северном Кавказе, ни тем более в Закавказье никогда не существовало мнимого племени ***.

125. *** — сложное слово, состоящее из *** — hайр (отец, священнослужитель) и пет (глава, начальник священников, епископов, т. е. первосвященник, архипастырь архисвятитель). Здесь речь идет о патриархе Иерусалимском.

126. Астлаблур — в переводе означает Холм звезд, от армянских слов *** — астл (звезда) и *** блур (холм).

127. Нам непонятно, почему не подозревая и в этот нежданный час? Ведь они уже знали о нашествии северных племен, почему и зарыли мощи. Ведь выше было сказано: доносились до них ужасные роковые крики...

128. Теофил — имя князя гуннов по крещении.


 


КНИГА ВТОРАЯ

ИСТОРИИ СТРАНЫ АЛУАНК

ГЛАВА I

Дата: 2018-09-13, просмотров: 48.