Глава 7. Часть 13. Шикарный вид

- Я знал, что ты придешь, - отвернувшись от поля боя, прохрипел Уныние: "Ты настырный. И там, внизу, тебе не понравилось, что ты не смог меня убить, но я не Гордыня, а потому не начну глупо пытаться тебя побороть. Чувства - это не моё. Я ценю твою силу. Хоть ты и слабее меня".

- Верни всё обратно, - хладнокровно произнес Ахилл, за плечом грешника замечая неописуемую панику. Но некромант не слушал:

- Это ведь ты поборол Ракшаса? Красиво. Но... Посмотри-ка: мне кажется, благодаря тебе, демон стал еще страшнее, - ухмыльнулся он.

- Ракшаса уничтожил твой человек, - отрезал в ответ гопломах.

- Мой человек? О, нет, - протянул старик: "Если бы ты знал, что это за человек, то не посмел бы так разговаривать".

Ахилл не отвечал, приподнимая свой короткий меч и щит, скрывая им нижнюю часть лица.

- Как же глупо..., - со вздохом, будто его унизили, проворчал некромант: "Меч против магии. Ну, что ж. Дарую тебе последний миг, чтобы узреть этот шикарный вид. А потом - начинай".

Гопломах действительно бросил взгляд на хаос под гарнизоном, и его хладнокровие налилось адреналином: он пошёл спокойным шагом прямо на врага. Некромант двинулся навстречу, слегка приподнявшись в воздухе и оторвав ноги от земли. Паря, тёмный маг оказался лицом к лицу с воином и, замахнув руку, опустил её на щит. В момент удара ладонь Уныния обрела светло-зеленое свечение, что и позволило оставить на защите гопломаха очередную вмятину. Резко контратаковав в ответ, Ахилл отсек эту саму руку по локоть, заставив некроманта на этот раз ударить левой рукой. Слегка отшатнувшись от приложенной силы и заметив новую вмятину в металле, командир собирался было с разбега пронзить противника, но грешник опередил его. Поднятая вверх рука вызвала вокруг себя появление морозной ауры и кожа старика стала влажной, из-за того что лёд мгновенно таял при жаре, что царила в пещере. Некромант вскинул оледеневшую руку, и щит Ахилла моментально покрылся льдом.

- Эти шутки меня не возьмут, - спокойно ответил гопломах, подбежав к старику и дважды пытаясь нанести диагональные удары, но, быстро поняв, что Уныние предугадывает его движения, повернулся вокруг своей оси и, раскрыв руки, со всей силы приложился бронзовым щитом по старику.

Оледеневший щит моментально раскололся на тысячи кусков, которые начали таять на глазах, а его единственным упоминанием остались перевязанные ремни на руке гопломаха. Старик охнул от полученного удара и, если бы не левитация, очень ощутимо рухнул бы на спину, но способность парить не позволила грешнику пасть. Уныние воспользовался мигом промедления, когда Ахилл с раскрытыми руками стоял спиной к нему, и сразу же цепи, что крылись под его мантией, обхватили руки и ноги гопломаха.

- Неужели ты думал победить некроманта? Родоначальника греха Уныния? - искренно удивившись, прошептал старик. Ремни на его теле также ожили и, скинув нагрудник с воина, хлестнули Ахилла по спине. Командир удержал крик боли.

- Ирония, мой дорогой друг заключается в том, что единственный способ остановить живых мертвецов - уничтожить некроманта. А как раз этого ты и не можешь сделать. Ты унижен: я буду хлестать тебя вечно, а ты пока наслаждайся расправой над Королевской армией. Завидуешь? Представляешь, какое у меня могущество? Смотри... Вот сейчас я думаю о том, что было бы неплохо, если бы Ракшас, скажем... Ну, пусть он возьмёт какого-нибудь мальчонку помладше четырьмя руками и вырвет ему все конечности одновременно. О! Смотри! А ведь сбывается! Они слушаются меня!

- Ублюдок! - впервые не сдержал своей ярости гопломах, и дернул рукой, что держала короткий меч: безрезультатно. Цепь не позволила ему приблизиться к старику, закинув руку назад: единственное, что ограниченно мог делать Ахилл - двигать руками перед собой.

- Ублюдок-не ублюдок, - спокойно ответил Уныние: "А ты сам виноват: не надо было отрезать кусок моего тела", - после чего последовал очередной удар по спине ремнем. Командир выдержал и его. Понимая, что из пут некроманта не выбраться, видя, как гибнет армия разрозненных королевств, осознав, что Ракшас вошел в Цитадель и точно сметет дверь, удерживаемую отрядом Лукема, Ахилл принял единственное правильное решение. Будучи в подвешенном плавающем состоянии на цепях, мужчина дождался, когда его тело окажется максимально близко к некроманту и в этот самый момент, резко дернув обеими руками, Ахилл вонзил клинок себе в живот. Понимая, что, чем глубже лезвие окажется в его теле, тем сильнее затронет грешника, гопломах приложил все силы, и оружие остановило движение только на рукоятке. В ту же секунду командир почувствовал, как падает вниз - удержаться на ногах помогла только высота в полшага и жажда победы. Цепи и ремни некроманта болтались на парящем теле темного мага, лязгая по каменному полу. Оставшейся рукой Уныние держался за рану на животе, оказавшейся примерно в том же месте, что и рана воина:

- Ты же понимаешь, что рана..., - старик кашлянул кровью: "...несмертельна".

- Понимаю, старик, - ответил побелевший лицом гопломах: "Я целил так, чтобы не попасть себе в жизненно-важные органы... Чтобы у меня была возможность выжить... Не зря я считаюсь лучшим учителем ратного искусства..." - хрипло смеясь, прошептал воин, также выпустив кровь изо рта:

- Но вот эта рана будет для тебя смертельной, - на пошатнувшихся ногах Ахилл сделал два маленьких шажка, но их хватило, чтобы вскинуть меч. Кончик лезвия перерезал горло некроманта, оставив голову на туловище, но вызвав обильное кровотечение. Левитация пропала, и старик упал, в последний раз лязгнув цепями. Вслед за ним, лицом на пол, пал Ахилл. Он уже не видел, как мертвецы принялись один за другим испускать дух, и обездвижено валиться на каменную землю. Гопломах не видел, что четверть мужчин Королевской армии в этой битве остались живы лишь благодаря нему. Командир не знал, что минута промедления стоила бы оставшихся жизней отряда Лукема, ведь мертвый Ракшас уже разносил в щепки двери зала.

Фортис и другие воины монастыря, учуяв повсеместное успокоение, быстро выглянули в окно и изумились, увидев, что практически все войска Цитадели были разбиты. Королевская армия уничтожала оставшиеся сотни Убийц, полностью лишенных боевого духа.

- Быстро все наверх! - убедившись в правильности решения, велел Фортис. Защитники Лукема, бегом взобравшиеся на гарнизон, направились к командиру. Убедившись, что он еще жив, Фортис оставил двоих из отряда следить за Ахиллом, а остальных отправил на стену гарнизона, криками оповестить и вдохновить людей завершенным захватом крепости врага. Когда соратники занялись каждый своим делом, Фортис поднял с пола книгу Чернокнижника Чревоугодия и засунул под накидку, думая о том, что ей самое время попасть в руки к Отцу, а затем, очевидно - в подвал монастыря.

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 251.