ХОРОШАЯ НОВОСТЬ ДЛЯ РАЗБОРЧИВЫХ В ЕДЕ (И ИХ РОДИТЕЛЕЙ)

Ученые доказали, что до 30 процентов четырех– или пятилетних детей или очень требовательны к еде, или кушают очень мало. Недавно проведенное в Финляндии исследование позволило сделать вывод, что у родителей нет причин для серьезных опасений. Были опрошены папы и мамы около 500 детей, которые находились под наблюдением с семимесячного возраста. В этой работе участники эксперимента, которые плохо кушали, были названы детьми, что едят слишком мало в большинстве случаев или время от времени, по мнению их родителей. В пятилетнем возрасте дети, которые плохо ели, как правило, оказывались меньше по росту и весу, чем их сверстники, но они были меньше от рождения, и, как предположили исследователи, им требовалось меньше пищи для поддержания сил. Другими словами, дети, которые плохо кушали, на самом деле потребляли столько же пищи, что и сверстники, относительно своего веса и роста. Однако обнаружилось одно различие: дети, кушавшие плохо, получали больше калорий во время «легких перекусов», а не в основные приемы пищи. Важный вывод для родителей: хорошо бы иметь под рукой много здоровой и полезной еды для «перекусов» (так называемых снеков).

 

Он на самом деле ничего не ест? Обычно родители не учитывают потребление жидкости или снеков между кормлениями. Проследите в течение дня или двух за всем, что попадает в рот малыша, и вы будете удивлены. Может, он – «любитель быстро перекусить». И если это так, значит, он ест – но не то, что вы даете ему на завтрак, обед и ужин (см. врезку «Отучаем ребенка все время „перекусывать“» выше). Часто родители говорят, что ребенок жует только снеки. И тогда мне хочется спросить: «А кто им их дает? Добрая фея?» Мы должны быть ответственны за то, что едят малыши. И следить за этим.

Даже у детей, которые успешно начали брать прикорм, в данный период могут иногда возникать, как я их называю, «пищевые прихоти». Одни отдают предпочтение какому-то одному блюду и едят его снова и снова. Другие – не только требовательны, но и имеют особые причуды. И те и другие вызывают много беспокойства у родителей.

В раннем возрасте дети особенно склонны к пристрастиям в еде – и в том, что касается ее выбора, и в плане поведения. Они начинают требовать или одну определенную пищу, или несколько разновидностей таковой. Они едят это довольно долго, отвергая все прочее. Вот почему так важно давать детям только здоровую пищу – если окажется одно и то же блюдо, выбранное ими, то оно хотя бы будет полезно. Также помните, что если малыш отдал предпочтение какой-то конкретной пище, он часто станет требовать, чтобы вы давали ему ее снова и снова в течение длительного времени. У Софи, моего самого младшего ребенка, было – и до сих пор есть – множество причуд. Все они обычно заканчивались дней через десять, и после этого она какое-то время кушала нормально, а когда я уже начинала думать, что все позади, она снова зацикливалась на чем-то новом. Софи, которой сейчас уже восемнадцать, делала так всю свою жизнь – представьте! – яблоко от яблони недалеко падает. У меня тоже то одни предпочтения в еде, то другие, только я уже слишком взрослая, чтобы моя мама могла волноваться по этому поводу. Вероятно, склонность к пристрастиям в еде – семейное. Хотя мне никогда не приходилось видеть ни одного научного исследования на данную тему!

Необычное поведение, связанное с приемом пищи, ввергает родителей в еще больший стресс, чем система повторяющихся кормлений. Вот отрывок из постинга, оставленного на моем сайте мамой – назовем ее Келли, – чей сын двух с половиной лет от роду полностью подходит под такое описание. Женщина пишет, что, хотя ее чудесный малыш Девон – милый, нежный и забавный, тем не менее ее все больше расстраивает его поведение во время еды:

«Всякий раз во время кормлений и в перерывах между ними – например, перекусывая бананом или злаковым батончиком, разломленными надвое, – Девон отказывается доедать все до конца. Я никак не могу понять, в чем здесь причина. Разве что он видит, как едят взрослые, и не хочет, чтобы ему разламывали снеки и фрукты. Делает ли чей-то ребенок что-нибудь подобное?»

Чей-то? На самом деле так поступают очень многие дети. Женщины, написавшие комментарии к этой записи, рассказали много интересного; например, один малыш начинал капризничать, если мама давала ему сломанный крекер; другой отказывался кушать любую «смешанную» пищу, такую как тушеные блюда и запеканки; третий съедал только верхнюю часть тостов и всегда оставлял нижнюю. Некоторые дети всегда кушают в определенной последовательности: например, один малыш каждый раз перед едой требовал кусок банана. Или же они строго следят за тем, что именно ставят перед ними, не допускают, чтобы кто-либо трогал их еду, или требуют кормить их из какой-то конкретной тарелки или кружки. Вариантов существует множество, и ни один из них не повторяется. Кто может объяснить, почему дети так делают? Все мы люди, и у всех нас есть странности. Не исключено, что пищевые пристрастия передаются по наследству. Единственное, что я могу сказать: у большинства детей это проходит с возрастом… иногда.

Однако подобное не является причиной для беспокойства. На самом деле, если Келли слишком эмоционально реагирует на это или тратит чересчур много усилий на то, чтобы закрепить отвращение Девона к «сломанным» крекерам, она рискует ухудшить ситуацию.

Целый ряд вопросов, возникающих в данный возрастной период, касается поведения во время еды. Это могут быть проблемы следующего характера.

• «У моего ребенка отвратительные манеры – так и должно быть в его возрасте?»

• «Мой малыш не может сидеть спокойно за обеденным столом» (то, что я называю «синдромом извивающегося червяка»).

• «Ребенок бросает пищу, когда не хочет больше есть или когда она ему не нравится».

• «Он начинает сердиться во время еды – каждая мелочь выводит его из себя».

• «Малыш намеренно устраивает беспорядок – любит рисовать на столе соусом от спагетти».

 

Многие из поведенческих странностей во время еды являются продолжением подобных проблем, возникающих в течение дня, просто родители начинают их замечать только за обедом, особенно придя в ресторан, где это могут увидеть другие люди. Чтобы выяснить, не является ли проблема лишь частью чего-то большего, я задаю вопрос: «Он начал так себя вести недавно или это продолжается уже в течение какого-то времени? Если последнее, то в каких ситуациях происходит подобное? Чем обычно оно вызывается?» Чаще всего здесь нет ничего нового. Это результат бессистемного воспитания ребенка. Он ведет себя импульсивно, а родителей его выходки или смущают, или сердят. И они либо не обращают внимания, либо дают ребенку то, чего он требует (больше об «укрощении младенцев» см. в главе 8).

Предположим, ваш малыш рисует соусом от спагетти на столе. Что делаете вы? Думаете: «Не беда. Я все вытру», – и ничего не говорите ребенку. Игнорируете то, что он делает. А что происходит через несколько недель, когда вы приезжаете к бабушке и малыш начинает разрисовывать фамильную скатерть свекрови? Я бы сказала, что здесь нет вины ребенка. Вы должны были ему объяснить, что соус для спагетти предназначен не для рисования пальцами. Когда он сделал так в первый раз, вам следовало сказать: «Это – еда. В нее не играют. Закончишь кушать – отнеси свою тарелку в кухонную мойку».

Предположим, что ваша дочь слишком активна, она любит класть ноги на стол и отбивать ими ритм любимой детской песенки. А теперь вообразите, что она так же станет вести себя в ресторане. Вам захочется спрятаться под стол. Будьте последовательны и настойчивы. Чего бы непозволительного ни вытворял ваш ребенок, прямо скажите ему, что так поступать нельзя: «Мы не должны [назовите, что он делает] за столом». Если он не перестает, попросите его выйти. Вы можете позвать его обратно через пять минут. Благодаря такой последовательности и непрерывности дети понимают, не только чего следует ожидать, но и чего ожидают от них.

То же самое происходит и с бросанием пищи. Одно дело, когда четырнадцатимесячный малыш пробует делать движения и пытается кидать предметы, этому лучше не придавать значения (см. врезку «Ломайте хлеб, а не бейте тарелки!» выше). Но когда двух– или трехлетний ребенок выводит вас из себя, вы должны сказать ему, что он ведет себя плохо, и заставить его убрать за собой. Допустим, вы поставили перед своим двухлетним малышом тарелку с курицей, а он громко закричал: «Нет!» – и стал кидать кусочки на пол. Отставьте тарелку, сказав, что еду нельзя кидать. Поднимите ребенка со стула. Через пять минут попробуйте покормить его снова. Дважды дайте ему шанс, сказав, что потом он ничего не получит.

Может быть, это звучит слишком сурово, но поверьте мне, дети в данном возрасте уже знают, как манипулировать родителями. Мне приходилось видеть мам, которые, как аутфилдеры[9], пытались поймать на лету брошенную еду, ни слова не говоря своим детям о том, что так поступать плохо. Вместо этого они спрашивали: «Может быть, ты хочешь кусочек сыра?» А потом такое поведение приводило к вечной проблеме: ребенок начинал швырять не только пищу и игрушки, но и более опасные предметы (см. историю Бо в разделе «Типичные проступки детей от года до трех» главы 8). Вы должны делать правильные шаги каждый раз при кормлении, пока малыш не перестанет поступать неправильно. Проблема в том, что у родителей опускаются руки. Отступившись, родители только делают уборку и приводят все в порядок. Это обычная ситуация, но и достаточно серьезная, потому что папы и мамы таких детей не могут никуда с ним пойти. Я сама не выношу в ресторанах детей, которые не умеют себя вести. Они крошат хлеб, разбрасывают пищу, а родители как будто этого не видят – пусть убирает официант. Они не уважают сами себя во время еды.

Кто-нибудь скажет: «Малышу всего два года – он по-другому не умеет». Но кто должен научить его быть вежливым – и когда? Или добрая фея прилетит и даст ему урок хороших манер? Учителем должен стать родитель, причем чем раньше, тем лучше (см. главу 8).

Иногда проблему неправильного поведения можно решить, если внимательнее присматриваться к сигналам, поступающим от малыша. Если, например, мне говорят, что ребенок выходит из себя, я спрашиваю: «А может, он уже сыт?» Родители часто пытаются заставить ребенка съесть еще один кусочек, даже если малыш хнычет, отворачивает голову и лягается. И он в конце концов выходит из себя. Дело в том, что папе и маме надо было сразу же увести его из-за стола.

Непредумышленно родители способны посеять семена, которые впоследствии дадут всходы в виде новых, более серьезных проблем с едой. Пытаясь втолкнуть в малыша больше, чем помещается в его желудок, родители в перспективе лишают его возможности контролировать потребности организма и понимать, когда он сыт. Многие взрослые люди, имеющие избыточный вес, вспоминают свое детство, когда им давали много угощений и сладостей и хвалили за то, что у них такая чистая тарелка. Их родители, видимо, говорили: «Какая хорошая девочка, что все съела». И у детей еда начинала ассоциироваться с поощрением. Если у вас лично есть проблемы с едой, или вы постоянно сидите на диете, или у вас пищевая фобия, то займитесь этим и получи́те необходимую помощь, чтобы проблема не перешла к вашему ребенку.

Конечно, даже если у ребенка нет никаких проблем с едой, с кормлением все равно ассоциируется множество психологических стрессов. Нам хочется, чтобы наши дети были здоровы. Когда они не едят, мы, естественно, переживаем. Иногда нам что-то удается сделать, иногда – нет. В любом случае ответственность несем мы. Ребенок, которого правильно кормят, хорошо играет и крепко спит. Мы не только должны кормить малышей, чтобы поддерживать их силы, нам также следует уважать их индивидуальные особенности и даже их нестандартные реакции. Чтобы видеть это в реальном свете, вы можете познакомиться с таблицей ниже. В те дни, когда вы будете переживать, что ваш малыш слишком много ест, перечитайте этот чудесный отрывок, полный юмора; он появился на ряде сайтов для родителей. Анонимный автор – у которого, несомненно, тоже есть малыш – предполагает, что дети такие худые именно из-за этой диеты!

 

 

 

 

Глава 5

Дата: 2018-09-13, просмотров: 167.