Цар.12:25 . И обстроил Иеровоам Сихем на горе Ефремовой и поселился в нем; оттуда пошел и построил Пенуил.

Первым делом Иеровоама было внешнее укрепление своего государства: постройка и укрепление важнейших в каком-либо отношении городов Сихема и Пенуила. Оба города давно существовали – с патриархальных времен: Сихем известен из истории Авраама (Быт. 12:6), Иакова (Быт. 33:18, 34:1–31) и Иисуса Навина (Нав. 20:7, 24:1); сыном Гедеона Авимелехом он был разрушен (Суд. 9:45), но затем был восстановлен (ст. 1 данной главы), и Иеровоам должен был лишь укрепить и обстроить Сихем как столицу в начале своего царствования. Пенуиль, у LXX-ти слав. Φανουήλ, "Фануил", встречается в истории патр. Иакова (Быт. 32:30), (Onomast. 918), находился при потоке Иавоке в Заиорданье (сближается теперь с развалинами Эл-Маара). Гедеоном впоследствии был разрушен (Суд. 8:9, 17). Иеровоам укрепляет его частью против нападений моавитян, частью от Иудейского царства. По предположению Stada (Gesch. I, 351), Иеровоам даже перенес резиденцию свою за Иордан в Пенуил по случаю разрушения Сихема при нашествии Сусакима (3Цар. 14:25).

3Цар.12:26 . И говорил Иеровоам в сердце своем: царство может опять перейти к дому Давидову;

Цар.12:27 . если народ сей будет ходить в Иерусалим для жертвоприношения в доме Господнем, то сердце народа сего обратится к государю своему, к Ровоаму, царю Иудейскому, и убьют они меня и возвратятся к Ровоаму, царю Иудейскому.

Иеровоам чувствует опасность для своего царства и с другой стороны – со стороны интимной религиозной связи израильтян с Иерусалимом и храмом: разделением царства на два разорвана была лишь династическая связь между обоими царствами, но религиозное тяготение Израиля к храму Соломонову оставалось во всей силе, выражаясь в частых посещениях израильтянами Иерусалимского храма для жертвоприношений (ст. 27), (2Пар. 11:16). Это, по справедливому опасению Иеровоама, могло со временем привести к слиянию обоих царств, и, конечно, под скипетром потомка Давидова – Ровоама. И вот, для предотвращения этого нежелательного для Иеровоам исхода, он углубляет образовавшееся разделение единоплеменного народа религиозным расколом между двумя царствами – введением нового богослужебного культа для своего, Израильского, царства. «Так благодарит он Бога, давшего ему царство! Так верует Богу, обещавшему сохранить оное!» (Филарет, с. 233, прим. ).

3Цар.12:28 . И посоветовавшись царь сделал двух золотых тельцов и сказал [народу]: не нужно вам ходить в Иерусалим; вот боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли Египетской.

Цар.12:29 . И поставил одного в Вефиле, а другого в Дане.

3Цар.12:30 . И повело это ко греху, ибо народ стал ходить к одному из них, даже в Дан, [и оставили храм Господень].

Цар.12:31 . И построил он капище на высоте и поставил из народа священников, которые не были из сынов Левииных.

Цар.12:32 . И установил Иеровоам праздник в восьмой месяц, в пятнадцатый день месяца, подобный тому празднику, какой был в Иудее, и приносил жертвы на жертвеннике; то же сделал он в Вефиле, чтобы приносить жертву тельцам, которых сделал. И поставил в Вефиле священников высот, которые устроил,

Цар.12:33 . и принес жертвы на жертвеннике, который он сделал в Вефиле, в пятнадцатый день восьмого месяца, месяца, который он произвольно назначил; и установил праздник для сынов Израилевых, и подошел к жертвеннику, чтобы совершить курение.

Сущность религиозной реформы Иеровоама, задуманной и выполненной по указанным политическим мотивам, состояла в том, что, посоветовавшись, может быть, с главами государства, он слил (3Цар. 14:9) двух золотых тельцов (по LXX: δύο δαμάλεις, так и блаженный Феодорит, вопр. 42; слав.: «две юницы златы»), поставил их на противоположных концах своего царства – южном, – в Вефиле (евр.: Бет-эл – на границе колен Ефремова и Вениаминова), (Нав. 8:9;Быт. 28:19, 35:15); (Onomast. 205, теперь Betin) и северном – в Дане (прежде Лахис), (Нав. 19:47; Суд. 18:29; Иер. 4:15), получил название "Дан"от колена этого имени; по И. Флав. Иудейские Древн. VIII, 3, 4, ср. V, 3, 1, лежал у истоков Малого Иордана, близ Сидона; по Евсевию и Иерониму, самое название «Иордан» происходит от слова «Дан», Onomast. 308; теперь Дан – Tell-el-Kadi; поставил «на пределах царства, чтобы, одни, приходя к одной (юнице), а другие к другой, и не затрудняясь в этом по причине близости, охотно согласились не ходить в столицу» (блаженный Феодорит, вопр. 42). Хотя оба эти пункта могли и ранее почитаться священными, по крайней мере, о Вефиле это известно, но при назначении средоточных пунктов богослужения Иеровоам руководился, видимо, соображением удобства посещения этих святынь и возможно большей децентрализации культа. По мысли Иеровоама, в тельцах его представлен был образ истинного Бога, Иеговы (по И. Флав. , Иудейские Древн. VIII, 8, 4, Иеровоам соорудил «два тельца в виде символических представителей Господа Бога»), почему он усвояет им изведение Израиля из Египта (ст. 28), (ср. Исх. 32:4, 8) и затем устрояет храмы для них (31 ст.) и учреждает культ по образцу Иерусалимского (ст. 31–32), с теми двумя изменениями, что ввел всеобщее священство, с уничтожением исключительных прав на него Левиина колена (ст. 31), (2Пар. 11:14); «В этом одном, – замечает блаженный Феодорит, – поступал разумно, потому что священники Божии не должны были служить тем, которые не боги», и праздник Кущей (не названный прямо в тексте), ср. (Суд. 21:19; Иез. 45:25) перенес с седьмого месяца на 15-е число восьмого месяца – по климатическим условиям северного царства (вследствие более позднего здесь созревания хлебов), как полагают некоторые, или просто для отличия от Иудейского царства. И священный писатель признает введенное Иеровоамом тельцеслужение менее ненавистным Богу, чем чистое язычество (3Цар. 16:31–33; 4Цар. 3:2–3, 10:30–31). Тем не менее, воплощение Иеговы в чувственном образе тельца было прямым и грубым нарушением второй заповеди десятословия и попранием основного духа Ветхого Завета с его требованием без образного служения Иегове (Исх. 20:4–5; Лев. 26:1; Втор. 4:15–19, 23, 5:8–9 и др.); было именно тяжким"грехом» (30 ст.) Иеровоама и народа, обнаруживших в этом чисто языческое настроение, ищущее своего удовлетворения в чувственном изображении невидимого, неизобразимого Бога. «Это-то обстоятельство, – говорит И. Флавий, – стало для евреев началом всех бедствий, и было причиной того, что они впоследствии были побеждаемы в войне с чужеземными народами и подпадали игу их», а в конце концов царство Израильское перестало существовать. О сущности, характере, происхождении и устройстве культа тельцов см. в обстоятельной диссертации П. М. Красина, Государственный культ Израильского (десятиколенного) царства, Киев, 1904, а также у проф. Ф. Я. Покровского, цит. соч., с. 299–331.

Дата: 2019-12-09, просмотров: 11.